ДЕМБЕЛЬСКИЙ “КРУГ ПОЧЕТА”
347

С того дня, как он сошел с трапа военного самолета на афганскую землю, минуло более четверти века. Но бронничанин Владимир ШЕЛЯКОВ не может забыть события тех лет. Два неполных года в ДРА стали для него самым опасным периодом жизни. Перед глазами до сих пор – искореженные после обстрела грузовики, охваченная пламенем кабина с ребятами­сослуживцами… Ветеран помнит, как они по кускам собирали погибших от взрыва реактивного снаряда парней из соседнего минометного расчета… Как был застрелен снайпером в ночном карауле его друг… Как прямо над ними во время ритуального “круга почета” душманы сбили вертолет с 15 дембелями из соседнего спецназа…

Родился будущий воин­интернационалист в 1967-­м на калужской земле. С ней прочно связался быт их семьи. Отец долго работал колхозным механизатором, мама – дояркой. У Володи были младший брат и три старших сестры. В 1979­-м родители переехали в Бронницы. Здесь оба трудились в совхозе “Бронницкий”. И Володя после окончания 5 классов в сельской школе продолжил учебу в “красной”. Потом пошел работать учеником слесаря на 195­-й завод. Оттуда парня забрали в армию. Из военкомата их призыв повезли в г.Железнодорожный, затем – в Курск. Там переодели в солдатскую форму и стали готовить к отправке в армейские части.

- Уже тогда среди нас прошел слух: всю группу, мол, скоро отправят в Афган, – вспоминает Владимир Иванович. – А когда поезд прибыл в Кушку – самую южную точку СССР, сомнений в этом ни у кого не было… Ускоренный курс подготовки прошли в учебном артполку. Там же приняли военную присягу. Готовили нас для боевых расчетов ПТУРСов. Такие реактивные установки на базе БРДМ с 8-­ю управляемыми противотанковыми снарядами были тогда на вооружении в СА. Через 3 месяца я выучился на оператора­наводчика. Готовили нас тогда только на тренажерах, реально пострелять на полковых учениях так и не дали. Боекомплекты стоили немалых денег, и командование на этом решило сэкономить…

В феврале 1986-­го после окончания учебки новобранцев отправили “за речку”. Из Кушки – поездом до Ашхабада, а после – самолетом до Кандагара. Там молодых пополненцев выбирали офицеры из дислоцированных в ДРА воинских частей. Несмотря на то, что Владимир обучался на “птурсиста”, его взяли минометчиком. “Ничего, мы тебя быстро переучим”, – перебил его объяснения прибывший за молодыми “старлей”. На следующее утро новобранцы вышли колонной к месту расположения части – близ небольшого городка Лажкаргах.

Так рядовой Шеляков попал в знаменитую еще со времен ВОВ 70­-ю гвардейскую дважды Краснознаменную орденов М.Кутузова и Б.Хмельницкого гвардейскую мотострелковую бригаду. В их батальоне служили солдаты со всего бывшего СССР. Рядом располагались бригадные склады боеприпасов и ГСМ, а неподалеку – батальон спецназа. Владимира назначили заряжающим скорострельного миномета “Василек”, которым была оснащена артиллерия мотострелков. Орудие могло производить до 120 выстрелов в минуту, в расчете их было четверо. Миномет они сначала возили на “ГАЗ­66”, потом приспособили для этого многоцелевой тягач. Быстро передвигаться по необустроенным афганским дорогам было непросто: сплошные колдобины да пыль по колено…

Расчеты их артбатареи участвовали в сопровождении армейских автоколонн с грузами из Лажкаргаха в Кандагар. В случае нападения минометчики вместе со всей группой охраны обеспечивали огневую защиту. Кроме того, Шеляков, как и все бойцы, регулярно ходил в караулы по охране расположенных рядом бригадных складов. Открытое всем ветрам место расположения их батальона было очень удобным для душманских обстрелов. Все хозяйство и люди, как на ладони. Потому агрессивные местные “духи” постоянно держали батальон в напряжении. Вооружены бандгруппы были по­разному: от старинных английских “буров” до новейших зенитно­ракетных установок. Но нападали они почти всегда внезапно и дерзко…

Многих моджахедов основательно готовили в пакистанских лагерях. Там находились учебные центры и базы. Оттуда шли караваны с оружием и пополнением. Бандиты часто обстреливали советские гарнизоны и автоколонны реактивными снарядами, нанося немалый урон. Используя открытое пространство, еще опаснее действовали замаскированные вражеские снайперы. Издалека, с гор или из “зелёнки”, вели прицельный огонь по любой живой цели в расположении гарнизона. Имели даже новейшие приборы ночного видения. Особенно мучили батальон вражеские стрелки, когда наступали сумерки. Всех солдат строго предупреждали: не прикуривайте ночью на посту! Снайперы стреляли даже на огонек спички или зажигалки. Один из друзей­-минометчиков, как вспоминает мой собеседник, пренебрег запретом и был убит во время ночного караула.

- Внезапные обстрелы происходили постоянно , – рассказывает Владимир Иванович. – В 6­7 км от нас протекала река Гильмент, за ней – “зеленка”. Там обычно прятались “духи”. Выезжая на задания, мы всякий раз “прочесывали” места, откуда они нападали… Но опередить местных бандитов, которые лучше знали округу, – задача трудная. Потери от налетов всегда были ощутимыми. Однажды нас обстреляли, когда сопровождали колонну с боеприпасами в Кандагар. Помню, реактивный снаряд попал в соседний расчет. При взрыве сдетонировал боезапас – кассеты с минами… Убитых пришлось собирать по частям. А в другой раз, тоже при сопровождении колонны, в головную автомашину с горючим ударили с гор из гранатомета. От взрыва бензовоза сильно обгорели все, кто там находился: особенно наш комвзвода и командир расчета. Оба потом долго лечились в госпитале…

Рядовой Шеляков в качестве минометчика и радиотелефониста принимал участие и в охране армейского аэродрома в Кандагаре. А однажды ночью, когда стоял в карауле у складов боеприпасов и ГСМ, вдруг увидел при вспышке осветительной ракеты, как неподалеку мелькнули тени крадущихся людей. Когда ракета взлетела еще раз, солдат уже отчетливо заметил двоих с оружием и в афганской одежде. Быстро смекнул: “Диверсанты! Склады хотят взорвать!” Сразу дал своим условный сигнал – “трассерами” и по рации сообщил о нападении на пост. Подмога подоспела вовремя. Вместе обезвредили обоих бородатых “духов” со взрывчаткой. За проявленную бдительность рядовой получил благодарность от командования части…

Но еще сильнее врезалась мне в память внезапная гибель дембелей­спецназовцев в самом конце службы, – рассказывает ветеран. – У наших соседей­десантников сложился целый ритуал проводов. Покидая часть, они совершали “круг почета” на боевом вертолете. Мы, минометчики, всегда с уважением смотрели на эту церемонию. Тогда, в один из ноябрьских дней 1987­го, на борт сели сразу 15 дембелей в парадной форме (два офицера и солдаты) и стали совершать ритуальный облет своей части. И надо же было такому случиться: на глазах у двух батальонов выпущенный снизу реактивный снаряд разнес вертолет на части. И мы, остолбенев, смотрели на падающие на землю обломки… После, чтобы уничтожить прятавшихся бандитов со “стингером”, перепахали “Градами” всю “зеленку”. Но погибших ребят, которых так ждали дома, было уже не вернуть…

Эпизод за эпизодом вспоминает Владимир Иванович свои армейские будни из ушедшего ХХ века. Он дослужил до своего дембельского “круга почета” достойно: никогда не прятался за спины товарищей, не заливал страх перед смертью спиртным, не приобщился к наркотикам… А вернувшись в Бронницы, на 195-­й завод, трудился там, пока не пришли развальные времена…Сейчас он работает на мясокомбинате “Кнакер”. Давно стали взрослыми сыновья Алексей и Сергей, растет дочь Катя, уже есть 3­летний внук Артемка. От Афгана у ветерана, кроме воспоминаний, хранится честно заслуженная медаль “Воину­интернационалисту от благодарного афганского народа”. Есть и другие награды – от “Боевого братства”, которыми он тоже по­своему дорожит. Как, впрочем, и всем, что связано с его службой в СА, с павшими соратниками в теперь уже чужой и далекой от России стране.

Валерий ДЕМИН

Назад