Виктор ЛЫЧИЦ – доброволец из отряда "БАРС 20"
0
3490
Смерть любого российского воина-защитника на поле боя с болью воспринимается не только родными и близкими погибшего, но и всеми, кто его знал. И помнить о нём тоже должны все… В прошедшем июле в ходе СВО погиб давний знакомый одного из авторов этих строк – воин-интернационалист, участник афганской войны, капитан в отставке Виктор Семенович ЛЫЧИЦ. Он воевал по контракту минометчиком в составе штурмового добровольческого отряда «БАРС 20». Находился непосредственно на линии боевого соприкосновения лишь немногим более двух месяцев. Попав под массированный артобстрел во время наступления противника, никто из их минометного расчета не покинул своих позиций. У 60-летнего бронницкого добровольца был контракт номер один, а теперь у него – могила номер один на недавно выделенном участке воинских захоронений Новобронницкого кладбища. Такое вот совпадение: быть первым...

Виктор Семенович побывал в нашей редакции в апреле 2009 года, когда в «Бронницких новостях» готовился цикл статей о воинах-интернационалистах. Уже в ходе первого общения с ним стало понятно, что наш гость по-военному точный, основательный, но при этом очень скромный в собственной самооценке человек. На этой встрече, в то время капитан запаса Лычиц, много интересного поведал о двух годах непростой офицерской службы в Афганистане, об особенностях той необъявленной войны, о своей гаубичной батарее и участии в боевых операциях, о друзьях-товарищах, немало из которых вернулись домой скорбным «грузом-200». При этом говорил ветеран четко и обстоятельно, с показом происходившего на принесенной с собой карте. Уверенно по памяти называл места дислокации и боестолкновений с душманами. Вот только лично о себе наш гость тогда мало что рассказал. И вот сегодня, более четырнадцати лет спустя, мы слушаем подробные воспоминания дочери Анастасии Викторовны о своем погибшем уже совсем на другой войне родителе. О человеке, который даже после ухода из армии, так и не смог расстаться с привычным полевым бытом. О настоящем офицере, который уже на другом временном витке добровольно принял участие в специальной военной операции на территории Донбасса.
– Отец был добровольцем по жизни, – начала свой рассказ моя собеседница. – Он и в советский период по собственному желанию отправился на афганскую войну. И в новом веке рвался воевать с чеченскими боевиками. А спустя почти сорок лет, уже в солидном возрасте, твердо решил защищать жителей Донецкой Республики от укронацистов. Такая у него была твердая жизненная позиция и при этом крепкая армейская «косточка». Родился папа 18 ноября 1962 года в г.Новогрудок. Это в западной Гродненской области Белоруссии. Мой дедушка Семен Павлович был кадровым военным, служил в одной из воинских частей в звании прапорщика. И своих сыновей, судя по всему, воспитывал как будущих воинов. У папы было трое братьев: старший – Николай и близнецы – Сергей и Семен. Двое из них пошли по отцовским стопам: сразу после окончания средней школы сначала Николай, а следом и Виктор поступили в Коломенское артиллерийское училище. Так что вполне можно говорить о семейной армейской династии. Учился отец на отлично и после завершения учебы как один из лучших выпускников был направлен по распределению в Венгрию. Вот только служба в благополучной тогда социалистической загранице не вдохновила его. И он с присущей ему настойчивостью добивался отправки в состав ограниченного воинского контингента, находившегося в охваченном войной Афганистане. Так, проявив свой твердый характер, новоиспеченный лейтенант-артиллерист впервые оказался в реальной боевой обстановке...

По снимкам из семейного архива, которые принесла в редакцию дочь, мы смогли увидеть разные периоды биографии героя этой статьи. Вот он, вчерашний школьник, только на этапе выбора дальнейшего жизненного пути. На другом фото перед нами – юный курсант военного училища. На третьем – успешный выпускник в форме офицера Советской Армии, затем – командир гаубичной батареи в Афгане. Вот он с женой и дочерью, с отцом и братьями. На самых поздних снимках ветеран – возрастной доброволец-контрактник СВО… Но, если вести речь с военных этапов его биографии, то они начались в 1984 году. Тогда Виктора Лычица направили служить в артдивизион знаменитого 191-го отдельного Нарвского Краснознамённого ордена Александра Невского мотострелкового полка, который прославился еще в годы Великой Отечественной войны. Местом дислокации мотострелков в ДРА стал кишлак Паджак близ города Газни. Неподалеку стоял 15-й полк «зеленых» – афганской регулярной армии. Гарнизон, судя по рассказам, находился в самой настоящей пустыне. С пыльными ветрами, постоянным безводьем и примитивными подземными водными каналами – кирязами. Ночью здесь всё погружалось во тьму, и сам кишлак и все окрестные – электричество было только в Кабуле. Они несли службу круглосуточно и на месте никогда не сидели: выезжали на задания за сотни километров... В Афганистане офицер-доброволец находился целых два года. Участвовал в 29 боевых операциях в Кандагаре, Ургуне, Гардезе, Панжшере, Чамкани, Хосте. Часто сопровождал колонны с боеприпасами и продовольствием. Всякий раз, когда нападали «духи», подготовить гаубицы к стрельбе нужно было в считанные секунды...

Боевые действия в Афганистане, судя по воспоминаниям офицера-интернационалиста, были периодичными и очень своеобразными. Даже после полного разгрома крупных душманских формирований, боестолкновения полностью не завершались. Едва советские воинские части покидали «освобожденную» территорию, там сразу откуда-то появлялись хорошо вооруженные банды моджахедов. Армейские заставы и укрепрайоны постоянно оборонялись от них. Бывало, наши гарнизоны сидели там, как в осажденных крепостях. Их часто и внезапно обстреливали, устраивали неожиданные засады на дорогах. Потому все необходимое советским военным частям доставляли в основном вертолетами. Впрочем, через некоторое время, когда вернувшиеся бандиты снова начинали беспредельничать в кишлаках, нашим воинским подразделениям вновь приходилось с боями и потерями освобождать в ходе войсковых операций уже, казалось бы, отвоеванную прежде территорию. Как и любая другая, афганская война не обходилась без тактических ошибок, тяжелых потерь и военнопленных.

И в той войне, как и ныне в СВО, армейские военачальники стремились вызволить своих бойцов из неволи. Только не всегда это получалось… К примеру, в мае 1985 года командованию отдельной 40-й армии, куда входил 191-й мотострелковый полк, стало известно о том, что в высокогорной местности Панджшер душманы держали в плену более сотни взятых в разное время в плен советских воинов-десантников. Их всех заточили в пещеру-тюрьму, расположенную на почти отвесной скале, куда «вертушки» со спецназом никак не могли сесть. Всюду были только отвесные горные пики и глубокие ущелья... А при этом вокруг вовсю хозяйничала вооруженная до зубов американским оружием двухтысячная группировка моджахедов. Потому освобождать наших пленных воинов направили сразу несколько мотострелковых полков с бронетехникой и орудиями. Двигаясь в составе большой походной колонны, артдивизиону нужно было то и дело разбирать завалы, делать взрывами проходы либо досыпать грунт в дорожное полотно, чтобы прошла техника. Невозможно было пройти и низом, по реке. Весной, когда ледники в горах начинали быстро таять, уровень воды резко поднимался и бурное течение сносило даже бронетранспортеры и танки.

Участвуя в СВО на равнинной местности, Виктор Семенович, наверняка, вспоминал о том, как непривычно и опасно им было воевать в афганских горах. Их полк тогда очень медленно продвигался вперед по горной низине, которая протянулась почти на две сотни километров. Но войсковая гусеничная техника смогла преодолеть лишь её сравнительно небольшой 70-километровый участок. Дальше пехота шла верхом, артиллерия низом – по сильно разрушенной дороге. Словом, условия были крайне неблагоприятные и войсковая операция по освобождению пленных длилась почти на два месяца. Вражеские банды приходилось жестко выдавливать мощным артиллерийским огнем с каждого горного километра. Однако, несмотря на все предпринятые усилия, вовремя освободить узников так и не удалось. Даже шедшие в авангарде десантники опоздали… Душманы ещё до подхода спецназа успели забросать пещеру с узниками гранатами. Внутри освободители обнаружили лишь десятки мертвых, изуродованных тел наших воинов с обрывками окровавленных тельняшек и иного армейского обмундирования. Все убитые были прочно прикованы цепями к скалам...

Впрочем, любая война, как считал офицер-афганец, не только калечит и убивает солдат, но ещё и многому их учит. Например, самим обеспечивать общую безопасность подразделения и беречь собственные жизни. Именно так произошло в ходе одной из многих боевых операций местного значения у небольшого горного кишлака Зения. Там имел место конкретный случай, в очередной раз, убедивший в то время ещё молодого лейтенанта Лычица, как важны в чужой и воюющей стране предельные внимательность и бдительность. Эти качества наверняка пригодились ему через многие годы уже на другой, но не менее жестокой и кровопролитной войне на Украине. А тогда, в середине 80-х именно осторожность спасла жизнь многим бойцам. После того, как их артиллерийский дивизион скрытно вошел в горное селение, сразу прозвучала команда «К бою!» Расчеты быстро приготовили орудия для стрельбы и оправили несколько солдат за водой к речке. Когда те вернулись, то сразу доложили о том, что заметили прямо на дороге, где им предстояло пройти, не очень тщательно замаскированные душманами взрывные провода...

Прибывшие к опасному месту саперы быстро раскопали и с осторожностью обез­вредили сразу две слегка прикопаные там большие фугасные бомбы, для подрыва которых нужно было лишь замкнуть контакты. Нередко мотострелков поджидала и другая опасность: коварные афганские бандиты, зная о приближении «шурави», бросали пластиковые мины прямо в горные речушки. И они, прыгая по воде, как мячики, неожиданно выскакивали сверху, по течению прямо на идущую по руслу армейскую колонну… Надолго врезался в память ветерана-афганца опасный случай, когда их колонна попала в заминированную ловушку-засаду у одного из придорожных кишлаков. Сначала мощный фугас рванул под головным БТРом, затем – под бронемашиной, где находился он, командир гаубичного расчета. Очнулся потерявший сознание Виктор уже на носилках, по дороге в медсанбат. Но тогда попавший в переделку офицер оклемался быстро. Через пару дней, едва встав на ноги после контузии, Лычиц сбежал с гос­питальной койки к своим бойцам… Такой вот он был беспокойный и ответственный командир.

«А однажды ночью, в ходе сопровождения большой армейской колонны с грузами, мы внезапно попали под сильнейший обстрел, – рассказывал в одной из давних редакционных бесед офицер-ветеран. – Но на свою военную удачу смогли отбиться от душманов с минимальными потерями и выполнить поставленную перед нами задачу. За этот нелегкий для нас бой меня потом наградили медалью «За отвагу». А в дальнейшем за участие в освобождении Хоста я был представлен к награждению орденом Красной Звезды. Только вот представление почему-то безвозвратно «затерялось» в наградном отделе…» После горячего Афгана боевого офицера направили «остывать» в Дальневосточный военный округ: служил сначала в Приморье, затем – на Камчатке. А закончил он службу командиром самоходной батареи в Таманской мотострелковой дивизии. В Бронницах Виктор Семенович поселился вместе с семьей после ухода в запас в 1995 году. Потом не один год добросовестно, как привык делать всё, трудился экспедитором в столичном издательстве «Третий Рим».

– Но даже став обычным гражданским человеком, свою опасную для жизни двухлетнюю службу в Афганистане папа вспоминал постоянно, – отмечала во время недавнего разговора с нами Анастасия Викторовна. – Хотя на участии в афганской компании его армейская биография не завершилась, а продолжалась дальше. Правда произошли заметные перемены в личной жизни. Находясь в отпуске, в начале 1986 года отец женился и в дальнейшем в молодой офицерской семье появилась я. Мой родитель тогда всё же гораздо больше принадлежал армии чем обычному семейному быту. И даже после того, как он в 1995 году ушел в отставку, военная служба всё равно оставалась в его мыслях. Он всё время рвался лично участвовать во всех тогдашних «горячих точках». И всякий раз говорил мне: «Настя! Мне размеренный и четкий армейский быт по душе. Я только там нахожусь в своей привычной стихии!» Помню, он очень хотел добровольно пойти на первую чеченскую войну, но мама его тогда со слезами всё же не пустила...

Нынче часто и много говорят о патрио­тизме. Но далеко не все доказывают его конкретными поступками и делами. А иные крепкие, упитанные парни призывного возраста и вовсе бегут за границу, не желая служить в российской армии и защищать свою страну… Погибший отец Анастасии, безусловно, был настоящим патриотом своей страны. Он с первых дней сразу же поддержал начавшуюся 24 февраля 2022 года специальную военную операцию по защите Донбасса. И, конечно, хотел сам в ней участвовать. Правда, сначала намеревался восстанавливать разрушенные укронацистами города. А когда началась частичная мобилизация, сразу устремился на призывной пункт. Настойчивый Виктор Семенович, отправляясь в Раменский райвоенкомат, всякий раз со знанием дела собирал походную сумку. «Меня сегодня обязательно заберут!» – упрямо твердил он. Вот только на линию боестолкновения пожилой отставник попал далеко не сразу. Без сильного и настойчивого желания его, военного пенсионера, просто бы не призвали для участия в боевых действиях. Ведь, когда началась СВО, он завершал уже шестой десяток лет.

Встать в армейский строй ветерану помогли привычные целеустремленность и напористость в достижении поставленной цели. Он воспользовался единственной возможностью – попасть на военную службу по контракту. И в конце концов добился своего. Воевал капитан Лычиц в минометном расчете в составе штурмового добровольческого отряда «БАРС 20». Поясним, аббревиатура «БАРС» – это Боевой Армейский Резерв Специальный. Как система подготовки резервистов, он начал действовать еще до начала СВО. В военных документах это называется мобилизационным резервом. В него входят запасники, которые находятся в наиболее готовом состоянии для призыва в действующие воинские подразделения. Это резервисты, имеющие прочные навыки по самым нужным военно-учетным специальностям. Отметим, что в «БАРСе» служат только добровольцы, которым платят зарплату, заключают с ними контракты. Только вот обеспечение таких бойцов всем необходимым для военно-полевой жизни пока оставляет желать лучшего. Поэтому не только родные контрактников, но и многие активные люди, в числе которых и наши бронницкие депутаты, руководители предприятий и предприниматели, участвуют в приобретении, сборе и отправке гуманитарных грузов, в изготовлении и пошиве вещей, насущно необходимых участникам СВО.

– Отец, прошедший Афганистан, конечно, имел возможность сравнивать, – продолжает наш разговор Анастасия Викторовна. – Уже находясь в зоне боевых действий, он как-то сказал мне, когда мы перезванивались, что эта война по своему накалу гораздо страшнее и хуже афганской. На связь он выходил по мере возможности, присылал голосовые сообщения. И при этом знал о том, что дома за него волнуются и переживают. К огромному сожалению, наши переживания оказались не напрасными… Я навсегда запомнила две значимых даты: первый день его захода на СВО – 3 мая и второй – 10 июля этого же года, когда около 19.00 папа был убит. Тогда с украинской стороны был особо мощный обстрел позиций наших войск. Даже бронежилет не помог спастись от смертельных осколков… О его гибели мне сообщил командир, который сам вытаскивал отца из-под обстрела. Позвонил он поздно вечером в этот же день. Помню, когда услышала в своём мобильнике фразу: «Ваш папа – капитан Лычиц погиб в бою», никак не могла поверить в случившиеся. Всё время твердила: «Не может быть!? Это какая-то ошибка! Мы ведь недавно общались! Только лишь утром следующего дня, когда мне прислали снимки его документов и личных вещей, я всё осознала и сообщила близким о тяжелой для нас утрате...

Все хорошо понимают, что в ходе боевых действий их участники могут получить ранения и погибнуть. Такова суровая реальность любой войны. И пережить смерть близкого человека очень и очень непросто. Но родные Виктора Лычица, скорбя и воздавая дань его памяти, могут по праву гордиться им, как павшим смертью храбрых защитником Отечества… Похороны погибшего офицера-добровольца состоялись 22 июля. Прошли они с соблюдением всего необходимого траурного воинского ритуала: с оркестром, почетным караулом и салютом над могилой. В их организации родственникам павшего воина ощутимо помогла бронницкая администрация, реальное содействие в доставке тела из Ростова оказал Раменский военкомат. Похоронили Виктора Семеновича на Новобронницком кладбище, близ д.Меньшово. Там специально выделен отдельный участок земли под воинские захоронения. Как нам рассказала Анастасия, её погибшего в бою отца в поданном вышестоящему командованию рапорте, представили к награде посмертно. На наш взгляд, было бы справедливо, если бы к его афганским медалям прибавились награды за участие в СВО. А еще дочь собирается водрузить над свежей отцовской могилой красный флаг отряда «БАРС 20»…

Чтобы правильно понять и по-досто­инству оценить те или иные поступки человека, нужно побольше узнать о нём самом. Беседуя с нами, Анастасия Викторовна немало рассказала и о непростом характере, и о личной гражданской жизни своего отца. Как и у всех, она не всегда складывалась так, как хотелось бы ему и его родным. Но при этом важно добавить, что Виктор Лычиц, судя по рассказам, не был только воинственным армейским офицером, не способным существовать в гражданской жизни. Его, как это не противоречиво звучит (ведь артиллерист – это во многом, всё-таки разрушитель), гораздо уместнее было считать активным созидателем мирного семейного быта. Он многое умел делать своими руками, очень любил всякую домашнюю живность. Многие годы в их квартире стоял аквариум с рыбками, за которыми офицер сам постоянно ухаживал. Кроме того, армейский ветеран считался увлеченным рыбаком и грибником: часто выезжал на рыбалку, ходил в окрестные леса и никогда не возвращался оттуда с пустыми руками. Запомнили его и как настоящего огородника и садовода: Виктор Семенович делал всё для того, чтобы всё вокруг него пышно цвело и росло...

Когда мы слушали рассказ дочери погибшего офицера о последнем месте его службы, вспомнились слова известной песни российского поэта и музыканта Алексея Коробейникова. Эта песня стала своеобразным гимном штурмового доб­ровольческого отряда «БАРС 20»: «Не героями мы рождены. Мы о них только в книжках читали. Зацепило нас эхо войны, и мы в строй добровольцами встали. На машины под литерой «Z» загружается рота за ротой. Мы в окопах встречали рассвет. Штурмовать – это наша работа! Нас делили на 300 и 200, но скажу я без лишнего фарса. Мы в строю и в бою были вместе. Не герои – ребята из «БАРСа!»… Специальная военная операция продолжается. И она точно так же, как и Великая Отечественная война, как Афган и другие «горячие точки», явила России и всему миру истинных, а не показушных воинов-патриотов. Они никогда не прячутся за спинами других, они добровольно (и денежные выплаты здесь не главное) встают на защиту исторических рубежей своей страны, геройски сражаются с врагами и нередко гибнут в бою. Именно их, а вовсе не ловких, преуспевающих дельцов-миллиардеров и сановных чиновников-казнокрадов, можно по праву считать солью земли. Нашей Русской Земли. И защитой всего Русского Мира.
Воспоминания записали Валерий ДЕМИН и Ксения КАШИЦИНА
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий