ОТ ЛАДОГИ ДО ЭЛЬБЫ
757

На Ладогу опускаются ранние зимние сумерки. Видавшие виды «полуторки», не включая фар, малым ходом движутся по проторенной ледовой трассе. Его, командирская, как всегда, первая. Колонне очень нужно доехать до «большой земли» без происшествий: не попасть под авианалет и не провалиться в затянутую тонким ледком полынью. В кузовах, под промерзшим брезентом – раненые, умирающие от истощения, дети-блокадники. «Дорога жизни» для них – единственный шанс спастись от гибели... Эта картина из далекой военной молодости – до сих пор не уходит из памяти бронничанина Леонида ПЕТРОВА. Нынешней весной ветерану ВОВ, участнику освобождения города-героя на Неве исполнится 90 лет. Вот что он рассказал корреспонденту «БН» о том суровом времени.

Леня н родился в 1918-м в маленьком украинском городке Звенигородка. Его отец всю жизнь прокладывал железные дороги. Умер он рано, не дожив и до сорока, хотя другие мужчины в роду были долгожителями. 'Наверное, бог дал мне часть непрожитой папиной жизни…, - с грустной улыбкой начал свои воспоминания мой собеседник. - После школы, я пошел по отцовской дорожке: поступил в Одесский ж/д техникум. А в 1938-м, после его окончания продолжил образование в Ростовском ж/д институте…» Когда началась война, Леонид, как всегда на отлично, сдал экзамены и перешел на 4-й курс. Будущих инженеров-механиков тогда берегли: на фронт его не взяли, а вместе с 25-ю третьекурсниками направили в Ленинградскую военно-транспортную академию. Только тогда Петров в город на Неве не попал: немцы стремительно наступали и академия была спешно эвакуирована в Кострому.

Там железнодорожный профиль студента волею обстоятельств изменился: их всех перевели на автомобильное отделение. Год обучались по ускоренному курсу, а в сентябре 1942-го новоиспеченного воентехника 2-го ранга направили на Волховский фронт. На этом снимке юный выпускник в гимнастерке старого образца, без погон. Тогда его долгая военная дорога только начиналась. Он попал в 868-й отдельный автобатальон той самой 2-ой ударной армии, остатки которой вместе со знаменем прорвались из окружения после трагической Любанской операции. А после укомплектования свежими силами, снова направлены на передовую. Автобат, в котором воевал Петров, обеспечивал боеприпасами и продовольствием войска, которые вели оборону между озерами Ладожским и Ильмень.

Тогда Волховский и Ленинградский фронта разделялись лишь узкой болотистой полосой в районе Синявино, которую немецкие вояки называли «бутылочным горлом». Именно здесь произошли события, по-своему повлиявшие на исход ленинградской трагедии и на судьбу самого Петрова… На передовую воентенхник прибыл во время затишья между боями. Он до сих пор помнит свой первый, спокойный, совсем не фронтовой осенний вечер - штабные землянки под маскировочной сеткой, а у придорожных пеньков, совсем, как в мирное время, порхают светлячки... А потом молодой офицер вместе со всеми пережил горечь и трагедию первых неудавшихся попыток прорыва блокадного кольца у Синявинских болот. И только потом, в январе 1943-го стал участником вошедшей во все учебники истории, операции 'Искра', в ходе которой войска двух фронтов прорвали вражескую кольцо вокруг Ленинграда. Южнее Ладожского озера был создан коридор, шириной 8-11 км, позволивший восстановить сухопутные коммуникации города со страной. Замысел врага задушить голодом защитников и жителей города был сорван.

Перед тем большим наступлением, взвод Петрова, как и весь автобат, почти неделю работал без отдыха и сна. Обеспечивали войска на передовой всем необходимым. А оттуда - в тыл, по ледяному насту вывозили раненых бойцов с Лениградского фронта и попавших под обстрел жителей-блокадников. Сами помогали санитарам усаживать в кузов, под брезент ослабевших от ран и голода людей. Доводилось везти через Ладогу до ст.Байбакал и вдосталь хлебнувших военного лиха ленинградских детишек. Он до сих пор не может вспоминать об этом без слез. «На фронте повидал всякого. Но, когда переносили почти невесомые, живые скелетики в наши полуторки, многие из нас, не сдерживаясь плакали... Полуживые, похожие на маленьких старичков, они уже ни на что не реагировали, только все время тихо просили хлебушка. А в пути я, помню, все время, как заклинание, твердил: 'Только бы 'мессеры' не налетели...»

Там, на спасительной для тысяч людей «дороге жизни», Петров, как и многие бойцы 868-й отдельного автобатальона, сам испытал на себе последствия недоедания, нехватки нужных молодому организму витаминов. Молодой парень потерял немало зубов: не помог и, так называемый, хвойный напиток, который им ежедневно давали по стакану. Он - командир автомобильного взвода сам почти не вылезал из кабины своей модернизированной «полуторки', которую за удобства и выносливость сами водители шутливо называли: 'Газ - два раз'. А в условиях болот и ледовой переправы эта легкая и надежная автомашина оказалась просто незаменимой.

- Бомбили нашу колонну часто, - рассказывает Леонид Алексеевич. – Машины на снежных болотах, как на ладони…Потому двигались мы с большим интервалом друг от друга. И в кабинах двери всегда в пути открывали: провалишься - автомобиль с грузом уходил под лед быстро…Большие полыньи от взрывов бомб, затянутые сверху тонким ледком тоже были для нас большой опасностью. Вечером не разглядишь – поплатишься жизнью... Нередко мне, как начальнику колонны, приходилось идти впереди с длинным шестом и проверять: цел ли лед на пути нашего следования... Случалось, вода заливала дорогу, и я прокладывал путь в насквозь промокших валенках. И, что удивительно: никогда не простывал... Молодость, что ни говори, - великая сила!

А однажды, следуя по привычному маршруту, комвзвода заметил, что снег вокруг... пожелтел. Потом выяснилось: немцы сбросили на самый оживленный участок трассы бомбу с боевым отравляющим веществом - ипритом. К счастью, никто серьезно не пострадал: сильный ветер успел разогнать отраву... А во время особенно кровопролитных наступательных боев, прежде везучего лейтенанта Петрова, когда они попали под обстрел, сильно контузило: снаряд рванул почти рядом, и он поначалу, кроме шума в ушах, ничего не слышал…Потом, вроде, все прошло и он еще не одно десятилетие отдал нелегкой офицерской службе…Но все равно через многие годы, та давняя фронтовая контузия отозвалась встарости частичной глухотой. Сегодня без слухового аппарата ветерану общаться трудно.

Ему посчастливилось довоевать со своим автовзводом до полного освобожения Ленинграда в января 1944-го. А потом в составе 35-го отдельного автомобильного полка 1-ой гвардейской танковой армии 1-го Белорусского фронта освобождать территорию Польши и Германии. Их полуторки всегда следовали за войсками. В памяти остались только эпизоды и лица, доставленных в эвакогоспитали бойцов, раненых в боях за Познань, Кюстрин, участвовавших в штурме Зееловских высот и форсирование Одера…А потом еще более кровопролитный финал войны – взятие Берлина, встреча с союзниками… Проезжая по разрушенной германской столице, глядя на идущих по обочине пленных немцев, Петров не раз вспомнил свою долгую «дорогу жизни» - от Ладоги до Эльбы, всех погибших умерших в пути соратников, красноармейцев и блокадников – взрослых и детей. Возмездие за все военные беды - за голод, страдания и смерть миллионов людей, наконец, свершилось. Но еще больше ему хотелось, чтобы такой войны никогда больше не было, чтобы не сыпались сверху бомбы и не гибли дети... Потому и решил связать свою послевоенную жизнь, с защитой страны, с армией. Да и сам размеренный войсковой быт стал для него уже привычным и незаменимым делом.

Шли годы, менялись гарнизоны и места жительства…В 50-х Петровы вместе с 21 НИИИ переехали в подмосковные Бронницы. Здесь бывший фронтовик стал военным ученым - старшим научным сотрудником, дослужил до полковника. Вместе с женой – Лидией Павловной вырастили достойное потомство. И, когда сегодня, к ним, пенсионерам-долгожителям, приезжают дочери с уже взрослыми детьми внуками и правнуками, 90-летний ветеран за семейным столом рассказывает молодым о своей военной молодости. Снова оживают в нестареющей памяти - фронтовые друзья-товарищи, колонна автомашин на заснеженном ладожском льду и дети блокадного Ленинграда, которых они тогда, 65 лет назад, спасали от голода и смерти...

Валерий ДЕМИН


 

Назад