УСПЕНСКИЙ ХРАМ: ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЖИЗНИ
184
Храм Успения Божией Матери – самый молодой из бронницких храмов и, возможно, наиболее из всех пострадавший в годы советской власти. Он позже других был возвращен верующим и на данный момент особенно нуждается в восстановлении.
Успенский храм был построен в 1871 г. Как и многое в Бронницах того времени, строился он на средства местного мецената-купца Алексея Кононова. Новая церковь с высокой колокольней была выполнена из кирпича с белокаменным узором, такой стиль в истории архитектуры получил название «псевдорусский». 
Но храм принимал прихожан недолго. После прихода к власти большевиков, в 1928 году Главнаукой (главное управление научными, музейными и научно-художественными учреждениями) было принято решение считать основным критерием, по которому определяли принадлежность «сооружения» к памятникам – год его постройки. Согласно этому решению, все, что было построено после 1825 г., к памятникам не причислялось и государством не охранялись. 
С 1929 г. в СССР начался самый трагический период антицерковной кампании – массовое закрытие храмов, а затем и их массовое разрушение По негласной разнарядке полному сносу подлежали не менее половины храмов в каждом городе, большинство остальных были «обезглавлены» и перестроены под хозяйственные нужды. Бронницам удалось избежать разрушения городских храмов, но все они были закрыты. Кстати, Успенский храм закрылся последним в городе, в 1936 г. 
Дальнейшая судьба храма известна всем бронничанам – в его помещении расположился хозяйственный магазин. Соответственно, все внутреннее убранство было утрачено. Огромный красивый иконостас закрыли фальш-панелями, а в алтаре оборудовали кабинет директора. За время функционирования хозмага в храме несколько раз были сильные пожары. Никто, конечно, не заботился о спасении остатков церковной утвари. Была уничтожена уникальная лепнина, дубовый иконостас и все остальное церковное убранство.
Так шли годы, и мало кто из горожан советского периода продолжал воспринимать Успенскую церковь именно как храм. Все шли сюда за мебелью, сельхозинструментами, краской и прочими хозтоварами. После развала СССР в 1991 году, по всей стране началось возрождение церквей. Успенский храм был открыт самым последним в Бронницах – в 2003 году. Первым настоятелем возрождающегося храма стал молодой священник – отец Константин. Трудное ему досталось служение – храм нужно было восстанавливать практически с нуля. Остатки когда-то величественной лепнины отваливались от стен большими кусками, отсутствовало отопление, фундамент был сильно поврежден. Но в храм сразу потянулись люди. И их не смущало состояние помещения, они шли по зову души. Постепенно шло восстановление храма – провели газ, отремонтировали фундамент, из дсп-панелей соорудили алтарь.
Одна из самых больших потерь храма – это утрата огромного дубового иконостаса, практически полностью уничтоженного пожаром. И по сей день он оставался черным, закопченым. Слишком большие суммы необходимы на его восстановление. Отец Константин составил смету – по его подсчетам приведение иконостаса в относительно нормальный вид будет стоить порядка 3,5 млн.руб. Таких денег у общины на сегодняшний день нет. 
 
Протоиерей Константин МАЗЕЙКА, настоятель храма Успения Божией матери:
– Одним из важных достижений стало восстановление фундамента храма – это была большая работа. Склад хозяйственного магазина был пристроен почти вплотную к церкви, а скат его крыши был устроен таким образом, что вся дождевая вода сливалась на фундамент, и он пришел в негодность. Прежде дождевая вода так и стояла в подвале, и от этого стены в храме всегда были сырыми, появились грибок, плесень. Сейчас сделали отмостки, и вся вода уходит в пруд. Вообще при этих ремонтных работах мы узнали много нового о нашем храме. Когда наконец в 2009 г. Бронницкое горпо вывезло с территории храма склады хозяйственного магазина, и мы только начинали работы по восстановлению фундамента, то обнаружили за храмом захоронения. Всего пять склепов с кирпичной кладкой и мраморными надгробными плитами. В их числе – могилы известных бронницких купцов и меценатов Жужикова и Попова. Сейчас могилы в запустении, но когда-нибудь обязательно займемся их восстановлением, найдем потомков.
Интересно также, что в наших широтах стандартная глубина фундамента – 1,7 м, а в храме фундамент – 2,7 м, у колокольни – 3,7 м. И само устройство фундамента непростое – он сделан из обожженных камней, которые не впитывают воду. На самой глубине – маленькие камушки, с кулак, и чем выше – тем камни крупнее. Такая вот технология была у строителей, к делу они подходили серьезно. Когда отмывали копоть со стен, штукатурили их, обнаружили на одной из стен кирпичик с датой 1868. Видимо, кто-то из рабочих сделал такую пометку во время строительства храма. Я попросил этот кирпичик не закрашивать – это самая настоящая живая история.
Но на то она и община, что состоят в ней неравнодушные, бескорыстные, трудолюбивые люди. В мае 2017 года прихожанин Виталий Сергеев начал ремонт иконостаса своими силами. Виталий – индивидуальный предприниматель, занимается производством мебели, поэтому и все необходимые инструменты у него имеются. За пару месяцев проделана большая работа – иконостас практически полностью очищен от черной копоти. Два-три раза в неделю Виталий приходит в храм, взбирается на специально выставленные леса и с помощью шлифовальной машинки принимается за очистку иконостаса. Такая работа, конечно, сопряжена с риском для здоровья, был случай, когда он сильно надышался «отходами производства», проще говоря, пылью счищенной сажи. Виталий говорит, что сам каркас иконостаса еще довольно крепкий, требует не замены, а лишь приведения в порядок. 
А вот все иконы, к сожалению, пострадали невозвратно. Так и стоят они в алтаре – черные, растрескавшиеся… Что с ними делать, пока не решено. Однако, как часто это бывает в церкви, есть и случай чудесного спасения. Вероятно, при закрытии храма в 30-х годах некоторые тогдашние прихожане успели спасти часть икон, забрав их домой. Спустя почти 80 лет одна из спасенных икон нашлась на чердаке у одного из нынешних прихожан, и сейчас она вернулась в свой родной храм – почти как новая. Дверные петли иконостаса также хранят на себе печать времени – в прямом смысле этого слова. При их очистке проступило царское клеймо XIX века тульской фирмы Fenix. И это тоже символично – иконостас и весь храм спустя многие годы возрождается практически из пепла. 
– Я – православный искренне верующий христианин, – рассказывает прихожанин храма Виталий Сергеев. – Делаю я эту работу совершенно бесплатно в свое свободное время. Кто-то же должен это сделать… Началось все с иконостаса Илии Пророка, я предложил настоятелю отцу Константину свою помощь и получил благословение. Мне просто хочется внести свою лепту в восстановление храма. Я столкнулся с такими работами, которые я никогда прежде не делал – например, очистка известняка, советуюсь по этим вопросам со специалистами. Практически все работы пока делаю один, правда, время от времени в них участвуют и другие прихожане. Еще мой сын Тимофей помогает мне. Хочу добавить, что если у кого есть возможность и желание помочь, то любая помощь принимается с благодарностью.
Также Виталий приводит в порядок пол в алтаре, сейчас занимается очисткой солеи от въевшейся масляной краски, оставшейся еще со времен хозмага. Эти работы приходится проводить вручную с помощью кислоты, иначе никак – шлифовалка крошит камень, а краска только плавится и оставляет разводы. В некоторых местах приходится восстанавливать отбитые части ступеней, и Виталий признается, что впервые в жизни занимается такими работами. Планируется сделать в алтаре наливной пол, а чуть ниже на полу положить новую плитку.
Также сейчас проводятся работы по укладке дорожки вокруг храма. Это нужно не только для облагораживания территории, но и для совершения крестных ходов по праздникам. 
Подходит время начала вечерней службы, к настоятелю храма подбегают дети за благословением, пора заканчивать нашу беседу. Виталию нужно помогать батюшке во время службы, и он тоже торопится. Начинается служба, народу на ней немного. Большинство прихожан стоит, некоторые сидят на лавочках. В храме светло и свежо. И как-то по-домашнему уютно. Никто не обращает внимания заклеенный в некоторых местах скотчем пол, на фанерный самодельный алтарь. Несмотря на скромность убранства, чувствуется молитвенная атмосфера и уют. Большая заслуга в этом самого отца Константина. Его не огорчают материальные трудности, а самым ценным для своих прихожан и всех трудящихся в храме он считает сохранение атмосферы любви, чтобы созидался внутренний храм души. 
Выходишь после службы на улицу, и сразу чувствуется медовый запах цветущих лип. Тепло и хорошо на душе. И хорошо не только потому, что лето на дворе, и все вокруг зелено и красиво. А потому что есть в городе такие вот места, как Успенский храм, переживший трудные времена и на наших глазах возвращающийся к жизни. Места, где можно отдохнуть душой, даже не зная ни одной молитвы, где настоятель улыбается и рад видеть каждого, кто пришел к нему в храм, где люди становятся чище и добрее.
Юлия СУСЛИКОВА
смотрите также БРОННИЦЫ НА ВСЕМИРНОМ ФЕСТИВАЛЕ МОЛОДЕЖИ Открытие новых детских площадок
Назад