КАК "НАШ" ПУШКИН ГЖЕЛЬСКИЙ САНАТОРИЙ ПОСТРОИЛ
51
Эта статья рассказывает о роли руководителя Бронницкого уездного санитарного совета и Бронницкой уездной земской управы А.А.Пушкина-внука в строительстве первого в России земского санатория для легочных больных. 
Многие знают такой народный промысел, как Гжель. Изделия, выполненные умельцами этой местности, известны во всем мире. С 1781 по 1929 гг. Гжельская волость входила в состав Бронницкого уезда. На территории этой волости существовало более 120 маленьких кустарных производств фарфоровых изделий. А работа на этих небольших, чаще всего семейных, фабриках была очень тяжелой и вредной для здоровья, особенно детского. 
Земская медицина много внимания уделяла осмотру фабрик, проверяла условия труда рабочих и часто давала предписания нерадивым хозяевам, которые не улучшали условия для рабочих. Так, губернский санитарный врач А.Н.Хабаров участвовал в осмотре фабрик Гжельского района в 1892 г. 
и доложил на Губернском земском собрании об этом. Собрание постановило: «о фабриках С.Т.Фартального, В.Н.Безрукого, Е.М.Потихина: ввиду неисполнения требований, предъявленных от комиссии от 3 марта 1892 г. довести до санитарной исполнительной комиссии и до сведения губернатора». 
В этом же докладе, в главе, посвященной работе уездного санитарного совета, участковым врачом П.К.Кречетовым сообщено было «о крайне вредном влиянии фарфорового промысла в Гжели на здоровье рабочих и, главным образом, работающих детей; причем отмечено было значительное увеличение больных чахоткой». Вопрос о болезни века – туберкулезе (или чахотке, как ее называли в 19 веке) постоянно был в поле зрения Бронницкого уездного санитарного совета и Бронницкой уездной земской управы. В те годы ее возглавлял А.А.Пушкин – внук А.С.Пушкина.
В 1900 г. произошло очень важное событие в Бронницком уезде, которое дало возможность земству поставить вопрос борьбы с туберкулезом на новый уровень. Об этом мы узнали из доклада А.А.Пушкина на одном из уездных земских собраний. Вот фрагмент из него. «23 сентября 1900 г. душеприказчиками умершего фабриканта Г.А.Маркова, Я.Г.Храпуновым-Новым и И.Ф.Куриновым, при деятельном участии участкового врача Н.А.Жардецкого, в Бронницкую уездную земскую управу было сделано заявление о желании их пожертвовать оставшиеся от распределения по точному смыслу завещания деньги в количестве 130700 рублей…, чтобы на означенные деньги был выстроен…санаторий для легочных больных имени Г.А.Маркова». Дело это было новое, сложное, поэтому потребовалось много совещаний по данному вопросу. 
Причем, создали специальную комиссию от санитарного совета, которая занималась только обсуждением вопроса о строительстве санатория. В 1901 г. комиссия заседала 26 января, 2 марта, 8 мая, 1 июня, 27 июля и 17 ноября. С 1902 по 1905 гг. А.А.Пушкин был назначен членом Учетного ссудного комитета Московской конторы Государственного банка по сельскохозяйственным кредитам, поэтому делами земства не занимался. Возобновил он свою деятельность как председатель Бронницкой уездной земской управы в 1906 г. И сразу же взялся за решение вопросов, связанных с созданием санаторного комплекса. А.А.Пушкин возглавлял не только уездный санитарный совет, но и комиссию, созданную из членов санитарного совета, чтобы заниматься только вопросами строительства санатория. Так как дело это было трудное, то санитарный совет не стал спешить с устройством санатория, «а командировал участкового врача для изучения существующих в России санаториев». 
Важно отметить, что и в дальнейшем изучение передового опыта по устройству санаториев продолжалось. Так, в отчете врача И.П.Белкина, на чьи плечи легла задача налаживания всего хозяйства в новом лечебном учреждении, указано, что он был командирован в Финляндию и израсходовал 100 руб. После этого комиссия приступила к составлению плана и сметы для строительства санатория. Причем, пожертвованный Г.А.Марковым капитал был обращен в государственную ренту, «реализация которой оказалась невыгодной, благодаря понижению ее ценнос­ти». И еще задержалось решение вопроса из-за линии железной дороги Люберцы-Арзамас, которая могла пройти около самого санатория, что, конечно, было неприемлемо.
Пожертвованный первоначальный капитал в размере 130700 руб. к 1 января 1905 г. возрос до 169234 руб. Произошло это благодаря присоединению к нему других пожертвований и начисления процентов. В связи с этим уместно упомянуть, что на устройство санатория пожертвовал 5000 руб. знаменитый содержатель фарфоровых заводов М.С.Кузнецов и 650 руб. А.Я.Храпунов-Новый. Кроме того, душеприказчики пожертвовали на благое дело фабричные постройки, оцененные в 3030 руб. 
В 1905 г. Управою был составлен доклад о постройке санатория и об ассигновании для этого средств. Но доклад не был прочитан. И только в следующем, 1906 г., он был донесен до земского собрания. Очень долго определялись с участком, на котором должны были осуществить строительство санатория. Удельное Ведомство утвердило проект участка в 20 десятин близ с.Коняшина Бронницкого уезда. Были также проведены изыскания источника питьевой воды, вырыт колодец и построена сторожка. 
В 1907 г. отчет о постройке санатория для чахоточных больных имени Г.А.Маркова был представлен Московскому губернатору. В 1908-1909 гг. шла осушка зданий санатория, затем приступили к внутренней отделке помещений: побелке, покраске. Полы были застелены линолеумом. На окнах установлены были сетки от комаров. Большая работа была проведена по благоустройству усадьбы нового лечебного заведения. В частности, частично требовалось вырубить деревья, которые мешали проникновению солнечного 
и дневного света в палаты для больных. Еще А.А.Пушкин, внук поэта, предложил для устройства коровника использовать имеющийся барак, подходящий по размерам, чтобы сэкономить средства. 
4 июля 1909 г. состоялись торжественный молебен и освящение санатория в Коняшине. На этом торжестве присутствовали: А.А.Пушкин, все члены Управы, все члены Санитарного Совета, почетные гости. В газете «Искры» в 1910 г. были помещены фотографии открытого санатория и заглавия к ним: «В Бронницком уезде Московской губернии открылся первый в России земский санаторий для чахоточных больных».
Как же работал санаторий, особенно в первый год? 
Об этом мы узнали из подробного и содержательного доклада заведующего санаторием И.П.Белкина. Он отчитывался в нем за период с 1 сентября 1909 г. по 1 сентября 1910 г. Обратимся к некоторым фрагментам сообщения. 
«Для больных Коняшинский санаторий начал функционировать с 1 сентября 1909 г. Согласно постановлению земского собрания 18 имеющихся в нем штатных коек распределялись более или менее равномерно… между платными и бесплатными больными. Бесплатные больные подбирались, главным образом, из жителей Гжельского фарфорового района; если оставались свободные места, то они заполнялись жителями других местностей Бронницкого уезда». Из доклада Белкина мы узнали, что в санаторий поступали платные и бесплатные больные. На бесплатной основе лечились, прежде всего, жители Гжельской волости. Остальные лечились платно. Такой прядок поступления пациентов давал возможность создавать для больных хорошие условия для пребывания в лечебном заведении. 
Персонал санатория первоначально состоял из врача, заведующего санаторием, и «фельдшерицы». Но через некоторое время обязанности «фельдшерицы» были пересмотрены. Причину указал в отчете И.П.Белкин: «Дело в том, что одной фельдшерице наблюдать за больными и в то же время заведовать довольно сложным хозяйством санатория – трудно. Поэтому в июне 1910 г. по предложению врача санатория, санитарный совет просил Управу, чтобы обязанности фельдшерицы были разделены между двумя лицами – экономкою и сестрой милосердия. Управа удовлетворила это ходатайство».
Кроме врача, экономки и сестры милосердия в штате санатория были две сиделки, кухарки, молочницы, прачки, два дворника, и в летнее время – пастух. А как обстояло дело с пациентами санатория в первый год его существования?
Всего с 1 сентября 1909 г. по 1 сентября 1910 г. в санаторий поступил 61 человек. Из них бесплатных – 35 человек, платных – 26. За это время 4 человека умерло. Пролечились и выписались – 41 человек. На 1 сентября 1910 г. в санатории осталось 16 человек больных. Предполагалось, что в санаторий будут поступать больные. Но бывало, что в санаторий привозили больных «без всякой предварительной перепис­ки… в крайне тяжелом состоянии. Таких – было 2. Отправлять их обратно было бы жестоко; и оба они умерли – один на 4, другой – на 5 день пребывания в санатории».
Продолжительность пребывания больных в санатории была в среднем от 3 месяцев до 183 дней. Платными больными всего проведено было 2275 дней, бесплатными – 2996 дней. 
Большое внимание уделялось качеству питания. Хлеб белый и ржаной выпекался в санатории. «Ввиду трудности получать
в данном районе свежую зелень и овощи – часть клумб на заднем фасаде санатория культивировалась под посадку овощей – поэтому санаторий почти все лето имел свои овощи… Молочные продукты получались с собственной молочной фермы»,– пояснил в отчете заведующий санаторием врач Белкин. Пастбище для стада коров и телят с молочной фермы, для быка и лошади, имевшихся в хозяйстве, было арендовано санаторием на 5 лет. «Несмотря, однако, на значительную стоимость содержания молочной фермы, санаторий имеет все основания считать ее самой необходимой частью своего хозяйства». 
В санатории заботились о разнообразии питания для пациентов. «Для того, чтобы блюда не надоедали больным – меню часто перерабатывалось. С передачей хозяйства 
в руки специально приглашенного для этого лица явилась возможность ввести в обеденное меню больных квас хлебный и фруктовый, варенья». 
Лечение туберкулином и «гигиено-физический» метод оздоровления пациентов дал свои результаты. Из 61 больного улучшение наблюдалось у 39 человек, что составило 64%. Из них возвратились к трудоспособности 14 человек, а у 25 – наблюдалось значительное улучшение здоровья. Пребывание в санатории не принесло пользы 22 больным, что составило 36%.
«Надо отметить, что заметно прибавили в весе 53 человека. Из них – от 1 до 5 кг – 20 человек, от 5 до 10 кг – 19 человек, от 10 до 15 кг – 9 человек, свыше 15 кг – 2 человека». 
Конечно, содержание санатория дело было хлопотное. А.А.Пушкин добивался от губернского земства финансовой помощи. На одном из заседаний санитарного совета от 13 января 1910 г. председатель управы «довел до сведения санитарного совета, что губернским земским собранием почти во всех ходатайствах Бронницкого уезда отказано… Ходатайство о денежной субсидии Коняшинскому санаторию отложено до рассмотрения этого вопроса на губернском съезде врачей».
Вопрос о выделении субсидий для поддержки деятельности Коняшинского санатория ставился и Санитарной комиссией, и земской Управой перед Московским губернским земским собранием неоднократно. Искали поддержку бронницкие врачи и у профессионального сообщества, у коллег.
Например, о Коняшинском санатории на съезде земских врачей, состоявшемся в том же 1910 г., сделал доклад врач Е.С.Иванов. Попутно он предложил делегатам съезда высказаться по поводу выделения для данного лечебного заведения субсидии. О санатории стало широко известно. Только в первый год в нем лечились пациенты из Моршанска, Москвы, Сергиева Посада и даже из Ялты. А в мае 1913 г., как одно из достижений деятельности земства и земской медицины, достойное для публичного показа, на гигиенической выставке в Санкт-Петербурге был экспонирован Коняшинский санаторий. «В земском отделе были выставлены: модель санатория, фотографические снимки, планы, делегатский доклад о санатории». Прослужившее больным несколько лет, здание санатория требовало ремонта. В.В.Барбей, главный инженер, доложил о неотложной необходимости ремонта здания Коняшинского санатория, так как «потолки потрескались, штукатурка крошится, стены загрязнены, крыши протекают». На ремонт просили 360 рублей. 
31 августа 1913 г. Коняшинскому санаторию было ассигновано 4118 рублей на покрытие перерасхода, образовавшегося «вследствие недобора с платных услуг». Одно из последних решений по данному лечебному учреждению в мирной жизни А.А.Пушкин принимал на заседании Бронницкого уездного санитарного совета, состоявшегося 21 июня 1914 г. Он одоб­рил кандидатуру В.О.Серпенского, как нового заведующего Коняшинским санаторием. А дальше началась первая мировая война, и перед Пушкиным-внуком встали совсем другие задачи. Но в истории земской медицины и Бронницкого уезда он остался человеком, под руководством которого был создан впервые в России санаторий для простых людей, 
не для дворян и купцов, а для рабочих, крестьян, учителей и т.д. Председатель уездной земской управы заботился о пациентах санатория. На одном из совещаний санитарного совета он предложил в летний период для больных использовать гамаки. В них можно было отдыхать в теплые летние дни и ночи. А для легочных больных нахождение на свежем воздухе имело первостепенное значение.
А.А.Пушкин присутствовал почти на всех заседаниях Бронницкого уездного санитарного совета и комиссии 
по созданию санатория. Он вникал во все детали. Всегда поддерживал на собраниях санаторий и ратовал за его развитие. А Коняшинский санаторий как лечебное заведение, многие годы исправно служил людям. Но несколько лет назад, долго стоявшее бесхозным здание, сгорело.
Ирина СЛИВКА, замдиректора Музея истории г.Бронницы
Назад