РАТНАЯ ДИНАСТИЯ
299

Прошло почти семь десятилетий, а он до сих пор помнит, как первым поднялся в атаку и, увлекая других, устремился к вражеским траншеям… Он помнит, какой нестерпимой была боль от разбитой пулями ноги, когда его, истекающего кровью, несли на руках, вместе с другими прятали от обстрела за стенами старой церквушки, везли на лошади в медсанбат… Тяжелое ранение у г.Карачев почти на год выбило курсантапехотинца Леонида ИГНАТЬЕВА из армейской колеи, но не сломало его характер. Ничто, даже необходимость заново учиться ходить, не помешало ему, стать кадровым военным. Офицер многие годы прослужил в оборонке, создал прочную семью, воспитал сына, продолжившего династию. Недавно ветерану исполнилось 85, и корреспондент “БН” побывал у него в гостях.

Отец ветерана, Виктор Александрович, тоже был кадровым офицером, участником Второй мировой. Призвали его в РККА еще в довоенные годы. Служил командиром пехотного батальона и на других руководящих должностях. А воевал с начала Великой Отечественной – на Ленинградском, Воронежском фронтах, был начштаба дивизии. Потом изза болезни ему пришлось оставить строевую службу, и опытный офицер стал преподавателем в Академии тыла и снабжения. Свою армейскую карьеру Игнатьевстарший завершил полковником, а умер рано – в 65 лет: подвело сердце. Но уважение к своей профессии, привычку к порядку и дисциплине во всем сумел передать сыну.

– Когда гитлеровцы напали на СССР, я только перешел в 10-й класс средней школы в Свердловске, – вспоминает Леонид Викторович. – Десятилетку завершить не удалось: в армию меня призвали 17-летним. Сначала направили в Тюменское пехотное училище. Но окончить его не успел: в июне 1943го, нас, батальон курсантов, рядовыми направили на Брянский фронт. Довелось мне участвовать и в Курской битве. В августе-сентябре 1943-го в составе 27-го стрелкового полка 11-й стрелковой дивизии Брянского фронта я принимал участие в штурме и освобождении г.Карачева. Помню, как в ходе одного из самых кровопролитных боев часто приходила на ум горькая мысль: “А удастся ли мне дожить до 25 августа и отметить свой 18-й день рождения?”

Судя по рассказу ветерана, 10 сентября 1943-го он запомнил на всю оставшуюся жизнь… Предстояла обычная для пехотинцев разведка боем: иначе говоря, идя в атаку на сильно укрепленные вражеские позиции, они должны были помочь артиллеристам выявить и подавить огневые точки. Понятно, быть приманкой и живой мишенью – смертельно опасное дело. Опытные бойцыфронтовики это хорошо понимали… Потому Леонид запомнил, как перед началом боя к нему подошел командир и сказал: “Игнатьев, ты самый молодой, семьи и детей у тебя еще нет… Так что, когда скомандую: “В атаку!”, поднимешься и побежишь первым, а за тобой – остальные…” Судьба уберегла его от смерти. Но тяжелого ранения избежать не удалось.

Когда они заняли немецкие траншеи, Леонида послали разведать брод через речку. Там и настигла юного пехотинца разрывная пуля, едва не лишившая его ноги. В полевом госпитале, куда он был доставлен, хирург, осмотрев рану, изрек: “Вся кость ниже колена раздроблена… Ногу придется ампутировать…”. Но потом, видимо, пожалев только начавшего взрослеть мальчишку, все же решился на несколько сложных операций. А дальше его долго долечивали уже в тыловых госпиталях. Сначала в Туле, потом – в Боровичах, под Тихвиным и в Вологде. Завершил Игнатьев почти годовую госпитальную эпопею у себя на родине – под Свердловском. Только на передовую ему попасть было не суждено. Хотя многих готовили для отправки на Ленинградский фронт для окончательного прорыва блокады.

Перед выпиской всех прошедших лечение направляли на хозяйственные работы, чтобы немного окрепли и привыкли к нагрузкам. У Игнатьева, посланного на лесозаготовку, снова открылась рана… Пришлось ему долечиваться в глубоком тылу. После выписки его направили не на быстро уходящий на Запад фронт, а на учебу в артиллерийское училище. Там встретил Победу и осенью 1945го получил лейтенантское звание. После войны молодой офицер, вчерашний фронтовик, успел послужить в Подмосковье, затем – в отдельном разведбатальоне в Молдавии, после – на преподавательской работе. А через 4 года поступил на учебу в Ленинградскую военнотранспортную академию. После ее окончания Игнатьев навсегда связал свою судьбу с “оборонкой”. Его направили в 21 НИИИ, находящийся тогда в Петергофе.

Там он познакомился с молодой сотрудницей НИИ, которая, как и он, прошла войну, имела боевые награды. Вскоре они стали мужем и женой, переехали вместе с институтом в Бронницы и до сих пор, вот уже более полувека, вместе. Оба многие годы честно трудились здесь до самой пенсии. Леонид Викторович дослужился до полковника, руководителя научного отдела, защитил кандидатскую диссертацию, участвовал во многих перспективных разработках военной техники. К примеру, за создание 30-тонного гусеничного вездеходадвухзвенника, принятого на вооружение, институт наградили орденом Красной Звезды. И Серафима Александровна не отставала от мужа: стала надежной помощницей во всех делах. И самое важное, как они считают, вырастили достойное потомство.

Сын, названный в честь своего деда Виктором, продолжил офицерскую династию Игнатьевых. С отличием закончив в Бронницах десятилетку, парень твердо решил связать свою судьбу с армией, выбрав войска стратегического назначения, В 1980-м (также с красным дипломом) завершил учебу в столичной военной академии и пошел, как и отец, по научной стезе был направлен в оборонный НИИИ в Болшево (сейчас г.Юбилейный). Ученый офицер освоил современные ракетные комплексы, не раз участвовал в учебных пусках в Плисецке… И, если бы не развальные 90-е, когда Виктора Леонидовича, как и многих ракетчиков, досрочно и бездумно уволили по сокращению штатов, он по сей день служил бы в российской армии…

По судьбам таких обычных офицерских семей можно изучать историю страны. Дед начал службу в начале прошлого столетия, потом вместе с выросшим сыном защищал Родину в грозовые 40-е, после каждый посвоему участвовал в укреплении ее обороноспособности в трудный послевоенный период, а внук продолжил служить в Вооруженных Силах до последнего десятилетия бурного и противоречивого ХХ века. В общей сложности трое офицеров Игнатьевых отдали армии более ста лет своей биографии…

Показывая семейные фотоснимки, мой собеседник год за годом вспоминает пережитое. Рассказывает о службе в 50–80е… Каждый период посвоему памятен, каждый оставил след… А еще супруги с гордостью поведали о своей “продинутой” внучке Полине, которая хоть и не носит погоны, но зато делает карьеру в российском представительстве известной фирмы “Рено”. “Помогает наша автомобильная специализация”, – шутит дед. Впрочем, кто знает: может быть четвертым офицерским поколением Игнатьевых станут правнуки. Зная эту семью, можно предположить, что лет через двадцать так оно и будет…

Валерий ДЕМИН

Назад