“К ЧЕМУ СТРЕМИШЬСЯ ТЫ, ДУША МОЯ… ”
627

Одаренный и трудолюбивый человек часто многогранен в своем творчестве. Когда много увлечений, совершенствуясь в них, всегда можно добиться зримых достижений, уважения родных, знакомых, известности в своем городе. Коренная бронничанка Лариса Юрьевна УТКИНА – одна из таких людей.

Многие знают ее как хорошую портниху, способную не хуже столичных мастеров сшить любую вещь: от детского костюмчика до эксклюзивного свадебного наряда невесты. В их семье уже давно не покупают вязаные изделия: муж и трое сыновей носят нарядные мамины свитера­самовязы. У нее незаурядные кулинарные способности: знакомые считают, что есть блюда, которые в Бронницах, пожалуй, никто не сможет приготовить так, как она…

А еще Лариса Юрьевна не первый год пишет стихи о смысле жизни, о боге и вере. Пишет для души, доверяя бумаге свои помыслы, стремления и переживания, свой взгляд на окружающий мир… Круг ее интересов широк с детства. С малых лет старшие приобщили Ларису к рукоделию. Она успешно училась в Бронницкой музыкальной школе, а после восьмилетки поступила в Раменское медучилище, пошла работать медсестрой. После замужества родился первый сын Саша и, к огорчению матери, стал часто болеть. Ларисе посоветовали пойти работать в детский бронхо­легочный санаторий на Марьинке. Туда вместе с сотрудниками­родителями брали и детей. Так, попав туда в 1986-­м, Уткина уже 22 года бессменно трудится с детьми. Она – неизменная участница всех коллективных мероприятий. За многолетнюю добросовестную работу награждена медалью в честь 850­-летия г.Москвы. А о своем давнем, в чем­то неожиданном, профессиональном выборе ничуть не жалеет. Что может быть нужнее обществу, чем помогать малышам стать здоровыми, полноценными людьми. ­

- Из столицы к нам в санаторий поступает немало ослабленных детей, – рассказывает она. – Все они нуждаются в медицинской помощи и реабилитации. У нас – группа самых маленьких. Дежурим сутки. Все это время дети находятся под нашим присмотром. Обеспечиваем безопасность, лечение и весь досуг своих подопечных. Лечим бронхиты, синуситы, гаймориты, астму, пневмонию и т.п. А свободное между дежурствами время я стараюсь проводить с пользой для себя и семьи….

Первое ее увлечение – шитье. Все шьет на дому: еще от деда им достался настоящий “Зингер” с клеймом производителя и датой выпуска: “1882 годъ”. К этой уникальной ножной машинке муж Саша (тоже умелец) сумел подмонтировать мотор. Теперь она шьет буквально все, даже брезент. Кстати, именно муж, как вспоминает моя собеседница, сразу заметил ее любовь к шитью. И посоветовал учиться этому серьезно. При его финансовой поддержке Лариса с отличием окончила 2-­годичные курсы кройки и шитья при городском ДК. И с тех пор стала шить часто и много: детское белье, рубашки, штанишки, а потом стала кое­что шить для мужа и для себя…

- ­Однажды меня попросили подшить брюки живущей в Бронницах известной певице Светлане Лазаревой, – рассказывает Лариса. – Я постаралась, и заказчице работа понравилась. Потом пошли заказы от ее группы. В свое время обратилась ко мне и городская школа искусств: попросили помочь в шитье детских костюмов для выступлений. Я, конечно, согласилась – ведь и мой второй сын Миша там учился – на аккордеоне. Пошила все, что детям было необходимо. Потом обратилась Оксана Феденко из школы-­студии “Апрель”: им нужны были детские сценические костюмчики: юбки, брюки, безрукавки. Шить из нетканых материалов непросто: это знает любая швея. Здесь я тоже сделала все с душой, и мои изделия “съездили” в Софию, где выступали ребята.

Уже не один год Лариса обвязывает домашних и родню: всем по душе ее носки, свитера и другие теплые вещи. Этому тоже училась сама. Первым серьезным изделием стал зимний свитер. Лариса так увлеклась тогда этим процессом, что вязала обновку даже на уроках литературы. Вывязав воротник, затем – реглан и, начав петли по прямой, она увидела… стоящую у ее парты возмущенную учительницу. За то, что не слушала тему о Маяковском, вязальщица была удалена из класса и даже не допущена до экзамена по этому предмету.

Впрочем, экзамен она позднее сдала, но до сих пор, когда что­нибудь вяжет мужу, с улыбкой вспоминает об этом давнем случае… Сегодня по выкройке или схеме она может сшить или связать практически любую вещь: юбку, костюм, даже пальто или плащ. Муж и сыновья до сих пор предпочитают ее изделия любому покупному импорту. Причем она до сих пор не признает готовых шаблонов, выкроек по лекалам. Все – только по индивидуальным меркам, все четко подогнано по фигуре. Сначала мастерица очень тщательно снимает мерки, потом сама по ним кроит, наметывает, сшивает с обязательными примерками и подгонками… ­Конечно, нынче, когда время дефицитов позади, иные могут сказать: “А зачем время на это тратить? Ведь все можно приобрести в готовом виде,” – словно бы сама с собой рассуждает Лариса Юрьевна. – Но, ведь если купишь на Черкизовском рынке, скажем, шерстяные носки, через неделю у них пятка – наголо. А мои­то не один сезон выдерживают. Да и греют лучше любой покупной вещи…

Отмечу, что самодеятельная мастерица никогда не увлекалась числом платных заказов. И никак не рекламировала свои способности потенциальным клиентам. Ее изделия говорят сами за себя. До сих пор чаще вяжет и шьет для семьи, друзей, хороших знакомых. А то и вовсе предпочитает сотворить что­нибудь новое, необычное для души… Ее больше увлекает сам процесс творчества и сознание того, что люди носят ее изделия с удовольствием. В ее костюмчиках бронницкие детишки успешно выступают на сцене перед зрителями. Причем бывает, и далеко за пределами Подмосковья, даже за границей… А разве не в радость сознание того, что твои творения по­своему работают на престиж родного города, его жителей…

Добросовестность, обязательность, аккуратность, стремление ни в чем не запятнать свое звание мастерицы у Ларисы Юрьевны, что называется, в генах. Дед у нее по маминой линии был известный в городе портной, во время войны шил шинели. А бабушку­модистку Полину Антоновну в послевоенных Бронницах хорошо знали все тогдашние модницы…

- ­Однажды иду с сыном по улице, – вспоминает моя собеседница. – На дворе чудесный весенний день: снег, солнце, а небо яркое, чистое. С юга прилетела целая стая свирестелей, уселась на большую липу и устроила такой радостный пересвист, что заслушаешься. “Взгляни, какая вокруг красота! А птицы как радуются”, – сказала я сыну. За нами шла пожилая женщина и тоже остановилась. Мы разговорились, и она, наблюдательный, как видно, человек, заметила, что, мол, нынче мамаши редко вот так по­доброму на природе общаются с детьми. Всем некогда, все куда­то бегут, не до земных красот…Надо, мол, зарабатывать деньги… Раньше­то люди умели замечать, ценить красоту. И сами ее творили. Вот на этой улице жила некогда замечательная, удивительная женщина­портниха. Какие нарядные платья из паплина она умела шить, какие красивые делала на них банты… И по мере того, как она рассказывала, я поняла. что речь­то идет о моей бабушке. Очень растрогало, что люди помнят ее даже спустя десятилетия после смерти… Наверное, в этом и есть свое понимание смысла, значимости человеческой жизни. И всего самого важного и насущного для каждого из нас. Того, о чем Лариса Юрьевна спрашивает себя в своих стихах: “К чему стремишься ты, душа моя…”

Валерий ДЕМИН

 

Назад