Профессор ХРОМОВ: "За время учебы в Бронницах я стал гораздо самостоятельней..."
0
  • С.П.ХРОМОВ
    С.П.ХРОМОВ
  • Семья Хромовых в МГУ
    Семья Хромовых в МГУ
  • Г.С.ХРОМОВ-сын
    Г.С.ХРОМОВ-сын
1244
В этом году исполняется ровно 120 лет со дня появления на свет уроженца нашего города, выдающегося советского ученого-метеоролога и климатолога, доктора географических наук, профессора, орденоносца, заслуженного деятеля науки РСФСР Сергея Петровича ХРОМОВА. Большинству бронничан об этом многогранном человеке, родившемся в самом начале прошлого века в нашем городе, но при этом мало прожившего в родных местах, известно лишь немногое. А между тем, в его насыщенной биографии, научной, преподавательской, исследовательской и иной деятельности, в военной службе есть немало интересных и познавательных страниц, так или иначе связанных с Бронницами. В этой памятной обзорной статье мы расскажем об основных этапах жизненного пути нашего знаменитого земляка, выполненных им научных работах, близких ему людях и значимых событиях, имевших место в его судьбе.

Для более полного и достоверного биографического портрета Сергея Петровича использованы записи из личного архива ученого, перепечатка которых передана его сыном Гавриилом Сергеевичем Музею истории г.Бронницы. Многие годы она бережно хранится в музейных фондах и была предоставлена «БН» в ходе написания данного материала. Автор этих строк также пользовался опубликованными в электронных источниках сведениями, высказываниями коллег и учеников Хромова, которые даны в редакционной правке. Начнём с того, что будущий корифей отечественной метеорологии родился в нашем городе, в доме бабушки по материнской линии. Вот как он писал в своей автобиографии: «Родился я 22 сентября 1904 г. в г.Бронницах Московской губернии. Это в 3 км от села Велино, где мои предки были государст­венными крестьянами. До 1918 г. жил в Москве, в основном в Леонтьевском переулке, с родителями, сестрой и братьями. Каждое лето мы все, кроме отца, проводили в Велино; отец, служивший управляющим, наведывался туда реже… Я рос в мелкобуржуазной семье, мало интеллигентной, религиозной внешне, в рамках устоявшегося традиционного быта».

В 1911 г. 7-летний Сергей поступил в Капцовское училище, которое считалось одним из лучших городских начальных училищ Москвы. В 1914 г. с началом Первой мировой войны оно было занято под лазарет, и последний, четвертый год, мальчишка доучивался в начальной школе на Малой Бронной. В 1915 г. он сдавал вступительные экзамены сразу в две московские гимназии-1-ю и 3-ю. В результате-поступил в первую. В 1916-1917 гг. юный гимназист, уже тогда многим интересующийся, после учебы, по вечерам, ходил на уроки рисования в Строгановское училище. При этом весь период учебы в гимназии был аккуратным еженедельным посетителем маленькой библиотеки-клуба для школьников. Именно с той ученической поры Сергей сам серьёзно увлёкся литературным творчеством. Первое его произведение появилось в 1914 г. в журнале «Путеводный Огонек»(статья о поездке всем классом в Троицкую лавру и своих впечатлениях). Не по годам развитый и любознательный подросток стал очевидцем исторических событий-февральской и октябрьской революций в России. Личные впечатления о них также есть в его записях.

И наши края там упоминаются не единожды. Ведь семейство Хромовых часто выезжало на отдых в Подмосковье. К примеру, у него есть такие строки: «...Сначала мы ехали поездом на станцию Бронницы. Оттуда 10 верст до Бронниц на «ямщике», в старом тарантасе, с чемоданами и узлами. В Бронницах останавливались у бабушки, в комнатке за трактиром…» А с 1918 г. начинается целиком бронницкий период жизни Сережи. В этой связи он писал: «... в Москву из Велино мы в том году уже не вернулись, оставшись жить в деревне(отчасти у бабушки в Бронницах). Осенью я начал учиться в местной школе 2-й ступени(это фактически-гимназия, только ухудшенный вариант), сразу в 5-м классе». Важно отметить и то, что в нашем городе будущий ученый-метеоролог, как и прежде, много читал, брал книги в местной библиотеке, а ещё продолжал поиски своего творческого «я». Он, в частности, развивал прежнее детское литературное увлечение: писал интересные заметки в местной периодической печати. К примеру, в газете «Известия Бронницкого уездного совета» в то время появилась его большая познавательная статья о языке эсперанто. К тому же, обучаясь в бронницкой «красной» школе, Сережа участвовал в подготовке регулярно выпускаемого ученического рукописного журнала, находясь в составе его редколлегии.

С 1919 г. рано повзрослевший старшеклассник, продолжая своё дальнейшее образование, уже пытался самостоятельно зарабатывать на жизнь. «...В Бронницах я помогал учителю И.С.Косьминникову на лекциях по физике для агрономов(это первый мой заработок); в то же время-работал чем-то вроде бухгалтера в волостной ссудной кассе(кассе взаимопомощи), тоже что-то получал за это. Работал в Физическом кружке, писал декорации для школьных спектаклей, читал публичную лекцию о затмении, читал лекции по астрономии для товарищей, доучивался тому, чему не научился в школе, много читал и стал гораздо самостоятельней… В 1921 г., проучившись три года в Бронницах, в дополнение к семи годам в Моск­ве, поступил на «подготовительный курс» в Московский электромеханический институт имени М.В.Ломоносова(бывшее Комиссаровское училище)… В 1922 г., осенью, был переведен на 1-й курс в Ломоносовском и сдавал экзамены в Межевом институте и на Физмате в Университете(МГУ). В осеннем семестре ходил во все три вуза, но после некоторых колебаний выбрал Мех-мат — это отделение на Физмате...» Добавим, что физико-математический факультет МГУ Хромов успешно окончил в 1928 г. по специальности гидрометеорология.

Личные записи убеждают в том, что Сергей не сразу выбрал, куда ему пойти учиться и чем заняться в дальнейшей жизни. В юности его больше привлекали не только естественные, но также гуманитарные и точные науки. Однако, словно интуитивно почувствовав своё настоящее предназначение, он в конце концов и остановился на синоптической метеорологии. Впрочем, даже несмотря на то, что парень стал не «лириком, а физиком», т. е. успешно окончил физмат МГУ, сфера его интересов всё равно была гораздо шире. Хорошо знавшие Хромова люди вспоминали и то, о чём он не написал в своей автобиографии. Известно, что Сергей успел поработать внештатным газетным репортёром в одном из столичных изданий. Будущий климатолог-метеоролог немало времени посвятил исследованию творчества Пушкина, был, можно сказать, одним из пушкиноведов. Писал в литературных журналах различные статьи. И даже прочно «войдя в свою колею», он не относился к тем учёным, которые занимаются только наукой. У него всегда было много увлечений. Так он очень интересовался поэзией и театром, даже писал рецензии на спектакли. Коллеги утверждали, что Хромов был лично знаком с Владимиром Маяковским и Константином Паустовским.

Как известно, в 2014 г. в честь 70-летия кафедры, где трудился наш земляк, был издан сборник Е.В.Соколихиной «Метеорология в лицах», который в дальнейшем разместили на Интернет-сайтах МГУ. Судя по опубликованным там воспоминаниям известных российских ученых-ветеранов, герой нашей памятной статьи одновременно со студенческой учёбой с 1924 г. работал техником в обсерватории Государственного геофизического института и по его словам: «всё лето пускал шары-пилоты в подмосковном Кучино». Именно тогда парень живо заинтересовался проблемой изучения климата. «А летом 1925 г. я был на летней практике в Феодосии,-написал он много позже.-Там впервые познакомился с практической синоптикой под руководством С.В.Шимановского и А.П.Лоидиса. Это занятие мне понравилось. Там же я перевел с французского «Облачные системы» Шерешевского и Верле(теперь-сам не понимаю как), а в 1926 г. мой реферат появился в «Бюллетене Гидрометцентра Черназморей»). Таким образом, это была первая моя специальная публикация». Забегая вперед, скажем, что климатическая тема «красной линией» прошла через всю его дальнейшую жизнь.

В 1928-1929 гг. Хромов подготовил большую дипломную работу «Тропосфера умеренных широт в свете исследований норвежской школы». «… Работал я над ней самостоятельно и перетряхнул немалую литературу-и австрийскую, и норвежскую,-отмечал он позже.-Получилось какое-то зерно моих будущих книг; в рукописи работа была кое-кем прочитана, т.к. ничего другого по новой синоптике на русском языке не было... А в конце 1929 г. началась подготовка к открытию Бюро погоды(ЦПБ) СССР в Москве, в которой я принимал участие. С этим учреждением, позднее ЦБП, ЦИП(Центральный институт прогнозов), ныне Гидрометцентром, были связаны важные 30-е годы моей собственной учебы и учебы других». Целых два десятилетия, с 1926 по1946 гг.(хотя и с небольшими военными перерывами), основным и неизменным местом трудовой деятельности Сергея Петровича было Московское областное бюро погоды. Там он одним из первых начал применять прогрессивный метод, так называемого фронтологического анализа, что позволило существенно повысить качество синоптических исследований и достоверность прогнозов погоды. В области изучения земного климата заслуги нашего земляка особенно значимы. Его по-существу называют создателем отечественной школы синоптической метеорологии и одним из организаторов бюро погоды СССР(ныне Гидрометцентра РФ).

В 1930 г. произошли изменения и в личной жизни ученого: он стал семейным человеком. Жена Хромова, Лидия Ивановна Мамонтова, тоже окончила МГУ и многие годы занималась научной деятельностью. Как и супруг, она в дальнейшем нашла призвание в естественных науках. Защитила кандидатскую диссертацию в области биологии, стала доцентом кафедры в МГУ и научным соратником Сергея Петровича. Забегая вперед, отметим, что именно в соавторстве с женой он составил в 1955 г. первый отечест­венный «Метеорологический словарь». Он включает в себя около 6000 терминов и их перевод на русский язык. Словарь стал незаменимым пособием для научных работников-метеорологов, геофизиков и географов, для студентов и аспирантов университетов, гидрометеорологических институтов, а также для технических переводчиков. А в 1959 г. супруги сообща издали «Англо-русский метеорологический словарь», значение которого не утрачено до сих пор. Здесь поясним, что будучи известной в научных кругах, Лидия Ивановна после замужества оставила свою прежнюю фамилию. Поэтому она просматривается и во всех её научных трудах, в том числе, когда она работала в метеорологической обсерватории имени Михельсона. Хотя при этом избранница Хромова, судя по воспоминаниям, была заботливой женой и хранительницей домашнего благополучия.

Вот как, к примеру, вспоминал о своих визитах к Хромовым известный ученый-метеоролог и климатолог, доктор географических наук, профессор Е.К.Семёнов: «Когда я приходил к ним в гости, сразу обращал внимание на огромное количество книг в шкафах. У супругов была большая, даже для людей науки, библиотека, которая занимала практически все стены в квартире. Причем это не только литература по нашему профилю, но и масса иностранных книг по искусству. Особенно интересовался Сергей Петрович творчеством художников-импрессионистов: Моне, Ренуар, Дега и другие. К слову, Хромов без особых проблем мог без словаря читать любую европейскую литературу, потому как свободно владел тремя языками: английским, французским и немецким... Он очень хорошо знал зарубежное изобразительное искусство и литературу, К тому же, и собеседником, и рассказчиком был очень интересным. Помню, сядем мы с ним на диванчик в уютной гостиной, а его жена Лидия Ивановна кофейку нам ароматного приготовит с печеньем таким вкусным. Рядом с нами Хромов-внук увлеченно играл, и кот кругами ходил. Звали кота Фишер, как знаменитого тогда шахматного гроссмейстера. И вот в таком окружении мы с моим учителем и наставником провели немало свободного времени: говорили и о учебных делах, и об искусстве, и о многом другом».

Коллеги особо отмечали, что Сергей Петрович быстро прошел период становления, стал выдающимся метеорологом и прославился в стране и за рубежом, будучи совсем ещё молодым. Ему не было и 30 лет, а он уже написал очень значимую для того периода книгу «Введение в синоптический анализ». Она сразу же обрела большую известность и оказалась очень ценным пособием, в том числе и для военных. А так как книга находилась в открытом доступе, её содержанием особенно заинтересовались в Германии. Ведь в 30-е годы гитлеровское командование уже вынашивало планы нападения на СССР и готовилось к предстоящей войне. При этом, в ней огромная роль отводилась авиации. Поэтому немцы самовольно, без ведома и разрешения автора, перевели его книгу на свой язык и переиздали её в Германии. Она сразу стала полноценным учебным пособием и настольной книгой для армейской авиации. По книге Хромова все военные метеорологи изучали синоптику и применяли полученные знания для конкретной оценки возможности полётов воздушных судов в тот или иной регион. Однако, это издание-очень полезное для прикладной метеорологии и конкретной летной практики, помимо заслуженной славы и почестей доставило автору очень серьёзные проблемы.

О них рассказал в своих воспоминаниях уже упомянутый в нашей статье, профессор Е.К.Семёнов: «Когда наша разведка узнала о том, что книга Хромова лежит на столах зарубежных военно-воздушных академий, автора сразу арестовали и привезли на Лубянку. В ходе следствия чекисты долго и тщательно разбирались по поводу случившегося. Аргументом в защиту Сергея Петровича было то, что немцы самовольно взяли его книгу, перевели и опубликовали без его ведома и согласия. И то, что такое вообще могло произойти, по моему мнению, было серьезной ошибкой наших советских спецслужб. Ведь они явно упустили из виду то, что надо было сразу изъять ценное издание из открытого доступа и надежно засекретить. А так как этого не произошло, дальновидные и расчетливые немцы не упустили свой шанс продвинуться в перспективной сфере и завладели книгой». К счастью, расследование показало, что вины Хромова в произошедшем, действительно, не было. Тем более что за него заступились ещё несколько руководителей военно-воздушных академий, которые использовали это издание в учебном процессе. Сергея Петровича освободили и не наказали, он продолжил свою плодотворную научную деятельность, в том числе и в последующий военный период...

В 1936 г. наш земляк, не оставляя научную работу в Центральном институте прогнозов, стал выполнять обязанности завкафедрой синоптической метеорологии в Московском гидрометеорологическом институте. А в следующем году ему, в то время 33-летнему, с учётом его серьезных научных работ, без защиты диссертации была присвоена учёная степень кандидата физико-математических наук. В то же время у супругов Хромовых родился долгожданный сын-первенец Гавриил, о котором еще пойдет речь в этой статье. А в 1938 г. научная семья улучшила свои жилищные условия, получив отдельную квартиру(без удобств) в Кучино, что в 20 км от Москвы. В 1938 г. Хромов стал профессором, а накануне германского нападения, в мае 1941 г., защитил свой учебник в качестве докторской диссертации. В 1943 г. ему была присвоена ученая степень доктора географических наук. При этом, он оставался многогранным ученым. В общей сложности более чем полувековая трудовая и научная деятельность С.П.Хромова, в той или иной форме, протекала и в Геофизическом институте, и в Арктическом институте, и в Академии имени Можайского, и в учреждениях высшей школы, в том числе военных.

Словом, в плодотворный для нашей науки довоенный период Хромову приходилось во многом участвовать и многое успевать. О реальном масштабе его личности и направлениях работы вполне можно судить по длинному списку научных учреждений и конкретному участию в них. Так Сергей Петрович состоял членом ряда ученых советов Центрального института погоды(ЦИП), Московского гидрометеорологического института, Главной геофизической обсерватории, Научно-технического Совета Главного Управления Гидрометеорологической Службы(ГУГМС) СССР, членом и председателем ряда государственных экзаменационных и квалификационных комиссий, редактором-консультантом Технико-теоретического и Гидрометеорологического издательств и Большой Советской энциклопедии(БСЭ), сотрудником ряда других энциклопедий и словарей, членом Международной синоптической комиссии, участвовал во многих конференциях, выполнял специальные поручения руководства ГУГМС и ЦИП, и т.п. В 1939 г. профессор Хромов был награжден престижным в то время знаком «Отличник Гидрометеорологической службы СССР».

Особый этап биографии героя этой памятной статьи-годы Великой Отечественной войны. Воспоминания о них есть и в записях Сергея Петровича: «Осенью 1941 г., в связи с преобразованием МГМИ в Высший военный гидрометеорологический институт(ВВГМИ), я был назначен начальником кафедры синоптической метеорологии и аэрологии и переехал вместе с эвакуированным институтом в г.Ашхабад. Наш коллективный переезд в поезде, состоявшем из теплушек, длился больше месяца. Своих детей(сына и приемную дочь из г.Тамбова) перевез в г. Ленинабад только весной 1942 г. Тогда же я был зачислен в кадры Красной Армии и получил знание военного инженера 2-го ранга, позднее измененное на звание инженер-майора. Два последующих года провел в основном в Ленинабаде, готовя кадры военных метеорологов и ведя научную работу для нужд действующей Красной Армии. Летом 1942 г. был командирован на Калининский фронт, летом 1943 г.-на 1-й Украинский фронт(под Курск) для ознакомления с постановкой метеорологической службы в авиачастях и соответствующего инструктажа».

Таким образом, находясь в Средней Азии, Хромов не только читал свои содержательные лекции по практической метеорологии и очень основательно и целенаправленно готовил кадры армейских синоптиков. Судя по его воспоминаниям, сам неоднократно выезжал на фронтовые аэродромы РККА для практического изучения опыта армейской метеослужбы и организации конкретной помощи в её работе. Как отмечено в его опубликованной на военных сайтах служебной характеристике: «инженер-майор Хромов в условиях перебазирования института сумел отлично поставить работу своей кафедры и обеспечивал подготовку большого количества остродефицитных для армии и страны специалистов высшей квалификации, из которых уже несколько сот человек поступило на укомп­лектование частей Военно-Воздушных Сил, наземных войск и Военно-Морского Флота. За свои заслуги был представлен награждению орденом Трудового Красного Знамени. Наградной лист оформлен 21 апреля 1943 года». А через год отличившемуся ученому-метеорологу была лично вручена эта высокая награда с присвоением очередного звания инженера-подполковника.

Осенью 1943 г. нашего земляка перевели в Центральный институт прогнозов на должность начальника отдела. А через год Хромов возвратился в Высший Военный Гид­рометеорологический институт и вместе с ним переехал в освобожденный от блокады Ленинград. Летом 1945 г. ученый был командирован в Австрию для ознакомления с метеорологическими учреждениями и помощи в восстановлении метеослужбы. В том же году он был награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечест­венной войне». В 1946 г. Сергея Петровича назначили завкафедрой синоптической метеорологии в Ленинградском Гидрометеорологическом институте. А в 1953 г. он вернулся в МГУ, где занял должность профессора. Его возвращение в столицу, как вспоминали коллеги, было связано с появлением Московского университета на Ленинских горах. Ещё до открытия величественного храма науки-главного здания МГУ, Сталин приказал собрать весь цвет советской науки, самых лучших учёных. Тогда и начали привлекать корифеев из всех регионов страны. Так что Сергей Петрович был приглашён в обновленный Московский университет как ведущий учёный с мировым именем в области метеорологии.

В 1958–1973 гг. Хромов продолжает работать заведующим кафедрой метеорологии и климатологии на географическом факультете МГУ. При этом, у него, как и прежде, широкий круг других дел и общественных обязанностей. Он-член Географического общества СССР, а также эксперт Высшей аттестационной комиссии(ВАК) и комитетов по Ленинским и Государственным премиям, член редколлегии журнала «Метеорология и гидрология». Сергей Петрович также был редактором и автором многих статей во всех изданиях Большой Советской Энциклопедии, редактировал многие энциклопедические словари. Наш земляк многократно представлял советскую науку за границей как участник международных конференций и симпозиумов, был членом комиссий Всемирной метеорологической организации. Его знали как одного из авторов Большого международного энциклопедического словаря. А еще он не один год входил в редколлегию известного венгерского журнала «Идеярош», а также избирался почетным членом метеорологических обществ Чехословакии, Венгрии и ГДР.

Сергей Петрович плодотворно трудился до самых последних дней и успел осуществить многое из задуманного. Его научное наследие, по общему мнению исследователей, очень весомо и значимо. Хромов по-существу стал создателем советской школы синоптической метеорологии и климатологии. Он внедрил фронтологический анализ в повседневную практику службы погоды. Наш земляк-автор около 150 содержательных работ, посвящённых прогнозам погоды, общей циркуляции атмосферы, тропической метеорологии, климату полярных облас­тей и планеты в целом. Профессор Хромов был научным руководителем 40 кандидатов наук, из которых 12 человек позднее защитили докторские диссертации. Наряду с орденом Трудового Красного Знамени, он был удостоен целого ряда других государственных и ведомственных наград, в частности, престижной золотой медали имени Ф.Литке Географического общества СССР.

Умер Сергей Петрович скоропостижно, на 73-м году жизни-29 апреля 1977 г. Причём случилось это совершенно неожиданно для всех, кто был лично знаком с Хромовым. Он ведь, как вспоминали знавшие его люди, никогда серьезно не болел. Хотя малоподвижный образ жизни негативно сказывался на его здоровье. Бывало, целые дни ученый проводил сидя за столом: постоянно что-то писал или читал, отводя минимум времени только для сна и отдыха. От этого, как говорили коллеги, он со временем стал сильно сутулиться, а на спине у него даже вырос небольшой горбик. И вот когда ему, в ходе сравнительно несложной хирургической операции, сделали анестезию, то ослабленное сердце просто не выдержало общий наркоз и остановилось… Похоронили Сергея Петровича на Ваганьковском кладбище в Москве. Имя ученого было присвоено научно-исследовательскому судну «Профессор Хромов», которое построено для океанографических и полярных экспедиций.

Говорят, что настоящий человек славен не только собст­венными заслугами, но и достижениями своих детей. В этом смысле пример научного семейства Хромовых очень показателен: Сергей Петрович и его супруга оказались замечательными наставниками не только для своих многочисленных учеников, но и для собственного сына. Гавриил Сергеевич, как его отец и мать, стал известным советским и российским ученым, а также хранителем памяти о своём отце. Хромов-младший — автор целого ряда научных трудов, много лет являлся вице-президентом Всесоюзного астрономо-геодезического общества при АН СССР, а затем Президентом Астрономо-геодезического объединения РФ. Продолжатель научной династии Хромовых родился 12 июля 1937 г. в Москве. Он с детства увлекся астрономией, записался в астрономический кружок при Ленинградском госуниверситете, занимался на курсах в обсерватории Естественно-научного института имени П.Ф.Лесгафта.

Закончив десятилетку, целеустремленный Гавриил поступил на астрономическое отделение механико-математического факультета МГУ. Получив в 1959 г. квалификацию «астроном», Хромов-сын начал работать в Государственном астрономическом институте им. П.К.Штерн­берга. Через два года его приняли в аспирантуру. После её окончания он защитил кандидатскую диссертацию. А вскоре стал членом Международного Астрономического союза, где работал в Комиссии по физике туманностей и межзвездной среды. В 1968 г. Г.С.Хромов, будучи старшим научным сотрудником, продолжил свои исследования. Одним из первых в мире он выполнил фотометрические обзоры планетарных туманностей в ближней инфракрасной области спектра. Для этого сконструировал специальный прибор-модуляционный фотометр. В 1972 г. Гавриил Сергеевич занял пост заместителя председателя Астрономического совета Академии наук СССР. В возрасте 42 лет он завершил работу над докторской диссертацией «Планетарные туманности(физика и эволюция)». Его научный труд не имел аналогов по широте охвата проблемы, объему использованной информации и методике изучения эволюционных эффектов.

С 1998 г. Хромов-сын работал завотделом астрономии во Всесоюзном институте научной и технической информации, а с 2007 г. трудился в Институте проблем развития науки при Президиуме РАН. Из своих многочисленных публикаций наиболее серьезной он считал двухтомную монографию «Научно-технический потенциал России». Будучи, как и отец, полиглотом, Гавриил Сергеевич перевел с английского на русский язык и отредактировал около десятка зарубежных книг. Среди них даже есть научно-фантастический роман «Андромеда» Фреда Хойла. Когда была основана серия книг «Библиотека любителя астрономии»(1979 г.), Г.С.Хромов стал председателем её редколлегии. В течение 60 лет он прошел путь от члена юношеской секции до Президента и Почетного члена Астрономо-геодезического объединения России. В январе 2014 г. Гавриила Сергеевича не стало. В память о нём не так давно открытой малой планете присвоено звание «372578 Khromov».

В завершение автор этой статьи выражает большую благодарность Музею истории г.Бронницы(директор Э.А.Семенюк) за предоставленные редакции «БН» текстовые материалы и надеется на дальнейшее взаимополезное сотрудничество.
Материалы статьи обработал
Валерий ДЕМИН
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий