У ИСТОКОВ БРОННИЦКОЙ ЛЕТОПИСИ
348

Большинство жителей нашего города знает, что летоисчисление Бронниц ведется от первого упоминания о них в письменном источнике. Таковым является духовная грамота великой княгини Софьи Витовтовны — жены сына Дмитрия Донского — Василия I. Грамота датируется 1453 г., и мы ведем летоисчисление нашего города с этого года. В грамоте Бронницы (тогда, Бронниче) числится как прикупное село великой княгини, однако из сохранившихся древних источников, неизвестно, когда и у кого она его купила…

В духовной грамоте Софьи Витовтовны все, что она получила в наследство от мужа своего Василия Дмитриевича и что сама прикупила в свое имение (прикуп) распределяется между единственным ее сыном великим князем Василием Васильевичем (Василием II или Василием «темным»), ее снохой — Марией Ярославной и четырьмя внуками, которые в ту пору были еще все живы: Иваном III, который уже был Великим Князем, а также Юрием, Андреем и Борисом. Каждому из них она, благословляя, оставляет икону, ящик с мощами (сыну), различные села и места. После перечисления всех сел, которые она оставляет сыну, есть примечание, что села из ее прикупа «он волен за собой ли их держать или кого ими сам пожалует». Снохе своей она оставляет села, которые ей завещала ее свекровь Авдотья — жена Дмитрия Донского, да еще из своего прикупа коломенские села на Северке.

Нужно заметить, что у Софьи Витовтовны в прикупе было много сел коломенских, так что почти каждый наследник получил чтото из них. Cамый большой перечень наследства у ее внука — Юрия Дмитровского. Сразу видно, что он был самым любимым из наследников. И икона ему самая большая и села, которыми ее пожаловал муж, и московские села из своего прикупа, да на Пахре — село Мячково, с Фаустово, да с Лодыгинским, с Тяжиным со всеми рыболовными деревнями и со всем, что к этим селам и деревням «потягло» (относится). Не правда ли, все знакомые нам названия? А дальше и совсем близко — оставляет она князю Юрию от своего прикупа из коломенских сел: Велино, да Кривцево, да Бронниче, да Чевырево, да Марчюгово… Затем следуют костромские села, далее — вологодские села, да строения внутри Москвы и за ее пределами все это Юрию. А если что останется от ее казны, святости, иконы, кресты, вещи ее — тоже все самому любимому внуку. Правда, есть приписка, что если сын ее захочет чтонибудь выменять у ее любимого внука, «где будет ему что пригодно», то «без обиды».

Церквям и монастырям великая княгиня тоже оставила перед своей кончиной села и строения. Из монастырей в первую очередь Вознесенский и ТроицеСергиев пожалованы селами. Деньги с продажи хлеба с полей, кроме того, который в земле и яровых семян, завещает Софья Витовтовна отдать на помин ее души. Умерла Софья Витовтовна 15 июня 1453 г. Внук Юрий, которому были завещаны Бронницы, прожил всего 31 год и умер 12 сентября 1472 г., не оставив наследников. То,что пожаловала ему княгиня из своих прикупов, он мог завещать по своему желанию, а что было из владений Великого Князя Василия «темного», переходило Ивану III. Итак, мы теперь знаем, что после смерти Софьи Витовтовны Бронницы в течение 19 лет по 1472 г. принадлежало князю Юрию Дмитровскому. Он был на год моложе своего брата Ивана III и родился в 1441 г. В 1451 г., в десятилетнем возрасте Юрий уже помогал Софье Витовтовне победить золотоордынского царевича Мазовшу, который осадил Москву в отсутствие Ивана III.

Интересно, что именно тогда была впервые применена неожиданная ночная атакавылазка из осажденного города, которая принесла успех. Обычно осажденные только оборонялись. Князья Московского княжества взрослели очень рано. Иван III уже в 9 лет официально числился Великим князем, а в10 лет водил полки в бои с крымскими татарами, а в 12 лет его уже женили. Теперь почитаем духовную грамоту князя Юрия, любимого внука Софьи Витовтовны, чтобы узнать, кому он передал Бронницы после своей смерти. По примеру своей бабушки — Софьи Витовтовны, князь Юрий подробно расписал « кому мне что дати или у кого мне что взяти». Теперь наследство делилось между Великим князем, старшим братом — Иваном III, Великой княгиней Марией Ярославной — матерью Юрия и братьями Юрия: Андреем Углицким и Борисом Волоцким, а также сыном Великого князя Иваном. Те села, которые ему оставила Софья Витовтовна, он распределил посвоему. Например, из наших ближних сел Юрий оставил Кривцы («с полями и водами») своему брату Борису Волоцкому.

Много сел Юрий отдал монастырям: ТроицкоСергиеву, Вознесенскому, где покоились великие княгини, в Суздаль, в Серпухов, в Архангельский Собор. «А в Боровск к Пречистой в Пафнутьев монастырь даю свое село Бронниче и с деревнями,и с лугами, и с пожитям, и с озерами, что к нему подтягло. Со всем как было под моей Бабою, Великой Княгиней, и с хлебом, что в земле, кроме стоячего хлеба и с животиною. А что в том селе и деревнях серебра на людях, то половина Пречистой, а половина крестьянам, на коих то серебро». Почему ко дню рождества Богородицы — «к Пречистой»? Потому, что главный храм Пафнутьевского монастыря — это храм Рождества Богородицы. По поводу стоячего (еще не убранного) хлеба есть у князя отдельное указание: «…или кои если села подавал по монастырям, то весь стоячий хлеб мати моей Великой княгине продать, да роздать по мне(на помин)». И еще князь Юрий просил обязательно вернуть его долги, тем кому он должен.

В княжеской духовной грамоте приведены подробные списки его долгов и должников. Запомним, что в 1472 г. село Бронниче было передано монастырю. Я недавно, в сентябре, побывала в СвятоПафнутьевском монастыре, который находится в городе Боровске Калужской области, он основан в 1444 г. Там связалась с местными экскурсоводами из Боровского музея, проводящими экскурсии по монастырю, но об истории, связанной с Бронницами, ни они, ни директор музея, к сожалению, ничего не знают. В монастыре я побывала на интересной экскурсии, сделала несколько фотоснимков внутри территории. Когда заходишь в святые ворота, весь шум как будто остается за стенами, даже люди говорят негромко. Можно сходить на святой источник, окунуться там в купальне, купить душистого меда в здешней лавке. Купальня и источник находятся над большим красивым прудом, омывающим стены монастыря с противоположной от ворот стороны. Интересна трапезная, где главный зал представляет собой одностолпное сооружение (купол зала держится на столпе, стоящем в центре зала). Сейчас такие старорусские архитектурные памятники — большая редкость. Колокольня возведена по примеру колокольни Петровского монастыря, что в Москве на Петровке. Каменные стены вокруг монастыря с башнями были сооружены в конце 16 века и делали монастырь неприступной крепостью.

В 1610 г. во время Великой смуты монастырь был осажден войсками Лжедмитрия. Если бы не коварная измена воевод Якова Змиева и Афанасия Челищева, которые открыли тайком ворота Тайницкой башни (ныне названия башен измены), монастырь выдержал бы осаду. На территории монастыря произошло ожесточенное сражение, в котором погибло около 12 тысяч человек. Святая обитель была сильно разрушена и нуждалась в ремонте. Вскоре царь Михаил Федорович сделал большой вклад в восстановление крепостных стен монастыря. Этого настоятельно требовало обеспечение безопасности югозападных границ Москвы. В. СУНЧЕЛЕЕВА

Назад