ПЕРВЫЙ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ
86

 После 9 мая 1945 был еще один день Победы: 2 сентября – капитуляция милитаристской Японии, союзника фашистской Германии, окончание Второй мировой войны. Фронтовой стаж Владимира Алексеевича КОНДАКОВА начался в августе 45-го. Майские победные залпы он услышал за тысячи километров от поверженного Берлина, вблизи изрытых траншеями, маньчжурских сопок... 79-летний ветеран принадлежит к поколению фронтовиков-бронничан, которое следом за отцами и старшими братьями, победившими фашизм, громило японских самураев. Попав на 1-й Дальневосточный фронт, выпускник танковой 'учебки' понимал: не уничтожив почти полуторамиллионную Квантунскую армию на восточных границах страны, нельзя установить прочный мир на нашей земле.

Как и во многих российских семьях тех поколений, у Кондаковых повоевали все мужчины. Отец Владимира — Алексей Сергеевич, кавалерист гражданской войны, потом председатель сельсовета, ушел на фронт с начала Великой Отечественной. Попал в пехоту на самый трудный Ленинградский фронт. Испытал все полной мерой — смерть боевых товарищей, тяготы отступления, непрерывные бомбежки... Одна из них, под Калининым, стала для него роковой: раненый в голову и лишившийся глаза, боец оказался в плену. И пробыл на германской каторге до весны 45-го....А младший из братьев Кондаковых после войны уничтожал бендеровцев в Западной Украине.

Повестка из военкомата пришла Владимиру в ноябре 1943-го. Сначала — 34-й запасной танковый полк в Дзержинске. Выпуск полковой школы пришелся на начало 45-го. Скомплектовали экипажи САУ в отдельный дивизион и отправили в Горький. Зима была лютая, а ехали в товарняках. Ноги в курсантских ботинках мерзли так, что он переставал их чувствовать. Через неделю — опять погрузка на платформы под брезент и отправка в Пушкино. На полигоне бывшие курсанты прошли боевые учения. А потом им привезли полный комплект зимнего обмундирования — шубы, телогрейки, шапки, меховые подшлемники... Думали: будут добивать фашистов где-нибудь в Норвегии. Боевые машины перед погрузкой наглухо обшили каркасами. И с надписью 'Сельхозинвентарь' отправили не в Заполярье, а через всю страну — на Дальний Восток.

До станции Иман добирались целый месяц. Там дивизион всю весну и лето прятали от чужих глаз, никаких передвижений не было. А в ночь на 1 августа бойцов собрали и объявили: 'Готовьтесь к войне с японцами...' Бои с огромной Квантунской армией, как он потом узнал, начались с наступления всех войск Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов вглубь Северного Китая. Свежими частями укреплялось все побережье Приморья, Северный Сахалин и Камчатка. Готовилась высадка десанта на Курильские острова. Ст.сержант Кондаков в составе 467-го отдельного самоходно-артиллерийского дивизиона 264-ой дивизии 1-го Дальневосточного фронта воевал в Маньчжурии. Участвовал в форсировании реки Уссури, в прорыве Хутоусского укрепрайона японцев.

'Получив полный боекомплект, мы сосредоточились у маньчжурской границы, — вспоминает он, — стали готовиться к прорыву. Японцы, судя по всему, обосновались здесь основательно. Построили целую сеть дотов, мощных укрытий, соединенных траншеями и подземными переходами. Потому нам, артиллеристам, пришлось, как следует пострелять... В полночь 9 августа орудийная канонада загремела во всю мощь. Не дожидаясь рассвета, пошли в наступление…» Первый пояс обороны смяли с ходу и пока из-за сопок выглянул ярко-красный диск восточного солнца, легкие на подъем самоходки уже глубоко вклинились во вражеские позиции...

В крупном сражении у г.Хутоу участвовали все 15 САУ дивизиона. Его общей картины Владимир заметить не мог: через стекло триплекса механик-водитель видит только ближний бой... Сопка, которую они штурмовали, была укреплена снизу доверху. А ближе к Уссури их встретили три линии сплошных траншей. В одном месте, где наступали под уклон, оказался крутой обрыв. Туда вместе с тягачом упала пушка у соседей-артиллеристов. Ее Кондаков вытащил тросом прямо во время боя, под шквальным обстрелом японских орудий... Риск был велик — ведь самоходка в этот момент была беззащитной... Но механик-водитель выполнил приказ. Поднятое орудие сразу открыло огонь с выгодной позиции... После мощного артобстрела натиск нашей пехоты усилился, а к вечеру враг был смят...

К середине августа войска 1-го Дальневосточного, прорвав мощную полосу обороны —японскую 'линию Маннергейма', вместе с соседними фронтами расчленили Квантунскую армия на части... В ходе одной из армейских операций САУ Кондакова вместе со второй машиной послали в разведку. 'Дали взвод автоматчиков во главе с капитаном, знающим язык. Посадили на броню и вперед, — вспоминает он. — Японцы тогда в бой вступали редко. Обстреляли их всего раза два... Подошли к речке Мулинхэ. Мост был сожжен. Стали искать объезд... Сильно оторвались от своих: даже по рации не могли связаться со штабом. Когда капитан вышел на него через армейскую связь, мы получили приказ возвращаться. По пути взяли в плен языка — раненого японца...'

Наступали вглубь Маньчжурии по болотам, что сильно усложняло боевые действия. Война, как вспоминает ветеран, была своеобразной, даже по-азиатски коварной... Бывало, разведчики-японцы ночью бесшумно проникали в расположение наших частей, вырезали постовых, офицеров.... А на ряде участков враг не только оказывал сильное сопротивление, но переходил в контратаки. Чтобы ускорить наступление, маршал Василевский отдал приказ о создании штурмовых отрядов. Вошли в них и самоходки отдельного дивизиона. Задачей отрядов стало уничтожение дотов и других укреплений. Через проходы в минных полях САУ вплотную подходили к дотам и вели прицельный огонь по амбразурам. Автоматчики под прикрытием брони закладывали взрывчатку и подрывали. После этого штурмовой отряд довершал уничтожение гарнизона.

Вскоре советские войска полностью отрезали Квантунскую армию от Кореи и Северного Китая, вынудили прекратить сопротивление. Японцы тысячами сдавались в плен. Сдались148 японских генералов и около 600 тыс. офицеров и солдат. К концу августа разоружение армии было закончено. Потом самоходки 467-го дивизиона погрузили на платформы — до Владивостока. А в порту — на военные корабли. Сформировали целый экспедиционный корпус для высадки на о.Хоккайдо. Вышли в море эскадрой под охраной сторожевиков. Но в дальнейшем командование изменило курс. Дивизион попал на Сахалин. Вот только к прибытию артиллеристов остров был уже полностью зачищен от остатков японской армии...

В числе 308 тысяч советских солдат Кондаков получил боевые награды — орден Славы III степени и медаль «За победу над Японией». На фронте его не задели ни японские пули, ни осколки снарядов, а вот тяжелая болезнь не обошла стороной. Досрочно демобилизовавшись, фронтовик не один год лечился в госпиталях и санаториях. Но с недугом справился и еще потрудился. Работал водителем и механиком на сельхозпредприятиях. Вместе с женой вырастил дочь, а не так давно супруги отпраздновали свою золотую свадьбу. У Владимира Алексеевича уже есть любимец-правнук — Саша. Он только пойдет в первый класс, но уже знает: бравый солдат в танкистском шлеме на этом снимке — его прадед. Он был на войне и храбро сражался с врагами. На 1-ом Дальневосточном.

Валерий ДЕМИН


 

Назад