СВЕТ В ОКОШКЕ
69

Призвание подлинного художника — хоть на миг озарять окружающий мир теплым светом, идущим из глубин его души”, — сказал когда-то известный всему миру живописец. С тех пор прошли столетия, но слова эти неизменно приходят на ум, когда видишь перед собой по настоящему искренние и талантливые произведения. Именно так можно сказать о самобытных работах известного бронницкого художника Леонида Яковлевича Суханова. Этот своеобразный, во многом необычный человек посвятил все свое многолетнее творчество редкому и почти исчезнувшему ныне жанру пейзажной станковой миниатюры. Его работы видели не только в провинциальных городках Подмосковья, но и в самой Москве, Ленинграде, других культурных центрах России. По достоинству оценили их в Швеции, Австрии, Германии...

Многие бронничане знают Леонида Яковлевича и как незаурядного педагога, неутомимого лектора-искусствоведа, многолетнего руководителя одного из старейших в России — народного самодеятельного коллектива-изостудии при городском Доме культуры. О самобытных бронницких вернисажах тогда было известно далеко за пределами области. Именно Суханову удалось в годы хрущевской “оттепели” возродить давние, идущие еще с начала 20-х годов прошлого века, уникальные традиции бронницкой художественной школы. В то время горожане по праву гордились своими мастерами кисти, ежегодными выставками их работ. Народная изостудия из маленького городка была известна многим мастерам кисти. Работы наших художников отмечались на самых престижных смотрах и фестивалях. Творчество бронничан освещалось в центральной печати и на телевидении…

Возглавляя студию, Суханов более 30 лет плодотворно совмещал преподавательскую и общественную работу, творчество художника-пейзажиста и графика с чтением лекций по вопросам искусства на предприятиях города. Он организовал первый в наших краях маленький художественный музей с поэтическим названием “Подмосковный колорит” в селе Софьино, в котором и по сей день хранятся многие работы местных мастеров. За большие заслуги на ниве пропаганды искусства ему присвоено звание лауреата первого Всесоюзного фестиваля художественного творчества трудящихся. Он награжден медалью “За доблестный труд”. И сегодня, перешагнув этапный для любого человека 75-летний рубеж, художник все также предан творчеству, родному городу, его лучшим традициям. И твердо верен своим убеждениям и принципам. Ибо формировались они с молодых лет в общении с настоящими российскими интеллигентами — известнейшими художниками и писателями ХХ века.

Наверное, мало найдется людей, которые бы не интересовались своей родословной. У Суханова она более чем необычна — и по отцовской, и по материнской линии. Согласно семейным преданиям, среди его предков были и обрусевшие французские дворяне, пришедшие вместе с наполеоновской армией, и доблестные российские офицеры, и знаменитые художники, скульпторы, зодчие, чьи творения до сих пор украшают прежнюю и нынешнюю столицы страны. Суханов не раз и не два пострадал за то, что происходил, как тогда говорили, из “бывших”. За “непролетарское происхождение” способного, отлично успевающего студента в 1952 году даже отчислили с 5-го курса художественного института им. И.Репина.

Ну, а если говорить о бронницких “корнях”, то бабушка Леонида Яковлевича жила в нашем городе еще с 1919 года. И лишь в дальнейшем перебралась в соседнее село Ганусово, где унаследовала скромный деревенский домик. Сюда, в родные для своих предков подмосковные места, подальше от войны родители перевезли из Москвы в грозном 1941 году и 13-летнего Леню. Именно с нашим живописным краем, его людьми, с неповторимой природой связаны отрочество и юность будущего мастера, становление его самобытного таланта — от первых детских рисунков до серьезных живописных произведений. Здесь судьба свела его с известным художником Б.Н.Яковлевым, который научил одаренного мальчишку пользоваться мольбертом и красками, зародил в его душе увлечение живописью. Отсюда юный самородок повез свои лучшие рисунки в Московское театрально-художественное училище, куда поступил с первого раза и с отличием закончил.

С высоты прожитых лет, возвращаясь к своим гражданским и духовным истокам, он все время благодарит судьбу за то, что ему с молодых лет везло на умных, добрых, талантливых и душевно щедрых людей... Однажды в морозный день в Москве у памятника Гоголю, который он рисовал, Суханов познакомился с писателем В.В.Вересаевым. Встречи и общение с ним по-настоящему открыли начинающему художнику мир русской литературы, дали ему прочные духовные ориентиры. Самые яркие, незабываемые страницы его биографии связаны с другим известнейшим советским писателем —А.Н.Толстым. Именно благодаря заботам и участию этого человека, талантливый юноша вошел в насыщенный, своеобразный мир столичной творческой интеллигенции. Кстати сказать, именно Суханов позднее исполнил один из последних прижизненных портретов Толстого...

Пожалуй, наибольшее влияние на становление Суханова-живописца и пейзажиста оказали занятия в студии такого маститого художника, как К.Ф.Юон. Своенравный и очень требовательный мастер научил его самому важному для любого художника — внутреннему зрению: умению схватывать и запоминать главное, не увлекаясь деталями, точно изображать природу и людей по памяти, в любое время дня и года. Сотни набросков, рисунков, этюдов, исполненные углем и графитом, акварелью и темперой, в разной манере и в разные годы... Знакомство и плодотворное общение с хорошо известными в столице мастерами кисти и педагогами М.Г.Новиковым и Д.И.Кипликом... Все это шаг за шагом развивало способности и расширяло творческий диапазон молодого мастера.

Но главная тема сухановских работ на всем протяжении его деятельности — любовь к родной природе. Неповторимые пейзажи Подмосковья стали для 17-летнего Лени успешным творческим дебютом, когда ему, несмотря на молодость, впервые доверили участие в первой послевоенной выставке художников-фронтовиков, прошедшей в столице осенью 1945 года... Впрочем, настоящая известность пришла только спустя десятилетия в 90-х годах вместе с выставками в ряде европейских городов, и особенно успешным — венским вернисажем. Но этот самый первый И сегодня, уже в новом веке, Леонид Яковлевич все так же, несмотря на возраст, не расстается с красками, неустанно трудится и все так же верен пейзажной миниатюре.

Прожитые годы — как вешние воды на его картинах. Они унесли все лишнее, что имело место в жизни. А в многолетнем опыте и памяти сохранилось только самое важное и нужное, без чего человеку нельзя. На склоне лет у Суханова остались не утраченное со временем мастерство, его ученики — уже известные художники и более 350 по своему уникальных работ-миниатюр. В них воплощены все этапы его творчества, поездки по стране, командировки, встречи, непрекращающееся общение с природой. Есть целый цикл маленьких черноморских пейзажей, есть близкий художнику прибалтийский вернисаж, небольшая портретная галерея современников. Немало и бронницких пейзажей. Смотришь на сухановские миниатюры словно в маленькие чистые оконца, на давно знакомые места. Вот зимний подмосковный лесок. Сразу вспоминается мысль одного старого мастера о том, как важно, рисуя ветку, видеть и отблески солнца на листве и тихое дуновение ветерка по кронам деревьев... Суханову это удается. А в тесной взаимосвязи с природой виден в его работах и простой, характерный лик Бронниц. Тихий, незатейливый быт старинного городка над Москвою-рекой: палисадники, уютные домики с резными ставнями... Над ними матово серебрятся омытые осенним дождем купола старинного собора Михаила Архангела — творения русских мастеров... И вдруг происходит чудо: рамки картин как бы раздвигаются, миниатюры словно бы увеличиваются в размере. В них, как на больших полотнах, открываются бескрайние лесные дали в голубоватой дымке, бездонная глубина неба, необозримый простор русских полей... И от каждой этой маленькой картины-окошка струится теплый свет настоящего таланта...

Нынче на дворе иные времена, иные ориентиры и приоритеты. От знаменитой на всю Россию народной изостудии остались только воспоминания. Заметно поредели ряды прежних художников. “Иных уж нет, а те далече...” Да и прежние общественные принципы деятельности самодеятельного объединения, похоже, не вписались в прокрустово ложе рыночных отношений. Конечно, городской выставочный зал не пустует и местные мастера не сидят сложа руки. Но чаще выставляются приезжие. Что же касается картин старых бронницких мастеров, да и самого Суханова, то многие из них все реже появляются на выставках в нашем городе. Зато наиболее талантливые работы все чаще попадают в поле зрения оборотистых дельцов от искусства. В расчетливом и циничном мире чистогана редкие образцы прикладной живописи, пейзажной миниатюры рассматривают ими в лучшем случае как удачное вложение капитала, а в худшем — как предмет хищения и обмана.

Миниатюрами Суханова уже не раз интересовались и серьезные, заграничные покупатели, и заезжие скупщики… Но, “упертый”, хотя и очень бедный художник, наотрез отказывается от продажи своих работ. А между тем, лучшие из них сегодня оцениваются не в одну тысячу долларов. Иные считают Суханова выжившим из ума чудаком. Иные просто не понимают реальной ценности его произведений, их уникальности для маленького городка... А старый мастер, честно завершая жизненный путь, и следуя своим убеждениям, не хочет, чтобы дорогие его сердцу вещи, подобно произведениям сотен других русских живописцев, безвозвратно ушли за кардон, в частные коллекции.

Леонид Яковлевич уже не первый год ратует за организацию в Бронницах своего художественного музея. Ему говорят: “Подожди! Вот построим новое здание, там всем найдется место...” А он уже устал ждать. Да и времени впереди остается все меньше. Хочется дожить до того дня, когда его миниатюры найдут постоянное пристанище не где-нибудь в заграничном далеке, а здесь, на родине. Он готов безвозмездно подарить их все до одной родному городу. Может быть, стоит прислушаться к пожеланию старого, чудаковатого, но бесспорно талантливого художника?! Конечно, при жизни наши чиновники мало чей талант подтверждали справкой с гербовой печатью. Но разве не заслуживают заботы произведения, которые побывали в лучших выставочных залах Европы!? Да и места для них много не нужно: хватит и маленькой комнатки. А то, как знать, не пришлось бы будущим бронницким меценатам, спустя десятилетия, выкупать эти маленькие миниатюры для городского музея за большие деньги откуда-нибудь из Германии или Прибалтики!? Ведь тамошние, очень дальновидные предприниматели да и бургомистры, всемерно поощряют приобретение произведений искусства, превращая свои маленькие городки в музеи, в прибыльные туристические мекки! А может и нам пора учиться заботиться об искусстве без откладывания до завтра, до лучших времен?

Валерий ДЕМИН  

Назад