"РАСТАЯЛ В ХОЛОДНОМ ТУМАНЕ РЫБАЧИЙ..."
584

 Семьи и судьбы – вот одна из вечных тем, волнующая многих. Тем более, что нередко за газетной строкой - знакомые нам люди: соседи, коллеги, родные, друзья. Кто-то и сегодня живет и работает рядом, а кого-то уже давно нет среди нас. Впрочем, даже с уходом из этого мира яркие, незаурядные личности, их необычные судьбы продолжают интересовать не только своих родных и близких, но всех тех, кому не безразлична история родного края, своей страны. Именно о таких наших земляках, хорошо известных многим - Льве Ивановиче и Вере Львовне ШЕСТАКОВЫХ, сегодняшний рассказ.

...Он родился на Беломорье, под Архангельском в 1916-м в пролетарской, как тогда говорили, семье. Отец - простой рабочий вместе с матерью воспитывали шестерых детей. Правда, за 'правильным' происхождением, проглядывала не очень естественная для того времени тяга к глубоким знаниям, к самообразованию. В общем сплошная, если присмотреться, «интеллигентщина». Даже имена, которые давали детям в этой семье - Герман, Августина, Олег, Николай, Ольга говорили сами за себя. Речь пойдет об одном из братьев – Льве.

Все его детство было неразрывно связано с морем. Не с теплым - южным, а суровым - Северным, тем, в которое впадает Северная Двина. Море – это рыбачье поле, говаривали местные жители. Эти места зовутся Беломорьем неспроста. Бегут, пенятся, вздымаются белые гребни волн. Белое небо, белый мелкий песок и белесые сосны, прячущиеся в белых облаках. Все кажется бледным и холодным. Но для него, пожалуй, это самая яркая краска детства, самое согревающее душу воспоминание, как в горестях, так и в радостях – малая родина, родной Онежский край.

Лева Шестаков рос обычным сорванцом. В семейном архиве сохранился его табель об успеваемости. Оценки ровные - «хорошо». После школы закончил Архангельский стройтехникум, пошел работать. Юноши той предвоенной поры, как и вся Советская страна чувствовали леденящее дыхание приближающейся беды. Гитлеровские войска уже оккупировали юг Европы. Тревожно было и на советских рубежах. В 1938-м в возрасте 22-х лет Шестакова призывают в Красную Армию. Службу он проходил на Дальнем Востоке, на одном из военных аэродромов. Кстати, именно в то время там после многочасового перелета совершил посадку легендарный женский экипаж Гризодубова-Осипенко-Роскова. Шестакова назначили мастером цеха авиавооружения. Все военные понимали: приближается война, и она неизбежна.

...Она родилась в д.Петровская, (именно Петровская, так записано в метрике) Бронницкого района в 1922-м. Семья была многодетной, старшим приходилось много работать, чтобы прокормить младших. Вера - отличница и комсомолка в 19 лет с отличием окончила курсы Красного Креста и Красного полумесяца и стала медсестрой. Она вполне бы могла остаться в прифронтовом, но все-таки пока еще спокойном Бронницком районе. В 1941-м здесь тоже создавались отряды ополченцев, требовались медсестры. Но упорная и настойчивая, Вера добилась назначения на фронт. В мае 1942-го ее направили в действующие воинские части военно-воздушных сил Северного флота.

В этом же году Вера и Лев встретились на острове Рыбачий. Это был небольшой клочок суши за Полярным кругом. Но при этом - важная стратегическая база советских ВВС, прикрывающих легендарные северные морские караваны – транспортные и конвойные суда союзников, идущих по проложенному среди льдов единственному водному пути. Уже в первый год войны Мурманская железная дорога, как и город, были захвачены гитлеровскими войсками. Здесь базировались две элитные эскадрильи «Харри-Кейн», которые с немецкой педантичностью и хладнокровием бомбили морские транспорты союзников. С острова Рыбачий им отвечали наши истребители, здесь же располагались два полка дальнебомбардировочной авиации, осуществляющие прикрытие наших кораблей на дальних подступах.

На одном из таких аэродромов и служили Вера и Лев. Она - медсестрой, он - техником по обслуживанию самолетов. Северный морской путь и его единственный перевалочный пункт о.Рыбачий – стали основной артерией оказания нашей стране союзнической помощи. Военная служба на Севере да еще в условиях войны была неимоверно тяжелой, но они достойно переносили все выпавшие на их долю испытания. Благодаря слаженным усилиям таких, как они, остров стал постоянной болевой точкой для германского командования, своего рода эпицентром ненависти всей фашистской машины. «Кто не знает про остров Рыбачий, тот не знает и жизни собачьей, что наш русский солдат повидал», - строки из песни тех лет без прикрас и точно выражают условия, в которых приходилось воевать, выживать и любить двум молодым людям.

Держу в руках пожелтевшее свидетельство о браке за №9, выданное Архангельским ЗАГСом. Дата и подпись: 3 января 1945 года. Закаленную полярными холодами любовь они смогли сберечь, пронести сквозь всю свою жизнь. С ноября 1945-го в чине капитана 3-го ранга Лев Иванович с супругой продолжил службу в Прибалтике, в городе Паланга. В 50-х годах Шестаковы направляются в Калининград, где Лев Иванович повышает свое образование, затем началась его служба в Германии. Условия тогдашнего быта были самые спартанские, но молодые, полные надежд и стремлений супруги без жалоб и нытья переносили все неудобства и лишения.

- Только в 1959-м мы вернулись в Бронницы, - вспоминает дочь Шестаковых. - Отца назначили начальником цеха 38-ОПЗ, избрали секретарем парткома завода. А с 1964 по 1983 годы Лев Иванович был председателем горсовета. Это, как мне кажется, не менее плодотворные десятилетия его жизни...

О многих этапах жизни супругов Шестаковых можно рассказывать отдельно. Но военные страницы по особому памятны и значимы... Передо мной увесистая стопка наградных документов. По ним можно узнать их военные пути-дороги. Лев Шестаков награжден орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Северного Заполярья», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией». Вера Львовна – пятью боевыми медалями и юбилейным орденом Отечественной войны II степени... Уже давно растаяли в туманной дымке суровые военные годы жизни Шестаковых на Рыбачьем и самих супругов уже нет на свете.А их потомство бережно хранит все фотографии, документы, семейные реликвии. В этой семье особое отношение к прошлому, к своей родословной: их нынешнее поколение нашло сведения о своих предках аж с 1860-х годов! В отдельной папке – вырезки из «Бронницких новостей» на исторические темы. Быть может, и этот рассказ займет свое место не только в этой папке, но и в памяти бронничан.

Людмила СОКОЛОВА


 

Назад