Мой прадед Василий Авдонин...
217
Трудно найти семью, в судьбу которой не вмешалась та страшная война. Месяц за месяцем, год за годом матери, сестры и жёны провожали мужчин на фронт, не зная, свидятся ли вновь. Война не щадила никого...

Моему прадеду Василию Никитовичу Авдонину было 38 лет, когда его призвали в ряды Красной Армии. Дома, в селе Нижнее Велино Бронницкого района, остались жена и пятеро детей. Бабушка, его дочь, не раз вспоминала, как, примчавшись вместе с братьями домой, они с детской непосредственностью радостным криком сообщили то, что мельком услышали во дворе: «Война началась», совершенно не осознавая смысл и ужас произнесенных слов. Только когда мать разрыдалась, с трудом приговаривая между всхлипами: «Ваську ж теперь заберут», несмышленые дети притихли и поняли, что их ждет что-то страшное...

Василия Никитовича распределили в стрелковый полк. Его товарищ-однополчанин вспоминал, что оставил друга-красноармейца лишь на несколько минут, а вернувшись – уже не нашел. По данным архивов, в сентябре 1941 года в городе Спас-Деменск Калужской области прадед попал в плен к немцам. Больше о его судьбе долгое время ничего известно не было. В некоторых источниках появились сообщения, что из плена он освобожден. Лишь два года назад, благодаря современной оцифровке документов, удалось восстановить информацию о захоронении, которая повергла всю семью в шок: останки прадеда покоятся в далекой Германии, в братской могиле на кладбище концентрационного лагеря Берген-Бельзен в Нижней Саксонии. Когда-нибудь мы обязательно прочтем его имя на глиняной табличке, изготовленной немецкими школьниками в честь пленных русских солдат.

Вещественную память о нашем герое хранит единственная фотография и письма с войны. Ветхие листки бумаги со следами пепла и почвы из землянки исчерканы карандашными буквами. Корявый почерк и неграмотный, но такой живой и эмоциональный слог, пишет о простых человеческих радостях: времени, проведенном с детьми, крынке молока и связке баранок, теплых носках и одеяле. Читать эти три письма без слез у меня не получалось ни разу. Вряд ли мы по-настоящему можем понять, чего стоит под свистом пуль в холодных окопах царапать на огрызке бумаги послание любимым, которые так ждут твоего возвращения...

Вечная память воину Василию... Помним и гордимся!
Екатерина ТУЛУШЕВА
Назад