“И СЕРДЦЕ ГОТОВО К ВЕРШИНЕ БЕЖАТЬ ИЗ ГРУДИ”
645

После возвращения с Тянь-Шаня ему еще неделю снился ослепительно белый пик ХанТенгри. С пронизывающим ветром на склоне, снежными пещерами и с оставшейся гдето внизу, изумрудносиней под летним солнцем чашей Иссык-Куля. Даже во сне он упорно, как наяву, метр за метром, карабкался вверх… Бронничанин Николай ПОЛОВИНКИН с детства любит горы, дальние походы ввысь и неповторимо красивый вид с вершины. В активе бывшего офицера, ныне – начальника отдела по делам ГО и ЧС администрации г.Бронницы, уже не одно серьезное восхождение, которым мог бы гордиться любой маститый спортсмен.

Будущий скалолаз-любитель родился в 1957-м в Чарышском районе горного Алтая. Вырос в окружении суровой природы этого края. Мальчишкой вместе с братом-близнецом Сергеем, позднее – со школьным учителем и одноклассниками исходил и излазил все окрестности. Даже давнее желание стать офицером было связано с поездками и дорогой: пошел в военно-автомобильное училище. За год до получения диплома выполнил норматив мастера спорта по офицерскому многоборью.

Потом выпускника направили начальником автослужбы отдельного десантноштурмового батальона в группу войск в ГДР. В его активе 40 прыжков с парашютом. В 1994-м он окончил военную академию РВСН им. Петра Великого и был направлен в 21 НИИИ. В составе подразделения миротворческих сил побывал в командировке в тогдашней горячей точке – в Таджикистане. Потом продолжил службу в управлении эксплуатации и штабе ГАБТУ Минобороны в столице, в командировках объездил полстраны. Еще слушателем академии он пробежал свой первый классический марафон 42 км 192 м. Бег стал лучшей подготовкой к выходу в горы. Офицер участвовал в 30 различных марафонских и лыжных пробегах. В 2000-м получил звание полковника, а в 2004-м уволился в запас. С тех пор он, не по возрасту моложавый и подтянутый, несмотря ни на что, каждый год ходил по горным тропам…

И в начале августа 2009-го Николай Михайлович отправился к престижной даже для именитого альпиниста вершине – пику ХанТенгри. Сначала самолетом – в Киргизию, до Бишкека, а потом – по знакомому поклонникам горного туризма маршруту. Как и прежде, делал снимки для своего фотоархива и аккуратно вел дневник, где находил отражение каждый день его вояжа. Вот строки личных наблюдений и впечатлений, которые в полной мере передают суровые красоты и смертельные опасности высокогорья. Пожалуй, немногие из наших читателей видели и испытали подобное. Вот его лишь некоторые его дневниковые записи...

 '4.08. В самолете можно по одежде определить тех, кто летит на теплые пляжи ИссыкКуля, в обустроенные курорты и санатории, и тех, кто, как я, чтобы уменьшить вес багажа, надел на себя часть тяжелого горного снаряжения. Нас – единицы. Кто же захочет сменить привычный домашний комфорт на дикую природу. В горах даже летом – зима. А крутые, обрывистые кручи, лавины, камнепады и таблички у мест гибели альпинистов – привычные картины… Мне уже за 50. Но ничего, возраст не давит. По опыту знаю: нужна хорошая подготовка, погода и много, много везения… ХанТенгри ошибок не прощает…”

“5.08. Выйдя из вертолета к месту восхождения, выбрал ровную площадку и поставил палатку. Мой план: 3 дня – акклиматизационный выход. Начало восхождения с севера, через пик Чапаева, а возвращение – по узкому и крутому леднику Семеновского. До вечера бродил по леднику, изучал подходы к горе…С юга – это правильная пирамида, которая не давит своей массой и кажется легкой и доступной, с севера – это неприступная стена… Ночью в базовом лагере за одну ночь навалило больше полуметра снега. Опробовал свой новый спальник Camrus: в нем было тепло и удобно…”

“9.08. Все, стартую! Один! Впереди будут лагеря, подбадривания, пожелания, но я уже один. Поступок отделяет меня от всех. Все мое внимание приковано теперь только к главной вершине. Мыслями я уже на леднике, ледопаде, на склоне, на гребне…” “13.08. Утро без облачка. Ушел на плечо пика Чапаева (6100 м) по глубокому снегу первый. Следом потянулись остальные. Это, наверное, самый тяжелый участок на всем маршруте. Перед самым подъемом резко стала портиться погода. Когда я выполз наверх, видимость была нулевая. Дышится тяжело: вдобавок к метели воздух сильно разряжен. Впереди заметил, что к перемычке перил нет. В прошлом году здесь при попытке спуска погиб альпинист из Германии. Непогоду нужно было переждать. Выбрал место, не раздумывая, раскинул палатку, залез с рюкзаком внутрь, снял “кошки”. “

15.08. Вот уже семь дней я на маршруте. Изза “пурговки” – четыре незапланированные ночевки. Времени на вторую попытку уже не будет. Экономлю продукты, газ…” “16.08. Иду к перемычке (5800 м) в связке, как и все. Глубокий снег, карнизы, туман. Мой план был подняться на 6400 м, поставить там палатку и рано утром продолжать восхождение. Потом – заночевать на спуске и дальше вниз идти при хорошей видимости. Погода была все еще неустойчивой, и я решил остановиться в снежной пещере, отсюда дорога только вверх – по крутым скалам гребня к вершине, которая вроде бы стала ближе, но на самом деле все так же недоступна…”

“17.08. Вышел на гребень. Страховался постоянно. В некоторых местах, слева пропасть кажется бездонной. Свалиться туда можно, если торопиться и не пристегиваться к перилам. Дальше гребень переходит в отвесные скалы. Проход очень крутой. А солнце – прямо в глаза. 16.40. Вершина. На чувства сил уже нет. Но вид отсюда потрясающий. Соседний Пик Победы, как на картине. На спуске, чтобы было удобнее работать с восьмеркой, достал лыжные перчатки, но они оказались сырыми. Вскоре почувствовал: пальцы на руках не мои, онемели. Слава Богу, заметил, успел надеть теплые варежки, но похоже, опоздал: кончики пальцев сильно прихватило… К пещерам вышел, когда уже стемнело. Сверху – огромные звезды, весь Млечный путь и первобытная тишина…”

“19.08. Из лагеря (5300 м) к южному базовому лагерю вышел в три часа ночи. Ровно 5 лет назад ниже этого места в лавине погибло сразу 11 альпинистов, а в 1994м ледовый обвал оборвал здесь жизнь замечательного альпиниста Валерия Хрищатого. Утро. К поляне Шубина (4100 м) вышел к 10.00. Адреналин кончился. Коекак брел по леднику через трещины к базовому лагерю. Слева возвышался пик Победы – потрясающе точное название горы. Громада. “24.08. Это был последний “борт”. Ощущение в вертолете такое, словно я увозил с собой Гору…Была гордость и ощущение внутреннего обогащения. Вечером нас всех пригласили в столовую на закрытие сезона. Повар приготовила замечательный ужин. После долго парились в рубленной из сосны бане, настоящей сибирской бане, с березовым веником, но в горах киргизского юга. Перед вылетом обратно в Бишкек мне выдали еще один сертификат – свидетельство о восхождении на пик ХанТенгри”.

Руки у него зажили только через полтора месяца после возвращения. С кончиков обмороженных пальцев сошла старая кожа… А Тянь-Шань перестал сниться после того, как Николай Михайлович, заядлый болельщик, вернувшись, посмотрел футбольный матч Россия–Уэльс. Пойдет ли в следующий отпуск по горной тропе? Он пока в раздумьях: за счет семейного бюджета получается очень дорого – расходыто на десятки тысяч рублей. Вот найти бы спонсора, как иные клубы альпинистов… Но даже при всех своих нынешних сомнениях мой собеседник точно знает: через некоторое время пик Победы потянет его также непреодолимо, как Эльбрус – в 2005-м, Белуха – в 2006-м, 2008-м и ХанТенгри – в 2009-м. И самодеятельный бронницкий альпинист, несмотря на дефицит финансов и подмороженные пальцы, снова отправится к своей очередной горной вершине. Тем более, предстоящий маршрут им уже разведан…

Валерий ДЕМИН

 

Назад