Школьный завуч советской поры
0
1955
К Дню Учителя, который мы на днях отпраздновали, хочется приурочить статью об очень известном в советский период педагоге, память о котором бережно хранят в Бронницкой гимназии. На музейном стенде – фотографии человека, хорошо знакомого многим педагогам и выпускникам «красной» школы 50-80-х годов прошлого века. Вот совсем юная девушка-студентка с мечтательным, словно устремленным в будущее взором. На другом снимке – уже признанный коллегами учитель истории с наградами на груди. На третьем – опытный, авторитетный завуч с печатью усталости на лице… Рядом лежат учительский диплом, выписки из зачетной ведомости, целая виньеточная галерея однокурсников-выпускников исторического факультета пединститута имени Н.К.Крупской и личные вещи... У педагога советской поры, отличника народного просвещения, почетного гражданина г.Бронницы Елизаветы Григорьевны СТРЕБКО в музее гимназии свой памятный уголок. И хочется верить, что несмотря на смену времен и поколений, сюда всегда будут приходить учащиеся. Все, кому не безразличны более чем вековая история учебного заведения, родного города и судьбы ярких, незаурядных людей, оставивших след в памяти земляков...

Способность учить других – дар, который дается не каждому. Знала ли о нем обычная с виду девчушка, появившаяся на свет в далеком 1923-м в с.Шереметьево Коломенского района? Впрочем, к её судьбе больше походит правило: «Учителями не рождаются, а становятся». Будущему именитому педагогу пришлось идти к своему призванию сквозь тяготы и лишения того нелегкого времени… Став педагогом, она будет увлеченно рассказывать ученикам на уроках истории о переломной для всех октябрьской революции, о непримиримой гражданской войне, о продразверстке, о колхозном движении и еще многом-многом другом… А в суровые 20-е и 30-е их семье приходилось просто выживать и трудиться, не покладая рук, чтобы не умереть от голода… Жили бедно, родителям, подчас, нечем было досыта накормить потомство... Вместе с Лизой (в девичестве Спириной) в семье росли трое детей: старший – Коля и младшая – Оля.

– Но, как бы тяжело ни было, все трое детей тянулись к знаниям. – рассказала мне о мамином детстве во время нашей встречи в 2013 году дочь Елена Константиновна (по мужу – Кабанова). – Мама ходила в начальные классы в своем селе, а восьмилетку и среднее образование завершила в Коломне. Школу она окончила успешно (уже тогда любила учиться) и решила поступать в столичный Менделеевский институт. Химия ей, хоть и нравилась, но особых способностей к предмету, судя по всему, не было. Закономерно поэтому, что и вступительные экзамены в столь престижный вуз она «провалила». Но ей вовремя подсказали: «Твой удел – гуманитарные науки»… И мама, вернувшись в Коломну, приняла очень правильное решение: в 1940 г. поступила в здешний учительский институт...

В коломенском вузе готовили учителей для школ-восьмилеток. Лиза училась там два года и закончила институт с отличием. А осенью 1942 г. новоиспеченную учительницу ждало нелегкое испытание… Вместе с подругой-однокурсницей Надей Смуровой её направили на работу в недавно освобожденный от оккупации район Тульской области. Оттуда только-только прогнали германские войска: все стояло в развалинах, не хватало самого необходимого для жизни. А население жестоко страдало от обнаглевших в годы войны бандитов и сбежавших с фронта дезертиров-мародеров. Они отбирали у жителей всё: не гнушались даже поношенной одеждой и предметами обихода… Подруг грабили два раза подряд: прямо по месту проживания. Второй раз даже избили и, обобрав до нитки, заперли в чулан… Перепуганные учительницы, оставшись без самых необходимых вещей и средств к существованию, решились без разрешения начальства бежать из района. Им повезло: Григорий Михайлович, служивший тогда на санитарном поезде и оказавшийся неподалеку, сумел вывезти девушек из опасного места. Добравшись до дома, комсомолки долго боялись наказания за самовольный побег… И даже спустя годы Елизавета Григорьевна не раз вспоминала драматичное начало своего учительства. Возможно, как убежденная, активная коммунистка и парторг школы она позже осуждала себя за вынужденное «дезертирство». Но тогда у них, неопытных и беззащитных девушек, явно сработал инстинкт самосохранения: оставшись, подруги могли просто сгинуть в том безжалостном тыловом «антимире» 40-х, еще не готовом к обычной мирной жизни…

– Сегодня, через десятилетия, мне трудно подробно восстановить в памяти мамины откровения о военной и послевоенной поре, – продолжила свои воспоминания Елена Константиновна. – К тому же, она далеко не обо всем мне рассказывала. А я тогда, к сожалению, особо и не расспрашивала. Надеялась: еще будет время для откровенных семейных разговоров. Но вышло иначе… Помню, что на тот послевоенный период приходится и её успешная вузовская учеба в Московском пединституте имени Крупской. В 1946 г. мама с отличием закончила его и получила свой второй учительский диплом преподавателя истории... Ей, отличнице, предлагали продолжить учебу в аспирантуре, но она поначалу не приняла это предложение… Понимала: на мизерную стипендию не проживешь, а родители не могли её материально поддержать. У нее остался только один вариант послевузовского распределения – учительство в маленьком подмосковном городке. Так непредсказуемая судьба навсегда связала всю последующую мамину жизнь с Бронницами…

Молодой учитель истории пришла в «красную» школу, когда здесь «сеяла разумное, доброе, вечное» целая плеяда замечательных бронницких педагогов. Директором тогда был бывший фронтовик, заслуженный учитель РСФСР, преподаватель физики Н.Г.Соболев. Этого высокого, всегда по-военному подтянутого и с гладко выбритой головой мужчину в школе по-доброму называли «желудем». Он был не только хорошим учителем, но и великолепным танцором. И вечерами, в паркетном зале нередко учил танцевать старшеклассников. А завучем здесь работала известная всему городу Т.В.Тарасова (тоже будущая почетная бронничанка), которая помогала педагогам-новичкам и словом, и делом. Бронницкий период биографии у Елизаветы Григорьевны складывался благоприятно. Ей дали небольшую комнатку в школьном общежитии, на Московской, 67, и начались беспокойные учительские будни… В это время наметилась перемена и в личной жизни молодого симпатичного педагога: она вышла замуж за коренного бронничанина Константин Стребко. В 1948-м молодые люди стали мужем и женой.

– Через два года родился мой старший брат Александр, а в 1955 г. появилась на свет я, – дополнила свой рассказ Елена Константиновна. – Мама после моего рождения вышла на работу, а меня сразу отдали в ясли. Педагог до мозга костей, даже имея двух малышей, всё равно ставила школу на первое место, семья была на втором. Но люди уважали её за эту учительскую одержимость… Когда я сегодня встречаю в городе давно постаревших маминых учеников 50-60-х годов, они до сих пор тепло вспоминают о ней... Что бы нынче ни говорили о советском периоде и народном просвещении, но это было время энтузиастов, мечтателей, романтиков. После Соболева целое послевоенное десятилетие у школьного руля стоял известный в Бронницах учитель – А.Л.Маситин… Потом директором стал А.А.Лапин – сам в прошлом выпускник «красной»... Жизнь коллектива, как мне рассказывали, бурлила: октябрятские утренники, пионерские сборы, комсомольские собрания, «Зарница», «Орленок», многодневные турпоходы…И мама всегда была в гуще дел и забот педколлектива. Активный и ответственный человек, парторг, она являлась инициатором многих учительских начинаний и незаменимой правой рукой директора…

Когда дочка Лена чуть подросла, учитель-историк, ставшая в конце 60-х бессменным школьным завучем, стала часто брать её с собой в школу. И малышка, усевшись за парту, сама многие часы проводила на маминой работе. Школа, без всякого преувеличения, стала вторым домом не только для самой Елизаветы Григорьевны, но и для дочери. Здесь с годами сложился основной круг их общения, жизненных интересов и приоритетов. «Красная» школа того советского периода с неиссякаемым энтузиазмом, учительскими посиделками, с неизменной радиорубкой и звучащим на вечерах проигрывателем до сих пор живет в памяти моей собеседницы. Наверное, именно тогда у будущего продолжателя династии стало формироваться свое понимание нелегкого учительского труда, непреходящее желание самой стать педагогом. А еще мама и её коллеги запомнились вдумчивым, творческим отношением к работе. На родительском примере дочь убедилась: настоящая интеллигентность – не наследственное приобретение, Это результат самообразования, свойство души. Лучшие бронницкие учителя советского периода умели находить искру познания в каждом из своих учеников, обходились на своих уроках без шаблонов и рутины. И никогда не позволяли себе окриков и грубости …

Даже при всей извечной преподавательской занятости и домашних заботах Елизавета Григорьевна никогда не отказывалась от общественных поручений. Не раз её, авторитетного, принципиального члена КПСС выбирали секретарем учительской парторганизации. В 70-е годы её три созыва подряд выдвигали депутатом Бронницкого горсовета, где она отвечала за народное образование. И, судя по всему, депутатом была активным. В городе Стребко хорошо знали и уважали многие тогдашние руководители. Не только как учителя, завуча и народного избранника, но и как настоящего общественного деятеля. Её считали отличником народного просвещения не только по званию, которое она бесспорно заслужила. Она была таковой по своей человеческой сути.

Дочь Елена Константиновна, которая сама поработала педагогом-предметником не один десяток лет, вспоминает, какой требовательной к себе была её мать. Наработав огромный опыт и багаж знаний, она всякий раз, как студентка-практикантка, очень основательно готовилась к каждому уроку. У Стребко была замечательная для историка способность многие даты, имена и факты запоминать с первого раза. Полюбившиеся книги никогда не перечитывала: все содержание сразу прочно ложилось в память. Но, даже обладая такими качествами, она никогда не делала себе никаких скидок и поблажек…

1979-й год стал драматичным для бессменного школьного завуча. В рассвете сил и способностей ей пришлось временно уйти из родной школы. В тот год в семье случилось большое горе: у дочери Елены погиб муж. Чтобы молодая женщина не осталась наедине с этим горем и смогла преподавать, Елизавета Григорьевна решила на какой-то период полностью взять на себя заботу о новорожденной внучке Ирине. Дочь, с годами осознав, чего это стоило матери, благодарна ей за её семейный, человеческий подвиг до сих пор. Впрочем, даже когда оставшаяся без работы педагог, нянчила малышку-внучку, она всё равно по возможности подменяла кого-то из заболевших или ушедших в отпуск коллег…

А, когда Ирина подросла и пошла в детсад, сразу вернуться в родную школу (даже такому опытному историку, как Стребко) стало очень проблематично. В 80-е годы в Бронницах получился избыток педагогов: свободных ставок не было. И она ездила преподавать в Заворовскую, Денежниковскую, Ганусовскую школы, в школу пос. РАОС... А в общей сложности отдала педагогике 40 лет жизни. Более половины стажа работала в должности завуча. Педагоги-ветераны «красной» по-доброму вспоминают о ней до сих пор.

– Мне посчастливилось узнать Елизавету Григорьевну и как своего учителя, и как коллегу-наставника, школьного организатора, и как замечательного человека, – рассказала мне работавшая в то время преподавателем русского языка и литературы и завучем Бронницкой гимназии (школы №1), заслуженный учитель РФ, почетный гражданин г.о.Бронницы С.В.Пшеничная. – У преподавателя Стребко я училась в 9-10-х классах. Она вела у нас уроки истории и обществоведения. А, когда я, окончив вуз, сама пришла в «красную» учителем. Тогда завуч Стребко руководила всем учебным процессом: сама проводила педсоветы, составляла расписание занятий... Авторитет у неё был железный. И дисциплина в школе – тоже. Ученики 50-60-х, которые нынче приходят в школу, в наш музей, оставляют воспоминания о годах учебы. Есть строки и об учителях той поры. К примеру, наш знаменитый выпускник, академик Каштанов, написал, что благодаря таким педагогам, как Стребко, он и сумел стать большим ученым... Всю свою жизнь она отдала «красной», приходила сюда даже на пенсии, с больными ногами... Школа была для нее смыслом жизни...

Почетным гражданином г.Бронницы заместитель директора школы №1 по учебно-воспитательной работе Е.Г.Стребко стала по решению исполкома Бронницкого городского Совета депутатов трудящихся №472 от 30 ноября 1972 г. Жаль только, что тогда своих городских СМИ в Бронницах еще не было. И об этом факте признания её заслуг перед городом большинство рядовых бронничан попросту не узнало... Умерла Елизавета Григорьевна от инсульта, не дожив до 77 лет, – 14 мая 2000 г. На год раньше мужа. До этого был инфаркт, последствия которого навсегда лишили её возможности бывать в школьном коллективе...

Когда слушаешь воспоминания о Е.Г.Стребко её родных, коллег, учеников, понимаешь: насколько значима и ответственна в нашем, пока еще очень далеком от совершенства обществе, профессия учителя. Ведь именно ему принадлежит главная роль в формировании личности ребенка. Один мудрец сказал: «Если в этой жизни ты наставил на истинный путь хотя бы одного человека – ты прожил ее не зря». Елизавета Григорьевна обучила своим предметам и помогла стать хорошими людьми сотням бронничан. Значит, она прошла свой путь на земле не просто не зря, а со стократной пользой.
Валерий ДЕМИН
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий