ВОЙНА ПОСЛЕ ПОБЕДЫ
538

 Для участника двух войн Владимира КРИВЕНКО 70-летие со времени начала ВОВ – по-особому памятная дата. У него, с боями прошедшего по стране и Европе, военные дороги стали очень длинными. Сначала с востока на запад, а потом – с запада на восток. Наш земляк после Победы участвовал в разгроме Квантунской армии, освобождении территории Северного Китая и Манчжурии. Командуя авторотой в 207-м понтонно-мостовом батальоне, он воевал в составе 6-й танковой армии Забайкальского фронта. 2 сентября 1945-го офицера--автомобилист отпраздновал еще один день Победы – капитуляцию милитаристской Японии, союзницы фашистской Германии. Вот что рассказал ветеран корреспонденту “БН” об этом периоде своей биографии.

– Участие в боевых действиях на Дальнем Востоке стало для меня неожиданным событием. Когда нас повезли из освобожденной от гитлеровцев Праги, далеко на восток, мы лишь догадывались о том, где предстоит воевать после Победы. Гораздо позже, когда прочитал воспоминания наших военачальников, я узнал реальный масштаб войны с японскими милитаристами. Тогда по границам с СССР и Монголии они создали 17 крупных укрепрайонов, из них 8 – на востоке против нашего Приморья. Каждый занимал 50–100 км по фронту и до 50 км в глубину. Враг вооружился очень сильно. В японских частях даже сформировали спецотряды камикадзе (смертников). Самураи даже намеревались использовать против нас бактериологическое оружие – бациллы чумы. И, если бы боевые действия затянулись, потерь с нашей стороны могло быть гораздо больше.

Размышляя о том времени, понимаю, что наша страна и командование ВС хотели как можно быстрее и с минимальными потерями очистить весь Дальний Восток от агрессоров и закончить наконец Вторую мировую войну. Подготовку к этой масштабной операции начали в мае 1945 г. Размах ее нарастал по мере прибытия наших войск. Отсутствие естественных лесных массивов в Монголии вызвало большие трудности в обеспечении скрытности сосредоточения ударных группировок. 8 августа японскому правительству было заявлено, что СССР с 9 августа будет считать себя в состоянии войны с Японией. Ставка ВГК создала три фронта: Забайкальский, 1-й и 2-й Дальневосточные. Разгром японской Квантунской армии осуществлялся одновременным ударом войск всех трех фронтов в глубь Маньчжурии. Для того, чтобы обеспечить прорыв мощных укрепрайонов, туда включили воинские части, уже имеющие опыт действий в такого рода операциях. Наш Забайкальский фронт главный удар наносил силами 3-х общевойсковых: 17-й, 39-й, 53 и 6-й гвардейской танковой армии на солунском направлении в обход халун-аршанского укрепрайона с юга. Перед нами поставили задачу – не позднее пятого дня операции преодолеть хребет Большой Хинган, в дальнейшем вести наступление всеми силами на Чанчунь. Нашему батальону, как и всем частям 6-й танковой армией под командованием дважды героя страны генерал-полковника А.Г.Кравченко, пришлось продвигаться вперед в очень сложных условиях.

Общее наступление началось ночью 9 августа. В ходе него широко практиковалось десантирование наших ударных подразделений на аэродромы крупных гг.Харбина, Мукдена, Порт­Артура в тыл противника. Наиболее трудными операциями были штурм долговременных сооружений в системе обороны японцев, захват тоннелей и мостов в тылу противника, форсирование рек Амур, Уссури, Аргунь, Сунгач. А еще серьезной проблемой стало само продвижение в условиях труднопроходимой таежной, горно­степной местности и водоснабжение войск в ходе наступления в пустынно-степной местности. Нехватка воды стала самой большой нашей бедой на этой войне. Жажду ощущали и бойцы, и техника на всех основных направлениях. В связи с этим была установлена жесткая норма потребления воды – 5 л в сутки на человека, 25 л – на автомашину и 100 л – на танк.

Почти во всех укрепрайонах японцы ожесточенно сопротивлялись. Но внезапность и стремительность наших войск всякий раз ошеломляли врага. Быстрое продвижение войск в горной, таежной и болотистой местности явилось самой трудоемкой задачей при развитии наступления. Когда вышли к хребту Большой Хинган, дальнейшее продвижение вперед стало особенно сложным. Маршруты проходили по долинам ручьев, рек, лощинам. Нашим автомашинам было очень трудно двигаться по рыхлой, размытой от дождей почвы, особенно на крутых перевалах с массой окружных спусков и резких поворотов.

14 августа мы, пройдя основной горный хребет и труднодоступные горные участки, вышли к Маньчжурской равнине. Операция совпала с периодом проливных дождей. Потребовалось срочно восстанавливать пути, по которым можно продвигаться дальше. В авангарде 6-й танковой армии вместе с автомобильными частями двигались саперы с задачей разведки и разминирования пути. В период с 15 по 19 августа войска трех фронтов, преследуя отступающих японцев, изолировали их от Кореи и Северного Китая и вынудили прекратить сопротивление. Насколько я помню, уже в первую неделю боев наши армии прорвали все укрепрайоны врага. В частности, 207-й батальон участвовал в освобождении
гг.Хайлар, Цицикар, Ванемяо... В ходе наступления главные силы японцев были зажаты в тиски, отход на юг мы им отрезали. Японский генштаб фактически потерял управление войсками. Началось быстрое расчленение и уничтожение Квантунской армии. С 20 августа по 2 сентября наши войска разоружили почти все воинские части противника. А вскоре овладели всей территорией Маньчжурии, Северной Кореи, Южным Сахалином и Курильскими островами. А 19 августа на Мукденском аэродроме был захвачен нашими десантниками император Пу И со всей свитой.

Япония была вынуждена капитулировать. Впрочем, вспоминая ход тогдашних военных действий, могу добавить и то, что столь стремительный и полный разгром опасного врага происходил не везде. На некоторых участках нашего фронта сопротивление японских частей было очень упорным и ожесточенным. Причем особенностью войны на Востоке (в отличие от боевых действий на Западе) было то, что здесь очень сильно доставалось тыловым частям. Мобильные подразделения японцев постоянно нападали на наши штабы, базы, автоколонны и особенно полевые госпитали. Имели место случаи, когда коварные самураи полностью вырезали там весь медперсонал вместе с ранеными.

Конечно, это была совсем другая война, чем с гитлеровской Германией. Но все равно от всех нас потребовалось немало усилий, выдержки и воинского мастерства для выполнения поставленных боевых задач. Конечно, свой особый вклад в советский “блицкриг” на Дальнем Востоке внесли опытные фронтовики, воевавшие с немцами. На мой взгляд, быстрый разгром Квантунской армии стал одной из самых блестящих операций Красной Армии. За мужество и доблесть тысячи военных автомобилистов, понтонеров и других специалистов (в том числе из нашего батальона) наградили орденами и медалями. А всех участников боевых действий – медалью “За победу над Японией”.

Как известно, СССР, как стране-победительнице, предоставили право вывести с чужой территории всю захваченную военную технику и другие трофеи. Наша авторота в течение месяца выполняла это ответственное задание командования. Но при этом, никому из нас не хотелось надолго оставаться в Забайкалье. И тем более, зимовать. Природные условия там были суровые. Морозы до 40 градусов, а жили мы в палатках. Потому все обрадовались, когда поступил приказ: технику – на консервацию. Нас хотели отправить на Западную Украину, в г.Львов. Там мы должны были получить новую технику– американские большегрузы, быстро освоить их и начать вывоз из Германии трофейной техники и оборудования. Однако, отправку отменили. А в начале 1946-го года нашу часть и вовсе расформировали. Рядовой состав был демобилизован, а офицеры получили назначения в другие части.

Так закончился самый памятный – военный период моей армейской биографии. Впереди были еще многие годы беспокойной офицерской службы, новые назначения и гарнизоны... Но все трудное и опасное осталось позади. Сразу после японской войны у меня появился свой надежный тыл: я стал семейным человеком, женился на замечательной девушкке – медсестре Ольге Гончаровой, с которой познакомился еще на 4-м Украинском фронте. Она, как и я, служила в то время в 19­м автомобильном полку. Забегая вперед, скажу, что с ней мы прожили уже 66 лет (из них 56 – в Бронницах), вместе вырастили, как я считаю, достойное потомство. Сейчас у нас есть даже любимый правнук. Но мирная часть моей жизни – это уже совсем другая история.

Воспоминания записал Валерий ДЕМИН 

Назад