Сергей ПОТЁМКИН – защитник Донбасса из нашего города
0
3573
Каждому из нас отмерен свой путь на земле, и каждый проходит его по-своему. Но во все времена люди воздавали и воздают должные почести тем, кто прошел этот путь достойно, кто завершил его на поле боя, защищая Родину. Нашему земляку, простому, бескорыстному и неприметному, на первый взгляд, жителю Бронниц – Сергею ПОТЁМКИНУ, погибшему в этом году в ходе СВО, не довелось дожить до своего 32-летия. Он добровольно, как его дед, а после – отец в прошлом веке, отправился на защиту нашей страны. Не остановили парня даже серьезная травма и освобождение от армейской службы. Как и все мужчины в их роду, Сергей воевал достойно. Участвовал в штурме вражеских позиций, получил в бою ранение и контузию. Пулеметчика из бригады территориальной обороны Донецка с позывным «Бронник» знали и уважали многие ополченцы. И высокая посмертная награда – «Орден Мужества» стала реальным свидетельством его воинских заслуг, а для скорбящих родных и близких – предметом законной гордости.

В небольшом городке любая информация о коренных жителях, участвующих в СВО, всегда расходится очень быстро и по разным каналам. Кто-то из бронничан, наверняка, уже знает о трагической судьбе Сергея Потёмкина из отрывочных сведений и заметок о нём, опубликованных в местных социальных сетях. А кто-то был с ним лично знаком и обменивался сообщениями. Авторам этой статьи захотелось, не повторяя уже сказанного, дать читателям «БН» побольше интересных и неизвестных многим семейных воспоминаний. И не только о самом павшем в бою добровольце, особенностях его личности и коротком жизненном пути, но и о его родных и близких.

Мы хотим рассказать о тех, кто дал жизнь и вырастил будущего защитника Донбасса, кто, так или иначе, повлиял на его гражданскую позицию и на военный выбор. Один из таких очень близких герою нашей статьи людей – его дедушка по материнской линии, ветеран Вооруженных Сил и нашей городской «оборонки», сотрудник 21 НИИИ, подполковник в отставке Борис Михайлович Пыстин. Вот что он поведал нам о детских и юношеских годах Сергея, его беспокойном и противоречивом характере, о долгих поисках своего «я», о череде жизненных неудач и метаний до отъезда на Донбасс.

– Серёжа родился 13 марта 1991 года, – начал рассказ наш собеседник. – Рос на моих глазах, учился в «красной» школе. В отличниках никогда не ходил, но и отстающим не был. А еще с малых лет тянулся к любой технике. Я как опытный автомобилист научил его вождению, и парень в дальнейшем получил права. После 9-го класса поступил в наш автодорожный колледж, но учеба там у него, к сожалению, не сложилась. Отмечу и то, что в 17-летнем возрасте мой внук попал в ДТП и сильно повредил позвоночник. От службы в армии парня освободили, и военный билет у него был не призывной. Сергей решил продолжить образование в вечерней школе, а затем – в одном из лицеев в Раменском. Выучившись на бармена-официанта, пытался добиться успеха в Москве. Сначала даже была эйфория: ведь устроился в шикарный ресторан в центре столицы. Однако, вскоре ему это разонравилось. Затем Серёжа какое-то время работал у наших бронницких энергетиков, но и оттуда уволился. Пытался он попробовать себя и в предпринимательстве. Однажды взял и обменял свою легковушку на... маленькое кафе. Материально вложился в это дело, в итоге же получились одни убытки. Какое-то время парень увидел свою цель в сближении с местным казачеством, даже форму носил, а ещё стал ходить на церковные службы, часто общался со священником Алексием Авдокушиным... Словом, мой внук не один год искал себя в разных занятиях и делах, искал своё призвание и смысл жизни. Причём, впоследствии даже далеко за пределами Подмосковья…

И вышло так, что нашёл то, к чему стремился, на донецкой земле, у ополченцев… Хотя началось всё с того, что ещё на старте прошлого года беспокойный Сергей, будучи уже самостоятельным семейным человеком и имея двух маленьких детей, в очередной раз разочаровавшись в месте своей работы, вовсе уехал из Бронниц. Домашние знали из его сообщений, что неугомонный парень нашёл работу в Курской области на одном из складов. Но так уж получилось, что в дальнейшем он перебрался к своим донецким друзьям, с которыми когда-то вместе работал на заправочной станции. К слову, уже тогда в Донбассе шли боевые действия, многие донецкие города и села часто обстреливались украинскими боевиками. Поэтому семье Сергей ничего не сообщал о том, что находится там, где идёт настоящая война.

Возможно, под влиянием своих друзей-дончан наш земляк спонтанно, без всякой военной подготовки подписал контракт и стал добровольцем. Это было ещё до начала СВО и задолго до объявления у нас частичной мобилизации. А, если точно, то с 20 февраля 2022 года бронничанин Потёмкин начал военную службу рядовым бойцом-пулемётчиком взвода, входящего в бригаду территориальной обороны Донецка. Такие подразделения до конца прошлого года были частью структуры Народной милиции ДНР. Смышлёный и технически грамотный парень быстро встал в боевой строй, освоил все виды стрелкового оружия и гранатомёты, которые ополченцы использовали в боях с украинскими войсками. А к тому времени, когда развернулась спецоперация, наш земляк уже ощущал себя полноценным защитником Донбасса. И, что самое главное, именно нелёгкие и опасные фронтовые будни, всё то, чем занимались ополченцы, стало для него смыслом дальнейшей жизни, его осознанным выбором.

Говорят, что у любого серьёзного, судьбоносного поступка, который мы совершаем, есть свои давние причины и своя долгая предыстория. И вполне возможно, что искать всё это нужно не только в сегодняшнем дне и в самом человеке, в его родне, ближнем окружении или в друзьях-соратниках. Давно доказано, что очень многое в нашем характере и предпочтениях идёт от самых предистоков биографии, от вековых родовых корней. Так, вероятнее всего, можно объяснить и роковое решение, в сущности своей, обычного гражданского парня Сергея Потёмкина – отправиться защищать Донбасс. Как мы узнали, все без исключения мужчины – предшественники бронницкого ополченца и по отцовской, и по материнской линии не просто достойно служили в Советской Армии, а ещё и принимали участие в боевых действиях. К примеру, дедушка Сергея – Алексей Васильевич был настоящим фронтовиком-пехотинцем, ветераном Великой Отечественной войны. Гвардии сержант Потёмкин тоже воевал пулемётчиком в «грозовые сороковые», прошёл сотни километров военных дорог, побывал в настоящем пекле – в самой кровопролитной в нашей военной истории – Сталинградской битве и заслужил боевые награды.

А отец Сергея – Владимир Алексеевич Потёмкин и вовсе был кадровым военным, офицером-автомобилистом, участником необъявленной в СССР афганской войны. «За речку» он тоже отправился добровольно, хотя знал о том, на что шёл. Армейские цинковые гробы из Афгана часто приходили в разные концы страны, и об этом знали все военнослужащие. Впрочем, тогда молодой лейтенант ещё не был женат и считал своим воинским интернациональным долгом – защищать интересы страны за рубежом. Служил в составе ограниченного воинского контингента в ДРА почти два года в качестве командира автомобильного взвода. Регулярно в составе автоколонн он и его бойцы доставляли грузы нашим воинским подразделениям в различные гарнизоны. Не раз военные автомобилисты участвовали в боестолкновениях с душманами, не раз рисковали своими жизнями на опасных горных дорогах. За свои боевые заслуги молодой лейтенант был представлен к ордену Красной Звезды. Только вот заслуженная награда, как это, к сожалению, бывает, почему-то до него так и не дошла... Зато сама афганская командировка стала для офицера смертельной. Судьба уберегла его от душманской пули, а вот недуг, которым он заразился в Афганистане, оказался неизлечимым. После долгой изнурительной болезни на 49-м году жизни комиссованный со службы по здоровью капитан Потёмкин скончался.

Это был очень трудный период для его супруги Татьяны – матери будущего донецкого ополченца, которая осталась с двумя несовершеннолетними детьми. И главной опорой офицерской вдовы, как и прежде, были её родители – Борис Михайлович и Нина Ивановна Пыстины. Здесь важно добавить, что наш основной рассказчик вырастил и воспитал Таню с младенческого возраста и во всём заменил ей трагически погибшего родного отца. А, если говорить об армейской родословной этой семьи, то и здесь мужчины Пыстины многие годы своей жизни отдали службе в Вооруженных Силах. Если начать с Сережиного прадеда по материнской линии – Михаила Александровича, то это был кадровый офицер с очень достойным послужным списком. В РККА М.А.Пыстина призвали еще в 1932 году, и он отдал армии многие десятилетия своей жизни. Доблестно воевал на разных фронтах, прошёл всю Великую Отечественную. С 1943 года служил начальником штаба знаменитого 80-го гвардейского зенитно-артиллерийского полка. За свою воинскую доблесть был награждён двумя боевыми орденами Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени и многими медалями. И после Победы офицер-фронтовик продолжал свой солидный армейский стаж: добросовестно проходил службу в составе группы Советских войск в Германии, затем – в Приморском военном округе и в других регионах СССР. Можно сказать, что во многом по его стопам пошёл и сын – Борис Михайлович.

– Мне, как и отцу, пришлось сменить немало мест своей армейской службы, а после поработать на оборонных предприятиях, – продолжил свой рассказ наш собеседник. – В 1968 году я завершил учёбу в Уссурийском военном автомобильном училище и стал офицером. Мне присвоили звание лейтенанта и отправили служить в противоположный конец страны, в самый западный – Прикарпатский военный округ. Там назначили начальником расчёта в зенитную ракетно-техническую базу. А в конце 1969 года меня перевели в г.Черновцы, где получил назначение на должность командира учебного ремонтного взвода в 66-ю гвардейскую мотострелковую дивизию. В том же году на первом офицерском совещании командир батальона предложил мне поступить на учёбу в Ленинградскую академию тыла и транспорта. Я согласился, подал соответствующий рапорт и поступил, сдав на отлично все пять экзаменов. Во время учёбы в Ленинграде мне посчастливилось встретить свою любовь, и я там женился. В 1974 году, получив академическое образование, был распределён в подмосковные Бронницы. Прибыл сюда уже семейным человеком – с двумя маленькими дочками: Татьяной и Ольгой. Дальнейшую службу проходил на нашем 38-м оборонном заводе – старшим инженером в конструкторском бюро. Служил там до ухода в запас, а когда демобилизовался, продолжил работать в бронницкой «оборонке».

Отметим, что уже не впервые, рассказывая о конкретном городском жителе-­участнике СВО, мы обнаруживаем в его роду целую армейскую династию. И эта большая тематическая статья в очередной раз убеждает в таком же, на наш взгляд, вполне закономерном совпадении. И, если уж говорить о преемственности поколений и патриотизме, то никак нельзя обойти вниманием следующий интересный факт. Во многих семьях, где отцы, деды и прадеды отдали немалую часть своей биографии военной службе, их выбор, мировоззрение и образ жизни, так или иначе, оказывали и оказывают своё заметное влияние на всё последующее мужское потомство. Это имеет место даже, если кто-то из детей, внуков или правнуков в дальнейшем и не становится явным продолжателем армейской династии – кадровым офицером или просто военнослужащим. Как бы то ни было, в них всё равно прослеживается позыв к тому, чтобы добросовестно служить своей стране, защищать её от внешних врагов и вообще остро чувствовать военную беду, оберегать от опасности тех, кто в этом особенно нуждается. И на каком-то, возможно, даже решающем жизненном этапе, это идущее от рода судьбоносное стремление обязательно заявит о себе.

На наш взгляд, погибший в ходе СВО Сергей Потёмкин, был не просто постоянно ищущим себя «неисправимым мальчишкой-романтиком». Его дед с отцовской стороны, ветеран-орденоносец, воспитывая своего внука, еще в раннем детстве успел передать ему немало из того, чем должен обладать настоящий мужчина. Кроме того в нём, как и во многих представителях армейских родов, даже, казалось бы, отстраненных от службы в наших Вооруженных Силах, всё время подспудно, многие годы жил и прорастал «ген воина-защитника». Поэтому, именно на поле боя, в экстремальных военных условиях такие люди, даже после длинной полосы житейской «нескладёхи» находят себя. Там они обретают столь необходимое им чувство полноты жизни, социальной гармонии и справедливости. Наверное, только на передовой, они видят очень значимую и конкретную цель, правильный смысл и порядок. Потомки военнослужащих быстро становятся в строй, с интересом осваивают боевое оружие и привыкают действовать по приказам своих командиров. Им не в тягость выносить суровые условия полевого военного быта. Ведь «ген воина», в отличие от прочего, властно заявляет о себе не в спокойном и уютном домашнем тепле, а на морозе жестоких боевых испытаний.

Кроме того, этот ген заставляет твердо противостоять военным преступникам и убийцам. Ведь увиденная в Донецке Аллея ангелов – мемориал детям, погибшим при варварских обстрелах Донбасса укрона­цистами, – это призыв к действию для каждого воина-защитника. Как и большинство донецких добровольцев-ополченцев, наш Серега с позывным «Бронник» с февраля прошлого года всё время находился на передней линии боёв. Бойцы взвода теробороны, с которыми он воевал, участвовали в ожесточенных боях близ Горловки, расположенной в 50 километрах севернее Донецка. Как известно, сражения с украинскими боевиками за этот город начались ещё задолго до начала российской спецоперации. Его геройски защищали не один год, и немало местных ополченцев-дончан отдали за него свои жизни. А когда укронацисты так и не смогли овладеть этим крупным промышленным центром, начались бои на подступах, жестокие обстрелы Горловки и самой столицы ДНР, которые продолжаются до сих пор. Так что наш земляк выполнял свои обязанности по заключённому контракту, что называется, в самом пекле. Воевал умело и доблестно. Домашние узнали об этом после того, как Сергей прислал по мобильнику фото первой заслуженной боевой награды. Отличившемуся добровольцу из Бронниц по приказу № 113/н от 30 июня 2022 года была вручена ведомственная медаль Управления Народной милиции ДНР «За воинскую доблесть».

А ещё из прошлогоднего телефонного общения с Сергеем его родственникам и друзьям, стало известно о том, что обеспечение донецких ополченцев всем необходимым на передовой в то время было явно недостаточным. Они в основном сами занимались собственной экипировкой и оснащением самих себя. При этом очень многого бойцам из теробороны просто не хватало. Даже самым насущным – бронежилетами, касками и аптечками приходилось обзаводиться самостоятельно или пользоваться трофейными. И, надо сказать, что содействовать решению такого рода проблем в меру своих возможностей стали не только многие родные и близкие участников СВО, но и многие неравнодушные люди. У нас в Бронницах ещё с прошлого года появились свои волонтеры-гуманитарщики, которые организовывали сбор необходимых для воинов вещей и своими силами доставляли их в Донбасс. Самым активным образом участвовала в этом насущном деле двоюродная сестра Сергея – бронницкая предпринимательница Юлия Кирьянова. Взвод теробороны, где служил пулемётчик Потёмкин, как мы узнали, стал в настоящем смысле подшефным для бронницких активистов.

– Всего в этом взводе было более двадцати бойцов, и мы решили помогать не только Серёже, а всем им, – объясняет Юлия Сергеевна. – Сначала купили для них тепловизоры, затем – спальные мешки, 21 комплект одежды и столько же пар обуви. Конечно, прежде узнали размеры каждого бойца. После накопили 300 тысяч рублей на квадрокоптер. Самостоятельно нам такую сумму было не собрать, поэтому мы вместе с руководством сообщества «Нежный бизнес» организовали в Москве аукцион, который приобрёл региональный характер. Президент компании предложила подключить к сбору всего необходимого для ополченцев предпринимателей-производственников. Каждый участник знал, для чего нужны эти деньги. Купленный квадрокоптер был передан взводу, и бойцы им активно пользовались. К слову, Серёжа всегда хотел принести максимальную пользу. «Ты не представляешь, какая нужная для нас эта помощь», – говорил он мне. – Сразу столько людей повернулось к нам из-за одного маленького человека». Я и сегодня по-прежнему поддерживаю связь с этим взводом. Его бойцов война уже разметала: кто-то ранен, кто-то – убит. Взводный Алексей называет меня сестрой, а я его – братом. От него я и узнала о том, что Серёжа 22 января не вышел из боя, когда их группа зашла на вражескую территорию. Поскольку всех считали пропавшими без вести и информация о гибели долго не была подтверждена, я продолжала верить, что это ошибка...

– О том, что на войне любого бойца могут ранить и убить мы все, конечно, понимали, – рассказывает нам Борис Михайлович. – Я, кадровый офицер со стажем, осознавал это особенно остро. Поэтому, когда в ноябре прошлого года Сережа, немного оправившись после ранения и контузии, прибыл домой на побывку, нам всем не хотелось, чтобы он снова вернулся в Донбасс. Но Сергей к тому времени стал настоящим фронтовиком и его уже никак нельзя было удержать дома. И не только по причине соблюдения им воинской дисциплины. Наверное, как это часто происходит на фронте, боевые друзья-соратники стали его второй семьей, а Донбасс – родным местом. Но, провожая его туда, мы не хотели думать о том, что наша встреча может быть последней… О гибели Сережи мне стало известно через много дней после того, как это случилось. Как я узнал, произошло это так. По заданию командования их группа из шести бойцов 22 января была отправлена на вражескую территорию, чтобы спасти раненого товарища. Но ополченцев, судя по всему, там обнаружили. Группа вдруг перестала давать о себе знать и… исчезла. Посылать других бойцов на её поиски не стали. Осмотрели местность с квадрокоптера – не обнаружили там ни живых, ни мёртвых. Поэтому все шестеро стали числиться без вести пропавшими. А для нас, родных, начался долгий, почти полугодовой период неизвестности и мучительного ожидания…

Впрочем, родные не просто ждали, а сами, насколько это было возможно, участвовали в поисках пропавшего без вести бронницкого ополченца. Первой узнала о том, что Сергея Потёмкина, скорее всего, уже нет среди живых, Юлия Кирьянова, которая была на связи с его взводом. А в дальнейшем и дочь нашего рассказчика – Ольга Борисовна, просматривая донецкие сайты в Интернете, заметила очень значимое для родных сообщение. Его выложил вместе с фото в сеть друг Сергея, и там шла речь о том, что тот погиб. После этого стали искать Сергея уже среди убитых. Организовали сбор биоматериалов от близких родных для ДНК-теста. Младшая сестра Сергея Алёна, которой в нынешнем году исполняется 21 год, сдала свою слюну и кровь. Их сразу же отправила в центр опознания убитых в ходе СВО военнослужащих, который находится в Ростове-на-Дону. И уже в прошедшем июле ответ в Бронницы наконец пришел: пропавшего ополченца опознали по присланному тесту среди тел, доставленных туда российских воинов. Вот только как именно завершил свой боевой и жизненный путь пулемётчик взвода Донецкой бригады теробороны Потёмкин родственникам до сих пор неизвестно. Возможно, группа попала в засаду и вся погибла под массированным обстрелом. А может, того хуже, была захвачена в плен и по-злодейски подло расстреляна укронацистами…

Церемония прощания с Сергеем Потёмкиным состоялась 24 июля, через полгода после его смерти. На отпевание, которое провёл в храме на Боршеве священник Алексий Авдокушин, собрались не только ближайшие родственники, но и немало бронничан, лично знавших погибшего добровольца. А похоронили его рядом с отцом Владимиром Потёмкиным на старом городском кладбище. Похороны, как и положено, были организованы с соблюдением всего необходимого траурного воинского ритуала: с оркестром, почётным караулом и обязательным салютом над могилой. В их организации домашним помогла бронницкая администрация, реальное содействие в доставке тела из Ростова оказали муж сестры матери Сергея Дмитрий Орел, командиры-соратники убитого ополченца из Донецка и Раменский военкомат. На похоронах присутствовал глава г.о.Бронницы Дмитрий Лысенков, другие руководящие сотрудники муниципалитета и представители общественных организаций. Там же военком передал Орден Мужества, которым посмертно наградили воина-героя, на хранение его деду Борису Михайловичу. У погибшего бронницкого участника СВО остались его, ставшая вдовой, жена Юлия Владимировна и дети: пятилетняя дочка Марианна и трёхлетний сын Михаил.

…Прошло уже более семи месяцев с того дня, как не стало нашего земляка Сергея Потёмкина. Без вести пропавший на войне доброволец вернулся домой скорбным «грузом-200». Но для своих родных и близких Сергей продолжает жить во всём, что о нём напоминает. В семейных воспоминаниях, в оставшихся в их мобильниках голосовых сообщениях, присланных из Донбасса, в подборках фотографий прошлых лет. Просматривая их, они видят разные этапы его короткого жизненного пути. Со снимков из 90-х также весело смотрит забавный малыш Сереженька, сидящий на коленях у папы вместе с игрушечным Микки-Маусом. На фото нового века – уже повзрослевший, жизнерадостный старшеклассник Сережа с мамой, с дедом и бабушкой, со своими друзьями. А на последних – донецких снимках перед домашними предстаёт уже совсем другой человек – сильно возмужавший ополченец Серега «Бронник» в камуфляже с бородой и усами…

«Их имена уходят в обелиски, а ведь должны быть в отчествах детей. И журавли над ними низко-низко застыли криком жён и матерей...», – эти пронзительные поэтические строки, навеянные мемориалом участникам Ржевской битвы, посвящены всем поколениям наших молодых российских солдат-защитников Отечества, погибших на полях сражений. Хочется продолжить их простой фразой из бронницких социальных сетей, появившейся там после прощания с Сергеем: «Умереть воином – значит жить вечно!»
Воспоминания записали Валерий ДЕМИН и Ксения КАШИЦИНА
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий