ПОЧЕТНЫЙ БРОННИЧАНИН
333

 В канун 60-летия Великой Победы хочу рассказать о своем друге-фронтовике Михаиле Андреевиче ТРУШИНЕ. Несмотря на преклонный возраст он, прошедший через годы и расстояния, и сейчас в добром здравии. Ему — почетному гражданину нашего города, полковнику в отставке, участнику многих памятных событий, возглавлявшему в свое время Бронницкий горсовет, затем — Совет ветеранов, есть, что вспомнить на склоне лет. Более 30 лет он прослужил в армии, честно воевал, прошел путь от рядового до командира автомобильного батальона.

Мише, родившемуся в 1913-м на Тамбовщине, досталось нелегкая доля. Через год началась первая мировая война. Трехлетним он остался без отца, который погиб на фронте. Он не раз мне рассказывал о своем детстве, своей жизни. Казалось, все о нем знаю. Но как-то при недавней встрече он мне вдруг прочитал вот эти свои, написанные в далеком детстве стихи.

Я в детстве многого не знал.

Меня в разгар шальной игры

соседский дядя, поучая,

беззлобно дергал за вихры.

А сердобольная старушка,

всплакнув, грустила надо мной.

Совала в руки мне ватрушки

и называла сиротой.

Мне этот день забыть едва ли,

я помню, как сказала мать:

знакомься, это дядя Миша,

ты можешь папой называть…

И, вспомнив папину заботу,

с испугу, будто бы в огонь,

я сунул в руку дяде Мише

свою немытую ладонь.

В то время у него бывало

семейных множество хлопот:

с утра до ночи он работал

с ремонтом окон и ворот.

И, ставя на другое место

недавно купленный буфет,

не стал снимать с гвоздя на стенке

отца погибшего портрет.

Протер он крашеную рамку

кусочком старого сукна,

как будто знал он долго папу

и помнил так же, как и я…

Однажды я упал с березы,

лежал весь в гипсе и бинтах.

И первый раз заметил слезы

на добрых дядиных глазах.

Увидел в них и боль и муку,

а как ушел от койки врач,

я первый раз взял дяди руку

и молвил: «Папа, ты не плачь!»

Не знал, что он писал стихи для души. Сам я не большой знаток поэзии, но понимаю, что эти стихи очень простоватые и наивные, но зато по-детски искренние и берущие за душу. Трушин прочитал их при нашей недавней встрече. Они, пожалуй, лучше всего могут рассказать о душевных качествах этого человека. Поэтому и привожу их полностью. Несмотря на все тяготы того сурового времени, Миша не очерствел сердцем. Рос отзывчивым к чужой беде, любознательным и трудолюбивым парнем. Окончив местную школу, начал работать в колхозе плотником, много читал. В 1935 году его призывают в Красную Армию. Вскоре он был направлен в полковую школу младших командиров Белорусского военного округа. Окончив ее, был назначен командиром отделения, а потом — старшиной роты в одну из местных воинских частей. В 1939 году Трушин становится курсантом Минского военного училища ОБВШ. В Белоруссии его и застало вероломное нападение фашистской Германии.

С первых дней войны молодой офицер на передовой — в составе 47-го танкового полка 29-ой мотомеханизированной дивизии 20-го мехкорпуса Западного фронта. Участвовал в тяжелых оборонительных боях в районе городов Слуцк и Могилев. Командуя танковым взводом, он сам испытал всю горечь первых поражений, огромных, невосполнимых потерь, которые несла Красная Армия, сдерживая натиск фашистов. После отступления и переформирования частей в 1942 году лейтенант Трушин прибыл в подмосковные Бронницы с 11-м автомо­бильным учебным полком. Командование поставило перед ним ответственную задачу — готовить необходимые фронту кадры военных водителей. Открылась новая страница его насыщенной армейской биографии.

Михаил Андреевич командовал вначале автомобильным взводом, потом ротой. Сам не раз выезжал с подготовленными водителями в районы боевых действий. Невзирая на постоянные бомбежки автоколонн фашистской авиацией, они регулярно доставляли на передовую боеприпасы, продовольствие и кадровое пополнение. За участие в боевых операциях он был награжден медалями 'За боевые заслуги', 'За победу над Германией в ВОВ 1941-1945 гг.'

После Победы 11-й автополк перевели из Бронниц на освобожденную от немцев территорию, а сюда прибыл научно-испытательный автомобильный полигон. Его начальник — генерал Ф.Ф.Петроченко, сам фронтовик, начал подбирать испытанные, надежные кадры автомобилистов из числа офицеров и сверхсрочно служащих. Трушину было предложено возглавить отдельную испытательную автомобильную роту. Михаил Андреевич с удовольствием согласился: служба была ему по душе. К тому же он уже успел привязаться к Бронницам, здесь его многие знали и уважали. Вскоре Михаил женился на нашей землячке, а затем стал и счастливым отцом.

Послевоенные годы деятельная, энергичная натура Трушина проявилась в полной мере. Оставшие­ся в расположении его части деревянные, еще с дореволюционного времени казармы приходили в негодность, в войну-то ремонтом заниматься было некогда. Теперь время пришло, и он взялся за благоустройство части, развернул строительство новых помещений, которых тогда очень не хватало. Сейчас уже трудно перечислить, что было сделано им в тот период, когда он командовал сначала отдельной ротой, a потом — батальоном. Нa месте старых фундаментов было возведено двухэтажное здание штаба части. При поддержке командования полигона Трушин на месте одноэтажных деревянных казарм построил новые двухэтажные — из кирпича.

Многое из своих тогдашних планов и намерений успел претворить в жизнь Михаил Андреевич. Все перечислить долго, не хватит газетного листа. Я смотрю на фотографию — последнюю перед его увольнением из армии в запас. Когда провожали полковника Трушина, генерал Петроченко собрал всех ветеранов части и от имени командования поблагодарил офицера-ветерана за многолетнюю безупречную службу и весомый вклад в развитие автомобильных войск. А на обратной стороне фотоснимка сделал эту благодарственную надпись, которой Михаил Андреевич очень дорожит и хранит вместе со своими наградами. Его служба отмечена орденами Красного Знамени, Красной Звезды, медалью 'За заслуги перед Отечеством' II степени.

И после демобилизации руководство города поручает ветерану возглавить вновь образованную швейно-галантерейную фабрику инвалидов, бывшую артель с женским коллективом. Ее убогое помещение не устраивает но­вого руководителя. Трушин сразу принимается за строительство нового здания. Чтобы ускорить темпы новостройки, пришлось устраивать субботники и всем составом поднимать новое здание. В итоге — швеи быстро справили новоселье, а новое помещение прослужило им не одно десятилетие. Вплоть до того времени, когда в период развала СССР фабрика прек­ратила свое существование. Затем Михаи­ла Андреевича, выдвигают его на должность председателя Бронницкого горсовета. И здесь он проявил себя, как энергичный руководитель и организатор. Он сумел внести очень весомый вклад в подъем и развитие городского хозяйства.

Не без его активного участия из прежних артелей были организованы ювелирная, перчаточная, мебельная, кожгалантерейная и другие фабрики, реконструирован кирпичный завод, получили необходимое развитие городские службы. Но особенно памятным для бывшего офицера-фронтовика делом стало сооружение обелиска в честь воинов-бронничан погибших на фронтах Великой Отечественной войны. Он возведен на центральной площади города, названной в честь нашего земляка — Героя Советского Союза Николая Тимофеева. В ходе подготовки к 20-летию Победы Трушин предложил увековечить память погибших на фронте жителей города. Создали комиссию из числа ветеранов-фронтовиков по сбору данных о погибших и средств от жителей города. Активно включились в работу ветераны — К.С.Родионов, АЛ.Портнов, И.В.Смирнов, Е.Г.Буланый и многие другие.

Помню, как члены комиссии ходили по улицам и опрашивали жителей. Немало проблем пришлось решить, многого добиться, но обелиск был установлен вовремя — к 9 мая 1965 года. Он стоит и сейчас, как символ воинского вклада бронничан в Победу. У меня сохранились снимки с церемонии отк­рытия памятника. Тогда он выглядел поскромней, не смогли сразу увековечить все имена погибших. Но, все равно: это было большим событием в истории города. Потом его реконструировали дважды, к 40-­летию и 50-летию Победы. Сам обелиск остался без изменений, а площадку около него расширили, зажгли вечный огонь, установили мемориальные плиты с име­нами погибших воинов-бронничан. И всякий раз, приходя к обновленному воинскому мемориалу, я, как и многие горожане, вспоминаю Трушина добрым словом.

Хорошо помнят Трушина и на 38 ОПЗ, где он добросовестно проработал 17 лет. Почти 20 лет возглавлял городской Совет ветеранов. До сих пор, несмотря на почтенный возраст, он — почетный председатель. Но его знают и уважают не только люди старших поколений. Для многих горожан Михаил Андреевич — пример служения общественному и гражданскому долгу. Уверен: когда мы будем отмечать 60-летие Великой Победы, люди еще раз воздадут ему должное за воинские и трудовые заслуги, за весомый вклад в развитие и обустройство родного города.

А.ЛАТРЫГИН

На снимках: открытие памятника в Бронницах 9 мая 1965 года; М.А.Трушин в 1943 году; самая последнююфотография перед увольнением М.А.Трушина из армии в запас.

 

 

 

 


 

Назад