ИЗУМРУДНАЯ ИСТОРИЯ
732

Самый лучший подарок любимой женщине к 8 марта – украшения из золота и серебра. Они ценятся во все времена, как и мастера ­ творцы этой красоты. На снимках, которые показывает моя собеседница, – ювелиры известной в Бронницах династии Никитиных. Уже много лет она бережно хранит эти семейные фото как память о своих предках, об истории маленькой артели “Изумруд”, ставшей известным на всю Россию предприятием. Вся биография Надежды Федоровны ИСАЕВОЙ связана с Бронницким ювелирным заводом.

Недавно исполнилось ровно 35 лет, как она пришла в коллектив. Потрудилась на разных должностях, получила образование. Но родовое призвание вернуло ее к верстаку: ныне она – художник­-модельер, и сама продолжает почти столетние профессиональные традиции своих родственников. Надежда пришла на завод в 1973­-м сразу после окончания “красной” школы. Тогда на заводе работало 11 членов династии – братья, сестры, дяди, тети. И с тех пор вся ее жизнь прочно связалась с трудовым коллективом. Даже когда училась в столичном техникуме электронных приборов на программиста, все равно приходила сюда. Потом работала технологом, затем – инженером­технологом. Но гены взяли свое: она, как дед, пришла к верстаку и по сей день трудится там, где более всего нужны ее золотые руки.

Сейчас Надежда воплощает эскизы в готовую исходную модель для литьевого производства. По ее изделию готовят форму и отливают всю новую партию. С ее творческого труда – с серебряных образцов­оригиналов – начали путь к покупателю многие партии ювелирной продукции. За 5 лет работы изготовила более 700 изделий – колец, серег, брошей, подвесок. ­

- Я просто не могла не стать ювелиром, – считает она. – Родители­заводчане с детства готовили меня к этому делу. Рассказывали, что у нас в Бронницах с давних времен жили искусные мастера, славившиеся изготовлением прочных кольчужных доспехов. А их потомки – кустари­ювелиры –стали изготавливать украшения – тончайшие цепочки из серебра, золота, цветных металлов. Мастерство передавалось от поколения к поколению, сложилось немало трудовых династий. Одна из них наша – никитинская. В семье всегда говорили: “Наша артель, наш завод!” И я горжусь, что такие династии– основа Бронницкой ювелирки…

В ювелирном роду Никитиных ­ немало женщин. Мать Надежды – Валентина Ивановна – тоже трудилась на ювелирном заводе. Начинала мастером по изготовлению цепочек в райпромкомбинате, потом пришла в родную артель и работала на ювелирке до самой пенсии. Сама труженица, она достойно воспитала дочь и не без оснований считала, что именно к ней перешли лучшие качества представителей династии. Надя с детства очень хорошо рисовала, унаследовала особое природное чутье к металлу, трудолюбие, чувство красоты, которое было и у деда Ивана, и у дяди Владимира.

Надежда Федоровна показывает мне снимки, которые, без сомнения, украсили бы любой музей. Она хорошо знает все этапы семейной истории, поименно – всех своих многочисленных родственников и места их работы. Вот на пожелтевшем фото – сам Иван Дмитриевич, глава династии с членами артели из Панино. Дед, как ей рассказывали, прожил нелегкую, но очень насыщенную жизнь. С 4 лет остался сиротой, воспитывался в семье дяди, имевшего свою маленькую чайную, которая стояла на Каширском тракте. За нее дядю, как местного “богатея”, в 30­е репрессировали. Ивану пришлось с детства зарабатывать на жизнь. Много работал по хозяйству. Но при этом, по воспоминаниям родственников, считался первым парнем на деревне – хорошим гармонистом и танцором, отлично знавшим народные песни.

А на этом снимке – Иван с женой-­красавицей Евдокией, которая стала ему верной помощницей на долгие годы. Смолоду Иван мечтал организовать свое ювелирное дело. Разве плохо, когда люди со вкусом одеваются, носят украшения?! Революция и гражданская война отодвинули его планы. Только в 1924 г. эта мечта осуществилась: 27 октября в Панино собралось 5 местных ювелиров­кустарей из соседних деревень и создали артель под названием “Изумруд”. Вся ее последующая история – это биографии этих мастеров­основателей, любящих свое дело, преданных коллективу, умеющих ценить и творить красоту! Когда артель встала на ноги, перебрались в Бронницы. Здесь, как мне рассказала Надежда Федоровна, в полной мере проявился талант ее деда. Он считался лучшим в округе мастером­ювелиром и пользовался заслуженным уважением коллег. К нему приезжали за советами со всей округи. И сам он не мыслил своей жизни без любимого дела.

Вернувшись со второй в своей жизни войны, он вновь пришел на завод. Его работы экспонировались в 1957 г. на знаменитой Брюссельской выставке. Он выполнял самые разные заказы, даже от известного объединения “Русские самоцветы”. Трудился до самой смерти. А когда его хоронили, проститься со знаменитым ювелиром пришли сотни жителей города и округи.

Каждый раз, когда Надежде Федоровне дают эскиз нового изделия, после его утверждения худсоветом, она всегда до мелочей продумывает свою работу, от начала до конца монтирует изделие “в голове”. Даже на массовом производстве от художника­модельера во многом зависит то, насколько конечная продукция будет пользоваться спросом. Ведь именно ее “ручное” серебряное изделие станет основой для изготовления формы и последующего золотого литья.

Сейчас, когда в отрасли жесточайшая конкуренция и засилье дешевых низкопробных поделок, качество фирменной продукции должно соответствовать своей цене. Растет потребительский спрос на модные, оригинальные, маловесные изделия. И ей, как мастеру­ювелиру, нужно быть на уровне требований времени. У Исаевой это получается. Свидетельство тому – награды за добросовестный труд. Моя собеседница и поныне живет в старом дедовском доме на Ново­Бронницкой, построенном после переезда семьи в город в 1936-­м. Рано потеряла мужа, но высокая квалификация и природные способности помогают ей достойно жить и в нынешнее нелегкое время. Да и родительское воспитание много значит.

Все свои лучшие качества: любовь к профессии, трудолюбие, настойчивость и усердие Никитин сумел передать детям, которые стали продолжателями его дела. Семья у основателя династии была немалой – шестеро сыновей (двое из них погибли) и дочь. Пятеро детей – Алексей, Владимир, Виктор, Константин и Валентина – стали ювелирами. Отец научил их всему, что умел сам. Больше других хвалил среднего сына Володю: “Этот почище меня мастер будет!”. С его приходом в Бронницкую артель стали осваивать изделия из серебра, выпускать серьги и кольца, внедрили изделия из алюминия. Ветераны говорили, что завод в Бронницах стал известным во многом благодаря таланту Владимира Никитина.

В 1963-­м знатного ювелира избрали депутатом Бронницкого горсовета. До самого последнего дня он работал художником­ювелиром. Его талант привлекал людей в Бронницы со всей страны. В числе заказчиков – известные певцы, актеры, космонавты. Даже падкая на драгоценности дочь генсека – Галина Брежнева – побывала в Бронницах.

В разные годы пришли на ювелирку и другие дети Никитиных. В 1952-­м членом артели стал старший сын – Алексей. В 1956-­м стал осваивать профессию младший – Константин. Он, так же, как и братья, работал ювелиром­монтировщиком, а затем – начальником отдела техконтроля. А в 1958­м сюда пришел еще один сын – Виктор. Работал закрепщиком, мастером, потом – ювелиром­монтировщиком по изготовлению золотых цепочек. Здесь же трудились жены сыновей, а потом – их дети. Каждый вносил свой вклад в общее дело, по­своему продолжал его. Если сложить общий трудовой стаж династии Никитиных, то получится без малого почти три столетия.

Меняется время, меняется ситуация в отрасли и на заводе. Сейчас на ювелирке – только трое представителей знаменитой династии. Старые мастера давно ушли на пенсию, многие умерли. На городском кладбище – почти целая семейная карта Никитиных… А у молодых ныне в ходу более востребованные профессии. Впрочем, давние вековые традиции и семейная память не дают династии прерваться: недавно на завод огранщиком ювелирных изделий пришел сын Надежды Федоровны – Дмитрий. Он – представитель уже 5­го поколения ювелиров Никитиных. Изумрудная история продолжается. В биографиях нынешних бронницких ювелиров, в их каждодневном труде.

Валерий ДЕМИН

Назад