СТО ДНЕЙ ПОСЛЕ ПРИКАЗА
0
1029
“Эй, русские, меняем ваши патроны на нашу еду! Соглашайтесь, а то с армейской баланды ноги протяните…”, – наглые, оскорбительные призывы местных горных джигитов бойцы, дежурившие на блокпостах, слышали не единожды. И, бывало, в ответ на отказ из темноты гремели выстрелы… Служба Артема ПАВЛОВА в “горячей точке”, пожалуй, очень сильно отличалась от буден солдатсрочников из нашумевшей в советское время повести Ю.Полякова “100 дней до приказа”. В развальный постсоветский период это был совсем иной, уже не мирный быт российских десантников, с рейдами“зачистками”, стрельбой, потерями соратников. Но при этом (что удивительно), без печально известных неуставных отношений… В год 80летия ВДВ читателям “БН”, наверняка, будет интересно из первых уст узнать, как проходила кавказская стодневка младшего сержантамиротворца, командира БМД…
Артем родился в рабочем поселке Инжавино на Тамбовщине. Там вырос, там окончил среднюю школу. Его армейская биография началась в 2003м, когда призвали в воздушнодесантные войска. Попасть в крылатую гвардию крепкий, рослый парень мечтал с юных лет. Пытался даже поступить в Рязанский институт ВДВ, но не набрал проходной балл (было десять претендентов на место). Мечта сбылась, когда призывника Павлова, к тому времени – студента Тамбовского экономического техникума и при этом боксера, легкоатлета и неизменного победителя различных школьных и районных состязаний, направили в 242-й учебный центр ВДВ в Омск. Там его полгода учили на командира отделения – экипажа боевой машины десанта. – В учебке нас готовили основательно, – вспоминает мой собеседник.
– Мы изучали современную десантную бронетехнику, основные виды вооружения, оружие потенциального противника. Как будущие командиры боевых машин, обучались меткой стрельбе, уверенному вождению, правильной тактике и еще многим другим военным премудростям. Вот на этом снимке я вместе с другими курсантами на БМД1, которую мы посвоему называли “копейкой”. Сфотографировались после возвращения со стрельбища… После полугодовой учебы направили служить в 119й полк хорошо известной всем десантникам 106-й Тульской дивизии ВДВ. А в 2004-м в составе этого подразделения по приказу командования меня отправили в Абхазию, в район г.Галуста для выполнения миротворческих задач…
Надо сказать, обстановка в том мятежном регионе тогда была очень сложная. Немалая часть местного населения поддерживала сепаратистов, у когото родственникимужчины с оружием в руках воевали у чеченских боевиков. В аулах с первобытными нравами большинство горцев, по мнению моего собеседника, относились к российским миротворцам, как к чужакам – с откровенной враждебностью. К счастью, за время командировки сержанту Павлову не довелось самому участвовать в боевых действиях: огнем отражать нападения на блокпосты и стрелять в людей на поражение. Однако, постоянные рейдовые объезды окрестных селений, провокационные выходки, как и само пребывание в чужом, опасном окружении, сильно “напрягали” десантников.
Иной раз нагловатые юнцы по наущению старших встречали русских солдат грязными матерными выкриками и даже камнями изза дувалов. Но применять силу по отношению к населению миротворцы не имели права. Хотя при этом всегда находились в полной боевой готовности – даже спать после рейдов и дежурств им зачастую приходилось в обнимку с автоматами.
– Прибыв в ходе рейда в дальний аул, мы оставляли БМД вместе с механикомводителем и стрелкомнаводчиком неподалеку у дороги, а сами впятером совершали осмотр подозрительных домов на предмет наличия там спрятавшихся участников бандформирований, – рассказывает Артем. – Бывало, входили во двор, как в западню. Нам на чужом гортанном языке кричали чтото в спину, иной раз даже выталкивали из комнат… Только реагировать на оскорбления и иные, даже самые грубые действия, нам было ни в коем случае нельзя. А мне, как командиру, отвечающему за безопасность и жизнь бойцов своего отделения, тем более приходилось постоянно сдерживать себя и своих подчиненных от проявления любых негативных эмоций… Хотя иной раз, если не нам, то нашим соратникам, стычки избежать все равно не удавалось…
О нападении на соседний блокпост Артем услышал со слов сослуживцев. Когда десантники в очередной раз отказались продать местным парням оружие или обменять его на продукты, постовых, несмотря на нашивки “МС”, обстреляли из автоматов. А с наступлением темноты, вооруженные бандиты и вовсе пытались силой захватить охрану и боеприпасы. В ходе обстрела и попытки захвата оружия один из бойцов был убит. Любой из десантников мог оказаться на его месте… Но, с другой стороны, ощущение постоянной опасности, важность взаимовыручки, как уверяет мой собеседник, сближали солдат разных призывов. В их батальоне не было ни одного случая дедовщины. Даже те, кому оставалось 100 дней до приказа, не нарушали тогда боевых заповедей десантного братства…
Вернувшись из Абхазии, младший сержант Павлов продолжил свою службу в крылатой гвардии. Слушая рассказ о будничных эпизодах его армейского быта в НароФоминске, можно узнать немало интересного о том, как дисциплинирует и посвоему воспитывает молодых, нередко упрямых и своенравных парней после гражданки жесткий распорядок жизни в десантных частях. Здесь приказы старших по званию и способность четко выполнять их, невзирая на любые тяготы, нередко равносильны выживанию в экстремальной ситуации. А они у мобильного и вездесущего небесного воинства, которое бросают в любое “пекло”, случались очень часто…
Артем честно признался, как поначалу непросто было привыкать к учебным прыжкам с парашютом. Первый раз, он шагнул в пустоту почти без страха, не зная, как резко захватит дух, понесет вниз, и… какими бесконечно долгими станут секунды свободного падения… до долгожданного рывка вверх от раскрывшегося купола. Гораздо страшнее было прыгать во второй, в третий разы. Уже полностью сознавая всю меру опасности, но, понимая при этом, что он, как будущий командир БМД никогда не вправе показывать свое беспокойство и неуверенность бойцам перед десантированием. Этому учили его опытные офицеры их подразделения.
Кстати сказать, с армейским командиромнаставником, как считает сам Артем, ему крепко повезло: ротным у него был капитан ВДВ Евгений Гончаров, участник обеих чеченских войн, а ныне руководитель Бронницкого отделения “Союза десантников России”. Добавлю: в этой организации, активно участвующей в военнопатриотическом воспитании молодежи, ныне состоит и мой собеседник. Конечно, перед демобилизацией мл.сержант Павлов, как и все десантникимиротворцы, даже давал подписку о неразглашении служебной информации сроком на два года. Но с тех пор прошло уже пять лет, и сегодня Артем имеет полное право поделиться своими воспоминаниями и с бронницкими старшеклассниками, и с редакцией “БН”.
Его жизнь на гражданке тоже заслуживает отдельного рассказа. В наших краях сержант запаса оказался вполне закономерно: в Денежниково издавна живут его бабушка и сестра отца. Так что Артем еще с детства летом часто приезжал к ним на каникулы. Здесь, в Бронницах, он, отслужив, нашел свою вторую половинку – Ольгу, сюда со временем перебрался на постоянное жительство. Сейчас у молодых супругов, которые оба трудятся на БЮЗе, уже есть четырехмесячный первенец Никитка. Глядя на маленького крепыша, вчерашний командирдесантник надеется на то, что, когда он вырастит, обязательно пойдет по отцовским стопам – будет служить России в крылатой гвардии. И добьется большего, чем родитель, – обязательно станет офицером. Хорошо бы только, чтобы “горячих точек” в то время не было…
Валерий ДЕМИН
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий