УХОДИЛИ БРОННИЧАНКИ ПОСЛЕ ШКОЛЫ НА ВОЙНУ…
49

Уже более семи десятилетий отделяют нас от начала той давней и страшной войны, а я, как и все, кто ее пережил, не могу забыть: какой ценой досталась Победа россиянам, которым довелось жить в грозовые сороковые. Мне до сих пор памятны имена всех полутора сотен бронничанок, которые вместе с мужской частью горожан добровольцами ушли на фронт. Судьбы девушек­солдат с нашей Красноармейской улицы и переулка Больничного, которых знала лично, по­особому близки и дороги. Надеюсь, что мой рассказ об Александре АНИКИНОЙ и ее сверстницах – Антонине РЕМИЗОВОЙ, Нине ЧАБАН, Инессе КОСТРИЧКИНОЙ будет чем­то интересен и читателям “БН”.

В Книге Памяти “Солдаты Победы города Бронницы” есть фото и сведения о многих знакомых и незнакомых мне девушках в гимнастерках и шинелях. Простые лица рядовых солдат Великой Отечественной, скромных и незаменимых тружениц второго эшелона, вчерашних школьниц – связисток­телеграфисток, прожектористов­зенитчиц, врачей, санитарок и незаметных в армейском быте поварих, чьи натруженные руки вместе со всем советским народом день за днем вносили свой весомый вклад в разгром врага… Старые снимки своих бабушек и прабабушек из прошлого века до сих пор бережно хранят во многих бронницких семьях. На каждом из них – свой запечатленный эпизод фронтовых буден близкого человека, видимая страница нелегкой, но обычной для того времени судьбы… Есть в этой книге и биография моей давней знакомой – Шуры Аникиной.

Она родилась в 1923­м, и ее жизненный путь, пожалуй, ничем не отличается от множества судеб современниц. Тяжелое довоенное детство, незабываемые школьные годы, фронтовые пути­дороги… Семья Аникиных жила на нашей улице. Шурин отец – простой крестьянин, выучившийся на писаря, мать – домохозяйка. Вместе с братом Виктором она училась в “красной” школе. Вот только закончить десятилетку у девушки не было возможности: нужно было помогать родителям. В 1940­м она, получив после девятого класса справку, пошла работать… А через год ее жизнь круто изменило нападение фашистов на СССР. Комсомолка добровольцем вступает в Бронницкий истребительный батальон, вместе с другими роет оборонительные траншеи у д.Нижнее Велино, проходит начальную военную подготовку. А в апреле 1942­го начинаются ее фронтовые будни: Александру зачисляют прожектористом в 4­роту 176­го зенитно­артиллерийского полка противовоздушной обороны г.Москвы.

О девушках, мужественно защищавших небо столицы от фашистских стервятников, написано немало хороших книг, снято правдивых кинофильмов. Но, на мой взгляд, достовернее всего об их суровом быте свидетельствуют документы той поры. Вот красноармейская книжка старшего прожекториста А.Г.Аникиной – главный солдатский документ. По записанным здесь сведениям можно узнать немало интересных подробностей об этапах ее фронтового пути, о скромном солдатском (совсем не женском) имуществе молодых зенитчиц: от шапки, противогаза и брючного ремня до шинели и винтовки ДБ­2839. Когда смотришь на потертые записи в армейских документах, сразу представляешь: как нелегко приходилось им переносить испытания военной службы. Но как бы то ни было, они, судя по улыбающимся лицам на снимках, не унывали и достойно выполняли свой долг.

Война сделала схожими судьбы многих людей. В одном воинском подразделении, почти бок о бок с Александрой, защищала воздушное пространство столицы от немецких налетов другая бронничанка – ее подруга, моя двоюродная сестра Антонина Ремизова. У нее такие же этапы молодости, почти такой же послужной список. Родившаяся в 1921­м, однополчанка Шуры тоже прошла начальную солдатскую закалку в истребительном батальоне. И так же, с апреля 1942­го, стала прожектористом зенитно­артиллерийского полка №176 Московского округа ПВО. Судя по присвоенным званиям и наградам, Антонина служила достойно. И с Шурой, как и прежде, дружила и часто виделась. И хоть воевали рядом, обменивались, как водится, карточками друг друга. Вот какие теплые строки написала она на обратной стороне своего фото, подаренного подруге во время встречи в декабре 1943­го: “Если грустью душа наполнится, если грянет жестокий бой, пусть приснится тебе, припомнится все, что дорого нам с тобой…” Откатывалась на запад фронтовая канонада, менялись позиции полка, но зенитчицы из Бронниц все так же исправно несли службу невдалеке от родных мест, писали домой письма и хотели, чтобы побыстрее закончилась война.

Свои фронтовые пути­дороги прошла и еще одна молодая жительница ул. Красноармейской, соседка и ровесница А.Аникиной – Нина Чабан. В РККА ее призвали в марте 1942­го, а служила девушка в 7­м артиллерийском полку. Он действовал сначала на Западном, а затем – на 2­ом Белорусском фронтах. Нина не воевала в орудийном расчете, не отбивала вражеские атаки, но зато очень ответственно и добросовестно занималась другим, не менее важным на передовой делом – готовила пищу солдатам. Девушка стала хорошим полковым поваром, умеющим даже из скудного армейского провианта сварить вкусное блюдо, порадовать уставших после боя артиллеристов вкусным горячим питанием. Н.Чабан прошла всю войну: вместе с полком участвовала в освобождении Белоруссии, Польши, а Победу встретила в Германии. Фронтовая закалка, близость к передовой, к страданиям и смертям помогли Нине Михайловне глубже осознать ценность человеческой жизни и здоровья. И вернувшись в родной город, бывшая фронтовичка более полувека работала медсестрой в Бронницкой городской больнице. И с Шурой, которая после войны стала работать в тогдашнем 21 НИИИ, всегда поддерживала дружеские отношения.

И еще об одной жительнице улицы Красноармейской, по­своему защищавшей родные места от врагов, мне хочется рассказать в этой статье – об Инессе Костричкиной. Она тоже – подруга А.Аникиной, как и она, служила в Бронницком истребительном батальоне. Была зачислена сюда в 1941­м: сразу же после начала войны. Как и подруги, участвовала в строительстве оборонительных сооружений на подступах к столице, прошла начальную военную подготовку. Но пригодилась у бронницких “истребков” в ином качестве. Вчерашняя десятиклассница Инна, аккуратная и исполнительная, стала образцовым секретарем­машинисткой и отвечала за грамотное ведение всех машинописных документов батальона. И.Костричкина прослужила здесь всю войну и была демобилизована в июне 1945­го. В послевоенный период пошла работать в местную милицию, стала паспортисткой, а впоследствии – начальником бронницкого паспортного стола. С соседкой А.Аникиной долгие годы были в дружеских отношениях.

Я рассказала только о военных страницах биографии четырех хорошо знакомых мне бронницких женщин. После Победы, “на гражданке” они, бывшие военнослужащие, никогда не хвастались и кичились своими армейскими заслугами, а награды надевали только в майские годовщины… Сегодня троих из этих женщин уже нет на этом свете... Думаю, каждой из них были по­своему понятны и близки строки известной советской поэтессы­фронтовички Юлии Друниной, такой же, как они, девушки, ушедшей на фронт после окончания школы: “Нет, это не заслуга, а удача, стать девушке солдатом на войне. Когда б сложилась жизнь моя иначе, как в День Победы стыдно было б мне! С восторгом нас, девчонок, не встречали: нас гнал домой охрипший военком. Так было в сорок первом. А медали и прочие регалии потом... Смотрю назад, в продымленные дали: нет, не заслугой в тот зловещий год, а высшей честью девушки считали возможность умереть за свой народ”.

И трудились участницы Великой Отечественной, как мне известно, так же честно и добросовестно, как и служили Родине в нелегкую годину военных испытаний. Каждая из них сумела стать специалистом в своем деле, заслужила авторитет и уважение в трудовом коллективе и в семье. О непростой послевоенной жизни Александры Аникиной и ее подруг, их трудовых достижениях и активном участии в общественной жизни я намерена рассказать читателям “БН” в следующей публикации. А еще хочу высказать огромную благодарность племянницам А.Аникиной – Надежде и Лидии, которые сумели сохранить документы и фото своей тети разных лет ее жизни.

На снимках: ефрейтор А.Аникина; группа однополчанок­зенитчиц – А.Аникина (стоит – вторая справа) и А.Ремизова (стоит – крайняя справа)

Назад