Бронницкая городская управа
0
2994
(Обзор деятельности в конце ХIХ века)
Для нашего музея одним из важнейших источников пополнения знаний по истории края являются документы Бронницкого городского управления (управы, думы, городского собрания), сохранившиеся в Центральном государственном архиве г.Москвы. Именно из этих документов можно узнать, чем жил наш город, какие проблемы решал, по каким вопросам в городскую управу обращались жители и т.д. Особенно интересно проследить её деятельность в конце XIX века.

Как видно из найденных архивных документов, главному органу самоуправления города Бронницы приходилось решать разные задачи. Но ни одну из них нельзя было выполнить, если не было финансовых средств. А городская казна пополнялась в основном за счёт налогов. Поэтому их собирание было приоритетным. Например, мещанину Кутузову разрешили открыть трактирное заведение. Оно должно было располагаться рядом с двумя торговыми площадями. В базарные дни сюда приезжало особенно много людей. Поэтому городская управа предполагала, что ежегодное поступление денег в казну будет хорошее.

Вообще всё недвижимое имущество, которое находилось на городской земле, облагалось налогом. Причём налоги были казённые и местные. Чтобы оценить недвижимое имущество, из числа городских уполномоченных избиралась комиссия. Например, когда несколько жителей построили дома, то именно такая комиссия определила, в каком размере они будут платить казённый налог и «городской оценочный сбор».

Были отдельные случаи, когда собрание городских уполномоченных по заявлению жителей (или учреждений) уменьшало налог. Так, мещанин А.Кудрявцев обратился в городскую думу с просьбой сложить с него арендную плату за 1898 год, «причитающуюся за рыбную ловлю из ключа на Бельском озере под №5». Заявление А.Кудрявцева было признано «заслуживающим уважения». Решили из числившейся за ним недоимки в сумме 25 руб. 10 коп. «сложить 15 рублей».

Нередко городское собрание отказывало просителям в уменьшении налога. К примеру, группа торговцев попросила снять с них «какую-либо сумму арендной платы из 2-й половины 1898 года и из оклада 1899 года за городскую землю, арендуемую под подвижные лавки». Просителям отказали. Но иногда управа совсем снимала налог. Так она удовлетворила просьбу Общества вспомоществования бедным учащимся, сняв с него казённый сбор. Также был снят налог с домов, принадлежавших Михайло-Архангельскому собору. Постановили и общество вспомоществования, и дома собора налогами «на будущее время не облагать».

Однажды городская дума отклонила введение нового для жителей налога. На одном из собраний староста предложил ввести в Бронницах налог на собак. Но члены управы с ним не согласились.

Интересно, что староста сам составлял ведомость казённого налога с недвижимого имущества, а собрание уполномоченных его утверждало. Например, на 1900 год была принята сумма 82 копейки на 100 рублей оценки имущества.

Важно отметить, что гласные, участвовавшие в заседаниях, учитывали обстоятельства, в которые попал налогоплательщик. Бывали случаи, когда ему предоставляли право заплатить недоимку, то есть долг, говоря современным языком, в рассрочку. Так произошло с мещанином Ф.И.Мнёвым. Он просил снять с него 120 рублей арендных денег за городскую землю. А собрание уполномоченных предоставило ему право всю сумму уплатить в течение 6 лет по 20 рублей ежегодно.

Если с некоторых жителей по каким-либо обстоятельствам невозможно было получить налог, то городское собрание решало снять «со счетов городской недоимки», числящейся за ними долг. За содержание постоялого двора Е.Колосанов имел долг 12 рублей, за сбор с весов и мер Н.Тарасов – 4 рубля 56 копеек, за аренду городской огородной земли И.Блинов – 26 рублей. Постановили: «по безнадёжности к поступлению сложить со счетов управы».

Кроме сбора налогов городское управление пополняло бюджет города за счёт закладных листов. 1 января 1891 года город получил 20 закладных листов достоинством 1000 рублей каждый. Отрезанные от них купоны были взяты «для расходов по назначению». А закладные листы поступили на хранение в Московскую контору государственного банка.

Доход городу давали принадлежавшие Бронницам луга. Их сдавали в аренду городским жителям и крестьянам близлежащих селений «на укос». На одном из очередных собраний 5 сентября 1900 года староста и уполномоченные постановили, что не позднее 1-й половины июня, начиная с 1901 года, сдавать луга на укос с торгов в присутствии городского управления. Для удобства решили сделать разбивку лугов на участки «по десятинно».

Бронницкими лугами пользовались не только жители города и крестьяне, но и Удельное ведомство. Оно по контракту получило в аренду на 12 лет «участок луговой земли мерою 600 кв. сажень, занятый сторожкой» и 200 кв. саженей земли, не входящей в контракт, данный во временное пользование. Удельное ведомство просило продлить контракт, но городское управление отказало, так как Удел не разрешил городу косить траву на луговой земле, на которой находилась сторожка.

Почти каждый год вставал вопрос о покупке и продаже земли. 14 июля 1899 года комиссия от гласных города рассмотрела вопрос относительно уступки военному ведомству в безвозмездное пользование участков земли, расположенных близ зданий инженерного ведомства на Лесной площади. Поручили городскому старосте разработать подробно этот вопрос и на следующем собрании доложить. По результатам изученного вопроса 28 августа 1899 года просьбу военного ведомства отклонили. Также было отказано жителю Бронниц Гусеву, который просил продать ему землю.

Чаще всего землю сдавали в аренду. Торговому дому братьев И. и Ф. Жужиковых была выделена земля под строительство бойни, так как они покупали скот на Украине, забивали его в Бронницах и торговали мясом. В управу было послано отношение об отводе Бронницкому уездному земству безвозмездно городской земли под постройку арестного дома и под огород. Собрание уполномоченных удовлетворило ходатайство.

Выделение земли под огороды – ещё один животрепещущий вопрос. Город сдавал её в аренду. В результате торгов, прошедших 22 сентября 1900 года, семь участков городской земли были сданы в арендное содержание на 6 лет с 1 января 1901 года. Чтобы пополнить бюджет, городская управа сдавала в аренду не только землю. С 1901 года на трёхлетие были арендованы для рыбной ловли принадлежавшая Бронницам часть Москвы-реки и семь ключей на Бельском озере.

Ранее упоминалось, что, прежде чем сдать в аренду, городское управление устраивало торги. Кто давал большую цену, тот и получал во временное пользование землю или иное. Например, 22 сентября 1900 года собрание уполномоченных утвердило результаты торгов «на отдачу в арендное содержание на 1901 год сбора с городских весов, мер и мест для торговли скотом».

Ещё один важный вопрос встал перед гласными городского собрания: о преобразовании в 3-х классное городское училище – уездного. Эту проблему решили не сразу. Сначала нашли здание. Его сдали в аренду сёстры Ильины. А потом из губернского учебного округа пришло разрешение на открытие в нём городского училища. Через какое-то время в этом строении случился пожар. Временно учащихся перевели в другое помещение. Его предоставил купец Зимин. Встал вопрос, в каком из двух зданий-Ильиных или Зимина – будет размещено училище. Сёстры Ильины обещали как можно быстрее сделать качественный ремонт и предложили в аренду под училище этот же дом. И хотя классные комнаты в здании, принадлежавшем Зимину, были просторными и светлыми, решили взять в аренду под училище прежнее здание.

Городская дума мотивировала такой выбор тем, что в доме Ильиных были не только классные комнаты, но и квартиры для учителя-инспектора и двух его помощников. По-мнению старосты, это было нужно «для возможно правильного наблюдения за учениками, в интересах воспитания». «Свой 2-этажный дом с пристройками и садом на Дворянской улице» Ильины сдавали на 10 лет за 750 рублей в год. Но староста договорился об уменьшении требуемой суммы на 25 рублей.

Также на собрании уполномоченных решались вопросы благоустройства города. Прежде всего, этот вопрос касался ремонта шоссейной дороги, проходящей через город. По этому поводу уездный исправник писал и в городскую управу, и в московское губернское присутствие. Так как это был «единственный в городе мощёный путь», по которому ехали обозы, путники, курьеры из Москвы в Коломну, Рязань и обратно, то дорога постоянно была разбитая, в ямах.

Наконец, летом 1900 года были закуплены строительные материалы: булыжник, бут, кремний. Строительство самой худшей части шоссе начали 8 июля 1900 года, а закончили, видимо, в самом конце октября или в первых числах ноября, так как 6 ноября 1900 года староста доложил губернатору: «Из 700 сажен городского шоссе вновь переустроено в сём году 210 погонных сажен, во всю ширину полотна».

Требовали постоянного внимания городские улицы и площади. На 1901 год «подряд по очистке от навоза улиц Дворянской, Московской и Филиновского переулка», площадей был сдан мещанину Никанору Ивановичу Лебедеву на сумму 150 рублей. То есть он согласился получать за свою работу в год 150 рублей.

Если не находилось желающих и средства позволяли, то городская управа нанимала дворников временно, то есть убирали центральные улицы и площади хозяйственным способом. Также приводили в порядок участки земли, принадлежавшие городу, но находившиеся за его чертой. Например, остро встал вопрос об участке, заросшем кустарником, под названием «Петровки». Постановили вокруг участка вырыть канаву, чтобы обозначить его границу. Сделать это решили хозяйственным способом.

Много споров вызвал вопрос о свином рынке. Торговцы обратились к старосте с пожеланием, чтобы свиной рынок, находившийся ранее на торговой площади и перенесённый на Конную, на окраину города, вернули на прежнее место. Но господин исправник, отвечавший за порядок в городе и уезде, уведомил старосту, что «нахождение свиного рынка на площади близ часовни, до перевода его на Конную, было крайне неудобно и нежелательно, ибо стесняло площадь.

Визг поросят нарушал спокойствие местных жителей. Во время торговли происходили шум и брань, нередко непечатными словами, чему ещё более способствуют расположенные здесь трактиры, что оскорбляет святость близ находящейся часовни…». Городские уполномоченные согласились с мнением исправника и оставили свиной рынок на Конной площади. Для чистки ретирадных мест, помойных ям и дымовых труб при городских, воинских и других общественных зданиях тоже ежегодно нанимались люди, которым город платил утверждённую сумму денег.

Большое значение члены городской управы придавали вопросам благотворительности. Один из таких – поиск попечителей для училищ. На одном из собраний попечительницей женского училища была избрана светлейшая княгиня А.П.Ливен. При Бронницкой городской общественной богадельне учредили стипендию «имени Его Сиятельства князя Владимира Андреевича Долгорукова», на которую содержался один из её обитателей.

Ежегодно из членов городского управления выбирали комиссию, которая рассматривала заявления лиц, желавших поступить в богадельню на бесплатное содержание. Кроме того, из гласных избиралась комиссия по раздаче бедным гражданам пособий из благотворительных сумм. Она каждый год предоставляла списки жителей Бронниц, нуждающихся в помощи, на утверждение управе. Как правило, денежное пособие люди получали к Рождеству, Пасхе и в день Фрола и Лавра 18 августа.

Рассматривалась собранием уполномоченных и такая форма благотворительности как пожертвование. Господин Остафьев пожертвовал 150 рублей «для производства деревянных полов в помещениях, занимаемых казармами 3 гренадёрского летучего артиллерийского парка», размещавшегося в Бронницах. Пожертвование было принято 5 сентября 1900 года. А ещё целая группа состоятельных жителей Бронниц и г.Раменское (Товарищество Малютина) подарила городу Бронницы деньги «на переустройство городского шоссе». Всего 900 рублей.

Постановили: «Пожертвование принять и записать на приход. Жертвователям принести письменную благодарность». Очень трогательный дар в сумме 700 рублей сделала «на нужды города» 87-летняя мещанская вдова Т.Ананьева. Она обратилась в управу с просьбой, чтобы её поместили в богадельню. Собрание уполномоченных постановило: «Пожертвование Ананьевой принять, записав на приход. Поместить её, Ананьеву, в богадельню. Деньги употребить на ремонт богадельни. Жертвовательницу благодарить».

Занималась городская управа и хозяйственными вопросами. «Заготовка дров… для отопления… городского управления и помещений квартирующих в городе войск», поставка керосина для освещения улиц, воинских и городских помещений, заготовка фуража для пожарных лошадей, возобновление в Каширском переулке засыпанного колодца – эти и другие вопросы приходилось решать старосте города и его команде. Даже решение мещанского общества об «увольнении некоторых мещан в другие сословия» утверждала городская управа.

Мы рассмотрели основные направления деятельности уполномоченных и управы города Бронницы в конце XIX века. Они стремились как можно лучше решить возникавшие задачи. Во главу угла ставились, прежде всего, интересы жителей города. Как видно из документов, многие вопросы, решавшиеся в те годы, актуальны и в наше время: помощь бедным, ремонт дорог, уборка улиц и площадей и многое другое. Таким образом, деятельность Бронницкой городской управы в вышеназванный период, судя по архивным документам, была достаточно разнообразной и вполне соответствовала реалиям того времени.
Ирина СЛИВКА, научный сотрудник Музея истории г.о.Бронницы
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий