МЕДСЕСТРА ИЗ ПРОШЛОГО ВЕКА
552

В этом году ветерану войны и труда Тамаре БАРЫШНИКОВОЙ — бывшей участковой медсестре, хорошо известной в советский период многим бронничанам и отдавшей работе в городской больнице не одно десятилетие своей трудовой биографии, исполняется 85 лет. В День профессионального праздника медиков корреспондент «БН» встретился с этой старейшей работницей бронницкого здравоохранения и попросил ее поделиться воспоминаниями о том, какой была работа медперсонала в военные 40-е и послевоенные 50-80-е годы прошлого века, кто и что особенно запомнились из того ныне малопонятного и безвозвратно ушедшего времени…

Моя собеседница принадлежит к уже уходящему военному поколению россиян, немало повидавших и переживших. Для нее добросовестная работа была не просто необходимостью, а потребностью и возможностью каждый день чемто помогать людям, своим пациентам… Тамара родилась в далеком 1926-м в г.Выкса Горьковской области. Выучиться на врача или учителя смышленая девочка хотела с детских лет. Но, подрастая, стала понимать, что после ухода отца из семьи ей, старшей, надо помогать устающей от беспросветной нужды и забот матери, растить младших сестру и брата. Чтобы поскорее получить специальность и пойти работать, Тамара поступила в школу медсестер в г.Муроме…

— Когда стала медсестрой, меня сразу взяли на работу в Муромскую горполиклинику, — вспоминает Тамара Алексеевна. — Осваивать профессию пришлось на самых разных участках: сидела в регистратуре кожвенкабинета, делала процедуры, помогала врачам в хирургическом отделении. Пришла туда 18летней девушкой в 1942-м, в трудное для всех военное время. И работала почти до конца 1944-го. Война — войной, а люди так же болели и лечились. Пациентов у нас было всегда много. В Муроме в ту пору действовало три крупных оборонных завода… Добавлю, что и мужем моим стал офицер, выпускник танкового училища, а после — военпред, контролировавший на заводах выполнение заказов и отправлявший эшелоны с танками на фронт…

Забегая вперед, скажу, что после войны судьба все же дала ей шанс получить высшее образование. Но окончить вуз помешало замужество и рождение ребенка…Вспоминая свое детство, годы учебы, Тамара Алексеевна до сих пор с теплотой и благодарностью рассказывает о своей матери. Простая сельчанка, много испытавшая на своем веку, сама не имевшая возможности учиться даже в начальных классах, она, чтобы прокормить потомство, всю жизнь рвала себе жилы на черновой работе. Была разнорабочей, уборщицей, сторожем… Но при этом сама, без мужа, вырастила и воспитала их, троих детей — все стали достойными людьми. Сейчас младшего брата уже нет на этом свете, а с сестрой моя собеседница общается часто, они во всем поддерживают друг друга.

Замуж Тамара вышла в послевоенном 1946-м, вскоре супруга перевели в Чувашию. А в 1955-м, направили в 21 НИИИ в Бронницы. Здесь офицер дослужился до подполковника, а после выхода на пенсию еще потрудился на 195м заводе. Супруги прожили вместе до преждевременной кончины Бориса Николаевича, вырастили двоих сыновей. Сейчас у моей собеседницы уже двое взрослых внуков и маленький правнук. В Бронницах, Тамара Алексеевна продолжила свой более чем 30летний (хотя и с перерывами) медстаж в городской больнице и других медучреждениях города. Впервые женщина пришла сюда медсестрой в феврале 1958-го. Потом 2 года трудилась инструктором по санпросвещению местной СЭС.

 

Позади многие десятилетия, и она уже с трудом вспоминает коллективы, где нарабатывала многолетний стаж, своих руководителей, маленьких и взрослых пациентов. Довелось Барышниковой потрудиться в клинической лаборатории горбольницы, в детском санатории на Марьинке, а уже в преклонном возрасте — на детской молочной кухне. Самыми трудными и памятными стали для нее годы работы участковой медсестрой, когда она вдосталь находилась и наездилась по бесчисленным вызовам… Медиков тогда везде не хватало, и главврачи горбольницы умели ценить даже младший медперсонал. Толковая медсестра, которая умеет все, — незаменимый специалист в любом медколлективе. И к такой опытной работнице, как Барышникова, всегда относились с уважением и доверием. Имело значение и то, что моя собеседница, судя по числу благодарностей в трудовой книжке, была хорошей работницей. Хотя часами мотаться по окрестным селам молодой женщине было совсем непросто. Всегда переживала за оставшихся дома без материнского присмотра детей. Ведь в бронницкий детсад офицерских сыновей так и не взяли. Когда мать была на работе, старший присматривал за младшим. Но, несмотря ни на что, хлопотные будни медсестры никогда не были ей в тягость…

— Мне всегда легко работалось, — говорит Тамара Алексеевна. — Наверное, потому, что сознавала нужность своего дела, потребность в нем. А еще повезло в том, что рядом со мной трудились настоящие профессионалы и замечательные люди. Я до сих пор вспоминаю совместную работу с известными и уважаемыми в Бронницах участковыми врачами. Такими, к примеру, как Д.Липневич, Р.Титова, А.Домрачева, В.Щербакова, А.Фомин, с фельдшером Л.Василик и другими медиками той поры. Мы тогда вообще не знали ни выходных, ни праздников. Если, к примеру, врач назначал больному ребенку курс уколов или иных процедур, мы делали все это, как положено, без перерыва. И никто из коллег меня бы просто не понял, если бы я вместо визита к маленькому пациенту решила отдохнуть в праздник или в воскресенье дома…

Пенсионерка вспомнила хлопотный период, когда обслуживала сельские участки. Территория в ее ведении находилась немалая: сразу 12 населенных пунктов, включая ближние — Марьинку, Горку, Федино, Крольчатник и более отдаленные Бисерово, Лубнинку, Слободино, Меньшово и другие. Добираться до больного по сельскому бездорожью было очень неудобно. Автобусы ходили редко и часто не доезжали до нужного места. Как вспоминает медсестра, к отдаленным больным ее, когда была возможность, довозил муж на своем автомобиле. И ни о какой компенсации за израсходованный бензин, понятное дело: речи не велось… А еще, вспоминая прошлое, она особо отметила, что большинство ее коллег из того советского периода были очень порядочными, бескорыстными людьми. Никто и никогда не опускался до поборов с пациентов. Иные отказывались даже от скромных подарков, которые им пытались вручить благодарные родители…

Моя собеседница упомянула в разговоре очень показательный случай, как одна из молодых мамаш положила деньги в коробку с конфетами и уговорила ее принять подношение. Но обнаружив там купюры, медсестра с негодованием вернула коробку. И долго потом обижалась на дарительницу… Может быть, потому, что медсестра Барышникова работала, не жалея себя, и никогда не брала с больных ни копейки, ее до сих узнают и подоброму окликают на бронницких улицах бывшие мамыпациентки, давно постаревшие и ставшие бабушками, и уже взрослые мужчины, которым она в детстве делала совсем «небольные» уколы… Оттого, наверное, она всякий раз негодует, если, обращаясь со своими болячками в городскую поликлинику, сама сталкивается с недоброжелательностью и черствостью своих коллег…

Тамара Алексеевна надела белый халат, когда у нас и в помине не было ни полисов, ни дорогих клиник, когда медики очень многое делали для больных бесплатно. Нынче на дворе совсем другие времена. На смену добросовестности и душевной чуткости пришли иные, продиктованные временем, подходы к пациентам… Сама всю жизнь, посвятившая заботе о здоровье своих подопечных, она так и не научилась ничего просить у руководства для себя, не смогла обеспечить себе безбедное пенсионное будущее. И сегодня ей, награжденной за свой труд советскими и российскими медалями,приходится, как и всем обычным пенсионерам, довольствоваться малым. Хорошо, что во многом помогает уже взрослое потомство…

Но бывшая медсестра не жалеет о том, что работала и жила не для себя, а для людей. Таким медикам, как Тамара Барышникова, их доброе имя и благодарная память земляков гораздо важнее, чем деньги и иные материальные блага, столь почитаемые в новом веке.

Валерий ДЕМИН

Назад