“ДОРОГА К СВЕТУ” УЧИТЕЛЯ ДУНАЕВА
0
999

Без любимого занятия, помогающему человеку видеть красоту и понимать добро, жить трудно. Ведь благодаря ему и отдых с пользой проходит, и житейские тяготы вместе с природными катаклизмами легче переживать. Даже недуг и сильнейшая депрессия перед ним отступают… В этом убежден наш земляк из Ульянино, учительботаник по образованию, производственник по стажу, эколог по убеждению, самодеятельный художник по увлечению, а еще – очень интересный человек Михаил ДУНАЕВ. В 40 лет взяв в руки кисть, он стал передавать красками на холсте свои впечатления и взгляд на вещи. За четверть с лишним века мастерсамоучка при врожденной катаракте и слабом зрении сумел создать в скромной домашней мастерской свой картинный мир природного света, красивых, памятных мест, добрых чудес и воспоминаний…  

Чтобы по достоинству оценить лучшие произведения 68-летнего умельца, лучше увидеть их воочию. Правда, Михаил Иосифович еще ни разу не выставлялся (его увлечение в основном для себя и своих близких). Хотя в активе ульянинского художника десятки самобытных работ маслом и акварелью. Разве можно равнодушно пройти мимо серии его простых, но очень ярких и колоритных подмосковных пейзажей. Ктото даже сможет увидеть в них привычные, давно знакомые уголки, посвоему переданные на полотне. Особенно любит художник нашу природу с сочной зеленью красок. Каждый пейзаж для него – не просто остановленное мгновение жизни, а заповедный уголок его внутреннего мира и нестареющей памяти.

– К художественному творчеству я приобщился уже в зрелом возрасте, – рассказывает Михаил Иосифович. – Произошло это после того, как в нашем доме, в Нижнекамске, где мы прожили 18 лет, поселился настоящий художник из Ленинграда. Глядя как работает мастер, мне захотелось изобразить чтото подобное самому. Заметив мой интерес к своему делу, он стал приобщать меня к азам изобразительной грамоты: учил грунтовать холст, смешивать краски для получения нужного цвета, делать эскизы и строить композицию будущей картины… Я всю жизнь плохо видел, носил очки с толстыми линзами. Но это меня совсем не смущало: с годами приходила уверенность в своих способностях. А еще в тот трудный для себя период жизни я пребывал в очень подавленном состоянии, и увлечение чемто серьезным и полезным стало для меня настоящим спасательным кругом…

 

Сначала у Дунаева появились картины, навеянные произведениями известных мастеров кисти. Потом пришли свои темы и творческие замыслы. Вот переданные на холсте давние впечатления молодых лет, места, где он прежде жил и бывал, где гостил у родных. Все это навсегда отложилось в сознании, стало частью мировосприятия моего собеседника. У его тихой “Бобровой речки” не видно самих неугомонных тружениковгрызунов. Перед глазами – только рыжий песок, спокойная зеркальная гладь воды и характерно обточенные острыми зубами стволы прибрежных деревьев. Но, глядя на картину, сразу понимаешь: это место дружное бобровое сообщество облюбовало всерьез и надолго…

На другом полотне “Весна на Украине” Дунаев сумел передать дивную пору весеннего цветения: яблони в белом кружеве рядом с аккуратными хатками и бездонную синь неба… Согревают душу и целый ряд речных видов Прикамья, старая мельница под Казанью, тихие летние заводи и заповедные лесные уголки. Свое отражение получили в его творчестве и отпускная кавказская тема, и морские пейзажи…

После Нижнекамска непредсказуемая судьба забросила Михаила с женой Ниной в Ахангаран – маленький городок большой химии в Узбекистане. Там толковый и настойчивый выпускник педвуза, несмотря на сильную близорукость и катаракту, в полной мере реализовал себя, как полноценный… производственник. Работал мастером, начальником участка, смены и целого цеха по переработке пластмасс. Освоить новую “непрофильную” для себя профессию помогла, наверное, идущая еще со школьных лет, любовь к химии…

В тот непростой 8летний узбекистанский период жизни у четы Дунаевых родились дочь и сын… И при этом, несмотря на занятость, необустроенный быт и иные тяготы, он никогда не забывал о своем изобразительном увлечении. Слишком глубоко и прочно оно засело в душу. В Подмосковье Михаил Иосифович перебрался 1988-м, уже став вдовцом,к сестре жены, которая, закончив столичную ветеринарную академию, вышла замуж за местного и поселилась в Старниково. Здесь учителюботанику пришлось не один год потрудиться и в системе энергетики, и теплотехником на Ульяновском племзаводе.

Лишь после того, как здесь решили организовать среднюю школу, а педагогов не хватало, местное начальство вдруг вспомнило, что Дунаев – дипломированный специалист, и переводом откомандировало его в здешний педколлектив. Он не отказался – педагогику знал и любил, да и с детьми всегда прекрасно ладил. Отсюда пошел его многолетний педстаж: сначала в Ульяновской, затем – в Ганусовской средней школе. Преподавал биологию, химию, потом был завучем, параллельно окончил даже аспирантуру по экологии. Ульянинский период – самый продуктивный и в его самодеятельном творчестве. Здесь родилось большинство полотен мастера на разные, в том числе домашнесемейные темы.

К примеру, художник успел увековечить на холсте общего любимца, позднее погибшего кота Барсика. Вальяжный красавец с белоснежным платкомсалфеткой на шее, словно во фраке на званом обеде, изображен перед миской с едой, уже готовый приступить к своей нехитрой кошачей трапезе… Впрочем, биологу Дунаеву по душе любая живность: вот на одном из его полотен – диковинный, как на картинах Пиросмани, ушастый заяц с мерцающим желтым глазом. А на этом курортном снимке на плече у пенсионера – самый настоящий кавказский орел…

Есть среди работ последнего десятилетия самые значимые, на его взгляд – “Оптина пустынь” и “Дорога к свету”. Обе навеяны растущим интересом к православной вере, к монашеству, русской истории. Поособому впечатляет зрителя идущая среди дерев и уходящая вдаль, к яркому, неземному свечению, лесная тропинка… Куда она ведет верующего человека? Что за сияние впереди? Глядя на свою глубокую по замыслу картину, старый мастер все чаще размышляет о смысле жизни, о судьбах близких и родных ему людей… Может быть, на этой, важной для каждого из нас дороге, ведущей к свету, нынешний пенсионер когданибудь вновь увидит свою мать, солдатаотца, которого на этом свете никогда не видел.

 

В январе 1942-го его родитель добровольно ушел воевать, а в апреле родился Миша. В письмах домой отец фронтовик писал, что очень хочет побывать дома и крепко обнять своего наследника. Но этому не суждено было осуществиться: в 1943-м гвардеец-минометчик Иосиф Дунаев вместе со всей батареей погиб под Ельней. Даже братской могилы тогда от них не осталось…

Впрочем, у нынешних семейных размышлений моего собеседника есть понастоящему светлое, оптимистическое продолжение. Уже взрослая дочь Михаила Иосифовича – Елена и его юный внук Дениска – воспитанник Бронницкой школы искусств, тоже обрели склонность к изобразительному творчеству. Оба неплохо рисуют, а способный внук участвует в конкурсах и даже успел себя проявить. Во что выльется его увлечение? Станет ли он в будущем настоящим мастером кисти? Это уже другая тема. Но для деда, может быть, даже важнее, что теперь давнее и любимое занятие не уйдет вместе с ним. А работы самодеятельного мастера, о которых мы рассказали, будет бережно хранить внук – продолжатель его дела.

Валерий ДЕМИН

Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий