ВЛАДИМИР ТАТУСОВ: «Я — МАКСИМАЛИСТ ПО ЖИЗНИ!»
951

В «Полиноме», разменявшем второе десятилетие, поработало немало бронничан. У каждого свое отношение к этому предприятию и к его руководителям. Многие привычно ругают их за тяжелые условия труда, за то, что заботятся, мол, больше о собственной выгоде, чем о нуждах города, строят особняки, разъезжают на иномарках. А коренные жители в «Полиноме» долго не задерживаются: не выдерживают напряженного ритма. Потому немало здесь приезжих,, которых, якобы, нещадно эксплуатируют. Больше всего слухов и домыслов приходится на долю генерального директора фирмы Владимира ТАТУСОВА. В этом году у него двойной юбилей: 60 лет со дня рождения и 20 лет со времени приезда в Бронницы. Корреспондент «БН» встретился с ним и попросил ответить на вопросы, интересующие наших читателей.

— Владимир Яковлевич, «Полином» — ведь только один из этапов вашей биографии. А как и где она начиналась?

— Родился в г. Георгиевске Ставропольского края 12 сентября 1944 года. Через полтора года после того, как после тяжелых ранений с военного на трудовой фронт вернулись мои родители. Отец воевал с 1941 года в автобате, мать — в полевом госпитале. Детство было трудным. Молодые годы прошли в г.Армавире Краснодарского края. Отец, несмотря на инвалидность, до последних дней работал здесь в жилкомхозе. Мать часто болела и рано умерла. Так что нам с сестрой сызмальства пришлось немало пережить. Первую профессию – десятника-строителя получил на вечерних курсах еще в 10-м классе средней школы. Окончил ее с серебряной медалью. Затем — учеба на стройфаке Новочеркасского политеха. Дальше осваивал профессию инженера ракетных войск в военном вузе г. Саратова. А потом — 30-летняя служба в Вооруженных Силах. Сменил 13 должностей и 14 гарнизонов, закончил Военно-политическую академию. Заслужил правительственные и государственные награды. О многолетней службе в армии не жалею. Это был осознанный выбор.

— А кто или что повлияли на этот выбор?

— Все в совокупности: и родители, и время. Кто помнит 60-е во все всей их противоречивости, тот понимает, почему я оставил институт и ушел в военное училище. Я — максималист по жизни! Всегда хотелось быть на острие и в гуще событий. Считал, что надо выполнять интернациональный долг, защищать Кубу, создавать ракетный щит Родины… Так и делал. До сих пор в деталях помню свое участие в боевом пуске новой стратегической ракеты в акваторию Тихого океана. Потом таких учений было немало, но первая лейтенантская ракета — это на всю жизнь! Другой важный этап — переход на «комиссарскую» стезю. Даже теперь, когда КПСС давно на обочине, я не стыжусь того периода жизни. К примеру, в 21 НИИИ мне довелось быть начальником политотдела в переломные годы перестройки. Это было время обманутых надежд, крушения прежней системы ориентиров и ценностей, сильнейшего натиска псевдодемократов на армию и все ее структуры. Но института сумел выстоять, удалось свой уникальный коллектив. Я до сих пор благодарен судьбе, что довелось поработать с замечательными людьми, внести свою лепту в развитие военного автомобилестроения. Пользуясь случаем, хочу поздравить всех своих прежних сослуживцев с 50-летием института, пожелать им здоровья и успехов в исследовательской и испытательной работе на благо нашего Отечества.

— Почему вы ушли из 21 НИИИ? Почему решили учредить собственную фирму? С кем и на какие средства был создан «Полином?

— Ушел, потому что не видел для себя иного выхода. Но причины ухода — не только в тогдашней ситуации в стране. Хотя мы, армейские офицеры, как бы враз оказались за бортом. Институт постоянно боролся с безденежьем: нужно было продолжать начатые научные разработки, платить зарплату личному составу. Чего только мы ни пробовали. И хозрасчет, и прямые договора с предприятиями, учреждениями, где знали и ценили наш профессионализм. На основе приказа Минобороны в 1991 г. создали первое коммерческое предприятие «Полиграф-Авто» на базе типографии 38 ОПЗ. За счет средств спонсоров, реконструировали типографию, оснастили ее современным полиграфическим оборудованием, получили первые заказы. Намеревались покрыть потребность в заработной плате всех рабочих и служащих типографии, завода и института. Но нас предали «сверху»: бюрократы в погонах свой прежний приказ отозвали и вынудили нас свернуть дело, что называется, на подъеме. Был нанесен тяжелейший урон не только всем нашим начинаниям. Пострадали наши партнеры, все работники предприятия.

— Выходит, опыт предпринимательства в армии закончился разочарованиями и потерями...

— Причем и моральными, и материальными. Все благие намерения уперлись в ведомственный «частокол» из чиновничьего произвола, тупости, равнодушия. Вместе с тем, это стало последним рубежом в осознании происходящего в стране и армии. Тогда и принял непростое решение – оставить военную службу. Решил сам строить свою дальнейшую судьбу. В апреле 1992 г. я и мои близкие коллеги — Виктор Жебраускас и Борис Маркозашвили, получив при увольнении из армии выходное офицерское пособие, сложились и создали предприятие — ООО «Полином». Математический термин в названии означал – многообразие в коммерческой деятельности и единство в руководстве. Сначала долго выбирали деловой профиль: были попытки воскресить полиграфию, заняться торговлей и другое. Но мое увлечение строительством возобладало. На арендованной у ПМК-25 части территории создали первую столярную мастерскую, здесь замесили первый куб бетона, дали работу первым полиномовцам-броничанам. «Раскручиваться» поначалу было непросто. Но шаг за шагом дела пошли, появились стабильные заказы: к концу 1994 года у нас трудились уже более двухсот человек.

— Извне создается впечатление, что в “Полиноме” все идет гладко и на редкость успешно. Были ли моменты, когда существование фирмы стояло под вопросом? Что помогло выжить?

— Мы пережили и взлеты, и падения. Самая ощутимая встряска — дефолт 1998 года. Смогли выжить благодаря двум главным моментам. Во-первых, уже сложился костяк единомышленников из бывших военнослужащих и гражданских специалистов, привыкших не роптать, а работать даже в условиях дефицита денег. Как руководитель, всегда буду благодарен всем, кто не жалел своих сил, личных сбережений и времени, делал все для обеспечения ритмичной работы фирмы. Именно в тот сложный период времени у нас родился лозунг, который знает сегодня каждый полиномовец: «Россия — это мы и кормим себя сами!». Все, кто с нами трудится, давно и глубоко уяснили: ждать помощи не от кого – ни снизу, ни сверху. Мы сами творцы своего благополучия. Во-вторых, помогло то, что фирма уже владела собственной ресурсной базой производства, источниками пополнения оборотных средств, мало зависящими от конъюнктуры валютного рынка. Кроме того, мы всегда чувствовали поддержку местной власти. Администрация во все времена шла нам на встречу. Она хорошо понимала: фирма городу нужна. Здесь и рабочие места, и зарплата, и налоговые поступления в бюджет. Смею надеяться: эти задачи выполняем успешно.

— Что представляет собой “Полином” сегодня? Как опережаете конкурентов и есть ли желание диверсифицироватьсвою деятельность?

— Сегодня основной вид деятельности ООО «Полином» – деревянное домостроение. Более конкретно – выпуск комплектов для монтажа дачных домов и строений. Мы входим в группу компаний, объединенных под общей торговой маркой «Зодчий». Собственные ресурсы, производственная база, индустриальный метод выпуска продукции при достаточно квалифицированном уровне руководства со стороны управленческих и инженерно-технических кадров, позволили нам занять одно из лидирующих положений в своем сегменте рынка. Все знают, какая в Подмосковье жесточайшая конкуренция. Но мы ее не боимся. Ибо она позволяет все время быть в творческом и физическом напряжении, искать и находить пути дальнейшего развития и получения прибыли. Планов у нас — громадье. Они связаны с развитием всех наших предприятий до уровня создания высокотехнологического холдинга. Уже есть договора с рядом российских и иностранных фирм, ведущих изыскания и разработку для нас современных производственных линий. Сейчас идет реконструкция всей производственной базы. Ведем преобразования и в сфере отношений всех кадровых звеньев: от станочников и монтажников до мастеров и начальников цехов. Многое намечено в области планирования, контроля и анализа показателей нашей работы. Что же касается диверсификации, то пока не собираемся дробить по направлениям свою деятельность. Она и так многогранна. Достаточно отметить, что мы арендуем лес и ухаживаем за ним, своими силами ведем лесозаготовку и глубокую переработку древесины. Мы владеем автотранспортным предприятием и речным флотом. Словом, у нас много производственных составляющих, деловых интересов и забот. Но все они подчинены одной главной цели – всемерно развивать бизнес деревянного домостроения.

— Говорят, у вас прямо таки военная дисциплина. Расслабился на объекте хоть раз: опоздал, не вышел на смену или выпил стопку-другую — увольняют без разговоров. Не жестковаты ли условия работы?

— Стройфирма — не богадельня и не воспитательное заведение, а коммерческое предприятие. Наш доход всецело зависит от того, как мы выполняем заказы. Хочешь стабильно зарабатывать — трудись соответственно. А не можешь — уступи место другому. Как руководитель, я всем имуществом предприятия отвечаю за выполнение договорных обязательств. Требования в бизнесе очень жесткие: не обеспечил поставку заказа в срок, сорвал график — плати штраф. А это очень ощутимые потери. Поначалу и у нас бывало, что после получки почти треть работающих по несколько дней не выходила на смену. Приходили в себя после обильной пьянки. Причем, это были в основном коренные бронничане — наша главная надежда и опора. Я не один год пытался сохранить местные кадры: увещевал, взывал к рабочей совести, но безуспешно. Вынужден был объявить «всеобщую мобилизацию». И к нам стали приезжать на заработки из Тулы, Рязани, Волгограда, Донецка и других городов. Появились иностранные специалисты. И за такие же деньги они трудятся стабильно, без загулов, прогулов, без срывов графика. Это нас вполне устраивает. Такова специфика работы. Но наплыв приезжих вовсе не означает, что на «Полиноме» бронничане не нужны. Их у нас, как и прежде, немало.

— Стройбизнес неразрывно связан с проблемой гастарбайтеров. Каковы, на ваш взгляд, пути ее решения?

— Эту проблему одним махом решить трудно. Я не буду говорить о ее милицейских аспектах — не моя компетенция. Важнее экономическая подоплека: слишком высока еще потребность в дешевой рабочей силе, основная часть которой прибывает к нам из других, менее благополучных в плане трудоустройства регионов. Другое дело, что масштабность проблемы нужно корректировать за счет развития высокотехнологического производства, обучения местных кадров до уровня высочайшего профессионализма. И на этой основе – сокращать общее число занятых на производстве. И другой аспект проблемы мы хорошо понимаем. Нарушать миграционные законы теперь — очень дорогое занятие. Имеем разрешение от миграционной службы Московской области на использование порядка ста специалистов-иностранцев. В основном это – столяры и станочники. Многие из них работают на фирме уже не один год. Понятно, что оформление, содержание иностранного рабочего — процесс громоздкий по времени и дорогостоящий по затратам. Хотелось бы всего этого избежать, но, увы, пока без гастарбайтеров не обойтись.

— Выходит, что в наших краях очень мало хороших специалистов такого профиля…

— Забвение жизненно важного в прошлом промысла, потеря престижа профессий плотника, столяра, станочника по деревообработке в близлежащих от нас городах и селах — неоспоримый факт. Причины очевидны: раньше обращаться с древесиной в русских семьях учили с самого детства. Плотницкое, столярное мастерство передавалось от отца к сыну, по наследству. В советское время дефицит таких специалистов, хоть как-то восполнялся профтехучилищами. Сейчас их и вовсе — единицы. Потому мы таких специалистов очень ценим. Знаете, кто в «Полиноме» были первыми столярами? Братья- броничане Лазаревы. Это целая семейная династия. Одного из них — Юрия, мы уже проводили на пенсию, второй — Олег, обучив сына мастерству, продолжает трудиться. Третий — Роман, придя в цех после армии, вырос до мастера-инструктора. Два брата и сын Прусаковы, жена, муж и сын Чуриловы, семьи Тарабриных, Астраханцевых, Поляковых, Тереховых, Левиных и многие другие — основа нашего коллектива, наша гордость. Понимая важность проблемы, хотим в ближайшие годы создать в Бронницах учебно-производственный комбинат по подготовке вышеназванных специалистов из местной молодежи. А в старших классах строящейся школы, на мой взгляд, хорошо бы организовать факультативное обучение старшеклассников рабочим профессиям. Разумеется, в реализации этих планов необходимы не только наши желание и усилия, но и администрации города.

— Семья для человека — очень важное составляющее повседневной жизни. Что семья и ее благополучие значат для вас?

— Уверен, для большинства взрослых людей личное счастье – это счастье семейное. Мне в этом плане повезло. Семья у меня большая, умная и работящая. Хотя для человека общественного, семья по существу – явление более широкое и значительное. Это компаньоны по бизнесу, коллектив людей, доверивших мне руководить собой… От того насколько мы сплочены и едины, в конечном счете зависят все наши производственные результаты. А значит и жизненное благополучие нас, наших родных и близких. Не скрою: кое-чего мы добились. Есть и материальный достаток, и чувство уверенности в завтрашнем дне. Понимаю, что состоятельных людей у нас пока не жалуют. Всегда находятся завистники и недоброжелатели. Но любому из них могу сказать: благополучие своей семьи я заработал напряженным и многолетним трудом. Выбор в пользу частного бизнеса мог и может сделать каждый из моих земляков. Вот только не каждый готов нести тяжелое, изматывающее бремя ответственности за свое дело. И за всех, кто трудится рядом. Гораздо легче обличать, злословить, требовать, как в прежнее советское время, социальной справедливости… Но для человека с качествами лидера — это тупиковый путь. У меня, повторяю, нет причин стыдиться своего нынешнего достатка перед коллективом. Все — на виду…

— А что значат Бронницы для вас лично?

— Считаю себя бронничанином. Рад, что город становится все более уютным и благоустроенным. А ведь хорошо помню март 1984-го, когда впервые оказался в Бронницах. Отошел от федеральной трассы — не проехать, не пройти. У домишек — месиво из снега и грязи. Захолустье… Слава богу, все это в прошлом. Но его надо помнить, чтобы сравнивать с настоящим. Двадцать лет жизни в Бронницах не стали для меня созерцательными. Сам в свое время участвовал в ходатайствах и написании писем по выводу автотрассы «Урал» за черту города, в выбивании у Минобороны жилья для военослужащих, в улучшении условий быта и т.п. Рад, что кое-чего удалось добиться. Как бы нынче ни ругали доморощенные критики и наемные обличители нас — руководителей и всю городскую администрацию города во главе с А.Сыроежкиным, главное очевидно: Бронницы развиваются по восходящей. И обстановка в городе стабильная. Легко бранить и «Полином» за то, что здесь, якобы мало заботится о бронничанах. А ведь можно назвать немалые суммы налогов, которыми мы ощутимо пополняем городской бюджет. Сегодня практически нет сферы, где бы не участвовал «Полином». Это образование и культура, медицина и спорт, помощь ветеранам, инвалидам и многое другое. Понимаем, как много еще предстоит сделать и всегда готовы помочь городу. Бронницы для нас – колыбель жизни и бизнеса. А к родному месту и отношение соответственное — благодарное.

Валерий НИКОЛАЕВ

БН –45, 2004 г.

Назад