"ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ ИСПОВЕДЬ" АНАТОЛИЯ ДУБЯНСКОГО
0
1720
26 апреля в Бронницах, как и по всей нашей стране, проходят памятные мероприятия по случаю 38-й годовщины крупнейшей техногенной катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции. Ныне здравствующие бронницкие офицеры-ветераны, сотрудники 21 НИИИ, участвовавшие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, вспоминают события тех давних лет и своих преждевременно ушедших соратников. Один из городских чернобыльцев, ветеран Вооруженных Сил СССР, подполковник в отставке Анатолий Петрович ДУБЯНСКИЙ накануне Дня памяти жертв радиационных аварий и катастроф встретился с корреспондентом «БН». В ходе беседы пенсионер-«ликвидатор» не только поделился интересными воспоминаниями о пребывании на ЧАЭС, но и предоставил нашей редакции свою книгу «Чернобыльская исповедь» с памятными фотоснимками и стихами, посвященными незабываемому периоду его службы.

Апрельский взрыв, произошедший в 1986 году на 4-м энергоблоке ЧАЭС, без преувеличения потряс все западные регионы тогдашнего Советского Союза ибо его губительные последствия поражали своими масштабами. Для сравнения: они были гораздо страшнее и опаснее всех нынешних паводковых наводнений. В результате трагедии радиоактивному заражению подверглись огромные площади страны, различную степень облучения получили свыше 8,4 миллиона жителей.

Причем 400 тысяч из них сразу лишились крова и всего имущества, навсегда оставили дома и были переселены в безопасные регионы СССР, из сельскохозяйственного фонда было выведено более 5 миллионов гектаров плодородной пахотной земли. В дальнейшем опустевшими и заброшенным оказались все близлежащие к эпицентру города и деревни, а вокруг ЧАЭС сформировалась зона отчуждения диаметром 30 км.

О Чернобыльской катастрофе уже написаны сотни книг и научных исследований, снято немало документальных и художественных фильмов. Но интерес к тем драматическим событиям с годами не ослабевает, а становится более вдумчивым и осмысленным. В этой связи особенно значимы для нас, жителей ХХI века, впечатления и воспоминания непосредственных участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, находившихся и действовавших в той опасной для здоровья и жизни зоне.

В числе чернобыльских “ликвидаторов” был не один десяток опытных и знающих своё дело офицеров-автомобилистов 21 НИИИ – жителей нашего города. Они, “выполняя важное правительственное задание”, внесли свою лепту в общее дело на разных этапах опасной работы. Их личный вклад есть и в том, что аварийный 4-й энергоблок был изолирован в кратчайшие сроки в прочный защитный саркофаг.

Мой собеседник не только был в числе тех, кто в этом лично участвовал, но он еще и разместил в своей книге памятное, пронизанное болью и скорбью стихотворение, посвященное важнейшему для всех “ликвидаторов” событию. Оно так и называется – «Саркофаг». К слову, многих из бронничан, участвовавших в его сооружении, уже нет среди живых: радиация сделала свое губительное дело, сильно сократив их жизненный путь…

Память о них автор книги-исповеди пронёс через все последующие десятилетия. «Жизнь и смерть… В Чернобыле эти вечные понятия оказались слишком близко. Для многих жизнь после аварии на атомной электростанции была борьбой со смертью». Не только всем своим соратникам, ныне здравствующим и тем, кого уже нет на этом свете, но и всем людям адресует бронницкий ветеран свою исповедь-предостережение.

Анатолий Петрович родился тоже весной 1951 года в г.Нежин Черниговской области. Общий срок военной службы Дубянского в Вооруженных Силах СССР – 26 лет. И после демобилизации он трудился ст. научным сотрудником оборонного института. Анатолий Петрович из тех людей, которые бережно относятся к прошлому. Всю биографию можно собрать по сохраненным им газетным вырезкам и старым снимкам: в детстве он – один из лучших пионеров страны, в юности – один из лучших выпускников училища. Только немного хромала дисциплина...

«Когда учился в 6-м классе, – стал вспоминать мой собеседник, глядя на групповое фото юных пионеров с «главной пионервожатой страны» Людмилой Швецовой в газете «Комсомольская правда», – со всего Советского Союза собрали детей на встречу с космонавтами Валентиной Терешковой и Валерием Быковским. По 25 человек с каждой республики. Я оказался в их числе. Попал в Москву, на Красную площадь. Однако пошёл дождь, поэтому нас собрали в гостинице «Космос». Мне поручили подарить Терешковой цветы от нашей делегации. Помню, как дети со всех ног как помчались к ней... И то ли мне подножку поставили, то ли сам за что-то зацепился… В общем, упал, цветы помялись. Я растерянный подошёл к Валентине Владимировне, а она меня обняла и поцеловала. С тех пор мне все говорят: «Ну, ты же с самой Терешковой целовался!».

После окончания школы Анатолий отправился в Рязань и сразу поступил там в Высшее военное ордена Красной Звезды автомобильное инженерное училище. В 1971 году успешно его окончил и после выпуска получил звание «лейтенант-инженер». Как вспоминает мой собеседник, в училище он тоже отличился и был поощрен престижным распределением. За прекрасную успеваемость его и ещё четверых офицеров отправили служить в группу советских войск в Германию...

– Вообще-то я с детства очень любил рисовать и лепить, – говорит Анатолий Петрович. – Хотел стать скульптором. Но не случилось… Ведь в нашей семье многие мужчины были военными. К примеру, мой дядя – Герой Советского Союза. Отец не был военным по профессии, но у него был нрав военного. При этом оба они были достаточно строгими. Так что мой выбор, что называется, был предопределен. После окончания училища я ещё заканчивал военный вуз. Там я очень понравился председателю государственной комиссии, начальнику 21 НИИИ, тем, что всегда вызывался отвечать первым, без подготовки. Он присутствовал и на защите моего диплома, а после поставил передо мной выбор: или отправляйся служить на Курилы или в оборонный институт в Бронницах.

Анатолий Петрович выбрал Бронницы. Именно отсюда его и направили в Чернобыль ликвидировать последствия аварии. Именно сюда офицер и вернулся после этой служебной командировки. Всего из 21 НИИИ на место происшествия командировали 67 офицеров.

– Первыми туда отправились полковники Котыга, Дудин, Долгих и подполковник Румянцев, – продолжает мой собеседник. – Нас всех направило в Чернобыль Главное автомобильное управление. Я ездил в паре с А.В.Савоничевым. Мы прибыли на место вдвоём, и нас встретил генерал-лейтенант А.И.Крутецкий. Он был замом начальника академии химзащиты. После знакомства и беседы, меня генерал оставил своим замом по вооружению. Я отвечал за всю технику в ходе выполнения задач научного центра Генштаба Министерства обороны СССР, следил, чтобы всё исправно работало, чтобы осуществлялась доставка учёных из города Ирпень в Чернобыль. Ещё я постоянно взаимодействовал с автомобильной службой Киевского военного округа. Был там такой генерал-майор А.В.Сафронов, который руководил поставкой нам запчастей для ремонта техники. Кроме того, мы проводили исследования на месте. У нас было два управления, у каждого – свои задачи и на станции, и на территории. Кто-то очисткой кровли занимался, кто-то исследовал зараженную землю. Помню, когда, например, с крыш сбрасывали графит, то у каждого «ликвидатора» была только минута на это. Дальше оставаться там было бы слишком опасно. Анализ грунта потом отсылали в другие институты. Также мы исследовали, как распространяется вокруг радиоактивное облако...

Все чернобыльские «командировки» длились в основном по три месяца. Анатолий Петрович был в опасной зоне с мая по август 1987-го года. Именно за активное участие в ликвидации последствий аварии он был удостоен государственной премии Cовета Министров СССР, а также награжден медалью «За отличие в воинской службе» и грамотой войсковой части № 19772.

– Мы вообще-то много разных наград и поощрений от командования и других инстанций тогда получили. После порадовали ими наши местные музеи: Музей истории города Бронницы и музей во второй школе. Там на стендах размещены и грамоты от местного горкома компартии, и правительственные грамоты. Я ещё отдал в школьный музей оформленный мною альбом. Вечерами, в свободное от служебных обязанностей время, все офицеры были чем-то заняты. Я, к примеру, писал стихи и рисовал...

Когда я спросила, было ли страшно работать в радиоактивной зоне, мой собеседник ненадолго задумался, а затем рассказал вот такую историю:

– Один подполковник-десантник был истинным патриотом своей страны. Свои три месяца он отработал, но решил остаться ещё на три. И сгорел. От радиации. И так уж вышло, что мне пришлось спать на его освободившейся койке…Когда услышал о нём, мне стало немножко не по себе. Сказать, что там было страшно? Да нет. Просто когда смотришь, как по улице едут поливальные машины, а в самом городе никого нет – становится жутко. Дозы радиации мы, конечно, получили немалые. Больше, чем следовало бы. Но нашу безопасность всё же старались обеспечивать. На территории дежурили химики, дозиметристы, они проверяли нас. У каждого из нас был жетон-накопитель, его потом «прожигали» и смотрели кто какие дозы уже получил. Пожарные, которые экстренно тушили радиоактивный пожар после взрыва реактора без всякой защиты в дальнейшем пожили совсем мало… Всех, кого вывозили, проверяли. Светится? Значит, надо идти мыться. Машины также проверяли, обмывали всё…

По возвращении домой подполковник Дубянский подготовил и оформил книгу, посвящённую Чернобылю. В сборник вошли документальные фотографии, снимки с другими офицерами-«ликвидаторами» 21 НИИИ с места происшествия, а также стихотворения, посвященные чернобыльцам. Вот, к примеру, на одном из таких, можно сказать, исторических снимков, который есть в книге, сфотографированы четыре командированных на ЧАЭС подполковника. В их числе и герой нашей статьи – Анатолий Петрович. Несмотря на не совсем хорошую четкость, мы разместили это фото. К слову, второй слева – М.Г.Куколев за свои заслуги по ликвидации последствий аварии был награжден орденом Красной Звезды. А подполковнику Дубянскому решением правительственной комиссии была вручена письменная благодарность. Под ней подпись самого председателя этой комиссии, тогдашнего зампреда Совета Министров СССР Б.Е.Щербины.

Собственно, и в последующие годы общественная деятельность Анатолия Петровича была в той или иной мере связана с движением чернобыльцев. Какое-то время он даже являлся председателем бронницкой организации «Союз-Чернобыль», которая впервые была создана 20 января 1992 года на базе 21 НИИИ и просуществовала до 2002 года. Впрочем, в дальнейшем она была воссоздана по инициативе офицера-ликвидатора В.В.Подымахина, внесла большой вклад в патриотическое воспитание молодёжи и действует в нашем городе по сей день.
Беседовала Ксения КАШИЦИНА
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий