СУДЬБА БРОННИЦКОГО ИСТРЕБКА
  • Мать Михаила и Константина
    Мать Михаила и Константина
  • Михаил с женой
    Михаил с женой
  • Семья Ремизовых
    Семья Ремизовых
  • Ремизовы
    Ремизовы
  • Михаил с земляками
    Михаил с земляками
  • На демонстрации
    На демонстрации
231
Минуло уже 76 лет с той давней поры, когда началась Великая Отечественная война. И большинство коренных бронничан, живших в то суровое время, те, кого я знала с детства, давно покинули этот мир. А тогда, в далеком сорок первом, многие из них стали солдатами. Одних сразу призвали на передовую, в действующую армию, а другие прежде прошли суровую предфронтовую школу в Бронницком истребительном батальоне. О самом этом формировании и о тех, кто нес там службу с июня 1941 года и после, уже рассказывалось на страницах «БН». Сегодня мне хочется воздать долг памяти еще одному бронницкому «истребку», а в дальнейшем – фронтовику, настоящему Солдату Победы, сведения о котором есть в городской Книге Памяти. Это мой двоюродный брат, представитель известной в Бронницах фамилии, ветеран войны, труда и 38-го завода Михаил Михайлович РЕМИЗОВ. Его, к сожалению, уже нет на этом свете. Но горожане старших поколений хорошо помнят этого внешне неприметного, но очень достойного и немало повидавшего на своем недолгом веку человека.
Наверное, о каждом из членов семьи Ремизовых (у родителей было два сына и две дочери), можно рассказать что-то свое, особенное. Выживали они, как и другие бронничане в то непростое время, своим каждодневным нелегким трудом. Довелось им преодолеть многие довоенные испытания и тяготы. Но, при этом дружная и очень трудолюбивая семья сумела достойно пережить довоенную голодуху и лихолетье: выручали трудолюбие и хозяйственность. А еще семье помогал обеспечивать пропитание свой небольшой участок земли да природный летний «прикорм». В теплое время кормились и полем, и лесом – садовыми плодами, ягодами и грибами... 
Дети у Ремизовых во всем помогали родителям и при этом добросовестно учились. Михаил, вместе с братом и сестрой успешно окончил «красную» школу. А когда на страну напал враг, никто из них не прятался за чужие спины, все встали на ее защиту. Дети следом за отцом ушли на фронт, служили в действующей армии до самой демобилизации. Вместе главой семейства – Михаилом Ивановичем воевали и старшая дочь Антонина, и оба сыновей – старший Михаил и младший – Константин. Причем, у последних отправке на фронт предшествовала служба в Бронницком истребительном батальоне. 
Как мне известно из опубликованных позже документов, 42-й истребительный батальон (42 БИБ НКВД) в Бронницах был сформирован уже в конце июня 1941 года. Михаил был зачислен туда 17-летним и служил в пятом взводе. Батальон выполнял широкий круг задач и стал для вчерашних мальчишек не просто местным подразделением внутренних войск, а начальной школой военной подготовки. Ее азы, судя по воспоминаниям, прошли в те годы десятки молодых жителей Бронниц и окрестных сел. Здесь служили парни и девушки из Боршевы, Бояркино, Захарово, Никулино, Никоновского, Меньшово, Михеево, Кочиной Горы, Рогачево, Рыболово, Торопово, Федино и других мест. Одних бронничане Ремизовы хорошо знали еще до войны, с другими познакомились позже. Большинство парней в дальнейшем призвали в действующую армию. 
Служба «истребками», как позже вспоминал Михаил, казалось им, новичкам, делом очень интересным и увлекательным. Хотя никаких скидок на юный возраст им не делали. Обучали «истребков» огневой, строевой и тактической подготовке и даже рукопашному бою. Каждый имел личное оружие – винтовку, ходили, как в армии, в солдатских ботинках и обмотках. Выполняли все приказы командиров, участвовали в самых разных военных операциях по заданию Бронницкого НКВД – в розыске и задержании фашистских шпионов, диверсантов, дезертиров, бандитов, спекулянтов, нарушителей военного режима. Конечно, им, в то время совсем еще юным, непросто было направлять свои «трехлинейки» на людей, даже если сталкивались с явными врагами. Но законы военного времени беспощадны, и братья Ремизовы, как и все бойцы батальона, очень быстро это усвоили… 
Через много лет Михаил, случалось, вспоминал свою службу в 42-м БИБ, рассказывал о том, как патрулировал на улицах, как дежурил и на постах воздушного наблюдения, которые размещались на колокольнях Архангельского собора, на Никулинской и Никоновской церквей. Всего в районе были организованы более двух десятков таких наблюдательных постов. Чаще всего они, местные «истребки», дежурили на бронницкой колокольне. Парни должны были вести наблюдение за местностью и оперативно сигнализировать о появлении над городом вражеских самолетов. На самом верху колокольни при ветреной погоде наблюдателей продувало насквозь, и к концу 6-часового дежурства у них, бывало, зуб на зуб не попадал... Но, никто из них, 17-18-летних, по рассказам Михаила, не жаловался на тяготы казарменного быта. Все сознавали необходимость того, что им приказывали старшие по возрасту командиры.
У каждого из Ремизовых, как и у других бронничан, солдатская судьба после призыва на фронт сложилась по-своему. Сестра Антонина в действующей армии стала прожектористом 176-го зенитного артполка, стоявшего у той самой деревни Крюково, защищала от налетов фашисткой авиации столицу и Подмосковье. Брат Константин вместе с двоюродным братом Александром попали в одну батарею (даже в один расчет) 115-го зенитного артполка, который охранял от врагов небо блокадного Ленинграда. К слову, эту знаменитую зенитную батарею из-за того, что там служило немало жителей нашего района, даже называли «бронницкой». А самого Михаила после того, как он в марте 1943 года попал в действующую армию, направили в 164-й отдельный пулеметный батальон. 
Конечно, очень многим парням нахождение на передовой оставила свои отметины на теле и в душе. Но, как я слышала, все попавшие туда бронницкие «истребки» вспоминали добрым словом своих самых первых командиров, месяцы беспокойной службы в 42-м БИБ вблизи от родного дома. И что бы ни говорили нынче о деятельности частей НКВД в военное время, именно закалка и навыки, полученные в истребительном батальоне, помогли им, вчерашним мальчишкам, в дальнейшем выжить на и стать на фронте настоящими воинами, защитниками Отечества. Это видно и на примере самого Михаила, его братьев и многих других наших земляков. Красноармеец Ремизов принимал участие в героической обороне Москвы и в самом первом победном контрнаступлении советских войск. А в дальнейшем его, отличившегося в боях, командование назначило командиром расчета станкового пулемета и присвоило ему звание сержанта. 
 
Многие настоящие, а не штабные фронтовики после возвращения домой не любили вспоминать войну, которую пережили. Наверное, не хотели ворошить в памяти кровавые солдатские будни на передовой. Редко рассказывал о пережитом своим родным и Михаил Михайлович: слишком уж горький и скорбный груз испытаний и потерь лежал на его душе... Словно зазубренный осколок, навсегда врезалось в его сознание 9 февраля 1944 года. Именно в тот день сержант Ремизов получил тяжелое ранение и контузию. Несмотря на длительное лечение в эвакогоспитале №1237, он уже не смог вернуться в армейский строй и в июне предпобедного года был уволен из рядов Красной Армии. В Бронницы раненый фронтовик вернулся с заслуженными боевыми наградами – медалями Ушакова, «За Отвагу», «За оборону Москвы», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.», а позже был награжден еще тремя юбилейными медалями.
 
После демобилизации из армии жизнь моего двоюродного брата пошла уже по более спокойной и размеренной гражданской «колее». Михаил поступил на работу на оборонный 38-й завод. Бывшего фронтовика, так и не избавившегося от последствий ранений, приняли кладовщиком в инструментальный цех. Он добросовестно выдавал станочникам необходимый инструмент и вел его учет. Произошли изменения и в личной жизни Михаила: парень познакомился с веселой и трудолюбивой девушкой Тамарой Мочеловой, а дальнейшем они стали мужем и женой. Кстати, и сама Тамара тоже устроилась работать на этот завод кладовщицей – только на канцелярский склад. Первое время молодые супруги жили у родителей Михаила, а потом, стремясь к самостоятельной жизни, нашли съемное жилье... 
Со временем моему двоюродному брату, как участнику Великой Отечественной войны дали жилье без удобств в Гостином дворе, а уже после – ему, ветерану и добросовестному производственнику, руководство завода и профком выделили квартиру в жилом доме на улице Пущина... Думаю, брак Михаила и Тамары вполне можно назвать прочным и счастливым. У них родилось шестеро детей: пятеро девочек – Татьяна, Лидия, Галина, Екатерина, Ольга и один мальчишка – Дмитрий. Все их дети со временем стали самостоятельными людьми. Причем, большинство из них по сей день проживают в нашем городе. К слову, недавно мне довелось побывать в гостях у Дмитрия, который живет в родительской квартире. Уже солидного возраста сын вспоминал своих родителей только добрыми словами, показывал семейные альбомы с фотоснимками разных лет.
К сожалению, судьба отмерила вернувшемуся с фронта, но тяжелораненому Михаилу всего 53 года. Последние годы глубокие отметины войны все сильнее давали о себе знать Бронницкого ветерана часто мучили сильные головные боли, отказывалась служить парализованная рука. А весной 1977 года Михаил Михайлович почувствовал себя совсем плохо и 25 марта скончался. Хоронили его всем домом, проститься с ним пришли многие, тогда еще живые работники 38 ОПЗ... А доращивать потомство, вести его к самостоятельной взрослой жизни пришлось вдове фронтовика – Тамаре Петровне, которая пережила мужа на 26 лет. И она, как мне рассказал Дмитрий, несмотря на многие трудности, выполнила свой материнский долг. У всех детей из послевоенного поколения Ремизовых сложилась своя трудовая биография, есть свои достижения и успехи. И, что очень важно: все дети с теплотой и благодарностью отзываются о родителях. 
…Время быстротечно и неумолимо. Все меньше остается в маленьких Бронницах тех, для кого «грозовые сороковые» – не просто история, а часть прожитой жизни – с боевой службой на передовой или самоотверженным трудом в тылу. Совсем недавно, к примеру, ушел из жизни один из последних бронницких фронтовиков – младший брат Михаила, тоже заслуженный заводчанин Константин Михайлович Ремизов... Но как бы то ни было, даже после своего ухода представители поколения Солдат Победы навсегда остаются в благодарной памяти земляков. Думаю, что в городе будут помнить и Михаила Михайловича Ремизова – бронницкого «истребка», ставшего боевым командиром пулеметного расчета, а после войны – ветераном оборонного завода. Он прожил недолгую жизнь, но прожил ее с полной отдачей.
Елизавета СМИРНОВА-ЛАТРЫГИНА
Назад