УРОКИ АНГЛИЙСКОГО
305

 Елена КАБАНОВА — из учительского рода. Дочь известного бронницкого педагога. В сфере образования трудится немало ее ближних и дальних родственников – обучают литературе, истории, физкультуре. Сама Елена Константиновна преподает английский в первой школе. Из полувека жизни больше половины прожиты вместе с учениками от первого звонка до последнего. Накануне Дня учителя с ней встретился корреспондент 'БН'. Ее размышления и оценки, надеемся, будут интересны и нашим читателям.

Многие старожилы хорошо помнят вашу маму — Елизавету Григорьевну Стребко. Она была отличником народного просвещения не только по званию, а по своей человеческой сути. Посвятила образованию всю жизнь: закончила два педвуза, считалась одним из лучших в городе преподавателей истории, была завучем, народным депутатом, возглавляла горотдел образования. А насколько закономерен ваш выбор профессии?

Школа вошла в мою биографию с детства. Малышкой меня не с кем было оставить дома, а, усевшись за парту, сама все время проводила на маминой работе. Она была вторым домом для нее, а значит и для меня. Здесь сложился основной круг общения, жизненных интересов и приоритетов. 'Красная' школа того советского периода — без пристроек, столовой и спортзала, но зато — с советским энтузиазмом, учительскими посиделками, с неизменной радиорубкой и часто звучащим на вечерах проигрывателем, до сих пор живет в моей памяти. А мама, как и многие ее коллеги, навсегда запомнилась творческим, энергичным и очень добросовестным отношением к работе. На родительском примере убедилась, что интеллигентность — не наследственное приобретение, а результат самообразования, свойство души. Лучшие бронницкие учителя всегда умели обходиться на уроках без окриков и грубости, находить искру познания в каждом из своих учеников. Наработав огромный опыт и багаж знаний, мама всякий раз, как студентка-практикантка, готовилась к любому уроку. Даже в сельских школах не давала себе никаких скидок и поблажек. Во многом ей я обязана своему интересу к истории, литературе. И всему хорошему, что есть в характере и в душе. Часто рассказываю о своих родовых истоках и дочери Ирине, которая ныне работает в Бронницкой СДЮШОР. Хорошо понимаю и то, что память горожан о моей матери и меня обязывает ко многому. Ведь оценивая человека, окружающие, так или иначе, часто сравнивают его с родителями. Хочется соответствовать...

А почему вы стали преподавать именно английский язык?

Это и случайность, и закономерность. Выбрав учительскую стезю, я стремилась идти по ней собственным путем. Хотелось чего-то добиться самой, а не остаться только дочерью известной учительницы. Узнав, что в Рязанском пединституте есть факультет истории и английского языка, я в надежде освоить и то, и другое, сразу заинтересовалась этим вариантом. В дальнейшем пришлось выбирать. Но языкознание меня увлекло даже больше других общественных дисциплин. Наверное, сказались материнские уроки: восприятие учебного предмета, как огромного мира, в котором нужно многое понять и осмыслить самому, прежде чем вести туда учеников. Курс за курсом, осваивая язык, знакомый прежде только по школьному минимуму, стремилась больше узнать не только о нем самом, но и его носителях из англоговорящих стран. Понимала и другое: мало только знать предмет. Далеко не каждый отличник способен передать свои знания ближнему. Потому не менее старательно осваивала педагогику. Хотя склонность к ней, думаю, передалась мне на генетическом уровне. Родители поддерживали меня во всем. Не скрою: начинать педстаж пришлось в очень трудных условиях. В 80-е годы в Бронницах был избыток педагогов: свободных ставок не было. В это же время трагически погиб мой первый муж и, чтобы я не осталась наедине с этим горем и смогла преподавать, мама на время ушла из школы и стала нянчить моего ребенка. С годами я поняла, чего это ей стоило и очень благодарна матери за этот поступок до сих пор. Сегодня, сама веду занятия в разных классах, являюсь классным руководителем, позади уже 5 самостоятельных выпусков. Каждый из них оцениваю по-разному, но все больше утверждаюсь в правильности своего жизненного выбора.

Достаточно ли вашим ученикам школьных уроков для поступления в вуз?

Все зависит от того, как они занимаются и куда поступают. Для языкового вуза такого минимума, конечно, очень мало. Если серьезно говорить о лингвистике, то нашим школьникам изучать евроязыки, совсем непросто. Русская речь по своей структуре, даже самой артикуляции, очень далека от них. Для серьезного овладения языком нужны дополнительные, факультативные занятия. Сейчас в нашей школе организованы пробные группы с углубленным изучением английского языка: в 5-м и 9-м классах. Это пять обязательных часов в неделю с серьезным изучением грамматики, большим объемом самостоятельного домашнего чтения и использованием вузовских учебных пособий. А у девятиклассников есть еще и страноведение. Отбор в такие группы ведется по желанию и по способностям. А когда дети идут на занятия осознанно, с ними работать проще: не нужно призывать к вниманию и дисциплине. И результаты куда более ощутимы. Но тем учащимся, которые собираются поступать в профильный институт, без индивидуальных и систематических занятий с репетитором и всесторонней самоподготовки никак не обойтись.

А сами вы занимаетесь репетиторством?

Как и многие опытные бронницкие педагоги-предметники. Причем, уже не первый десяток лет. И берусь утверждать, что репетиторство заметно повышает квалификацию самого учителя. Ведь, чтобы гарантированно готовить абитуриентов в престижные столичные вузы, надо самому постоянно самосовершенствоваться, хорошо владеть современными методиками. И, что совсем немаловажно: репетиторство — это ощутимая добавка к скромному заработку школьного учителя. А то ведь иные из моих коллег, имея немало свободного времени после школьных уроков, только плачутся на постоянное безденежье. А частная преподавательская практика позволяет эффективнее реализовать свои способности.

За четверть века работы в 'красной' школе у вас, наверняка, есть ученики, которыми вы гордитесь и которые сами благодарны вам за науку?

Они есть у любого педагога со стажем. Каждый выпуск для меня — большое событие и жизненный этап. Можно немало рассказать об многих выпускниках. К примеру, среди недавних — способные студентки московского и рязанского языковых вузов — Людмила Рысина и Елена Гладкова, с которыми мы нередко видимся. А иные уже получили дипломы, работают в крупных фирмах, востребованы обществом. Хотя для меня важнее — не кто они по должности, а какими стали людьми. Не скрою: приятно, если выпускники при случае заглядывают в родные стены, говорят добрые слова учителю. Когда узнаешь об их успехах или проблемах, всякий раз думаешь: все ли ты сумел им дать, нет ли в их сегодняшних неудачах твоей вчерашней недоработки. Именно в такие минуты особенно ощутимо сознаешь меру ответственности за молодежь, непреходящую важность самого учительского труда, его высокую общественную значимость. И понимаешь: будущее России, ее место в мировом сообществе в чем-то и в твоих руках. А начинается оно, в том числе и с уроков английского языка.

Валерий ДЕМИН  

Назад