БРОННИЦЫ В СМУТНОЕ ВРЕМЯ
438

Продолжаем публикацию исследований из серии “У истоков Бронницкой летописи” (начало в “БН” №48 от 2.12.2010 г. и №3 от 20.01.2011 г.) Мы подошли к трагическому и страшному для России Смутному времени. В те годы холопские голодные бунты то и дело перерастали в гражданскую войну, и при этом шли жестокие схватки династий и временных правителей за власть. Появилось немало самозванцев, претендующих на имя погибшего сына Ивана Грозного, царевича Дмитрия. Все это совпало с польсколитовской и шведской интервенцией, имеющей целью под видом помощи поработить и “растащить” на куски ослабевшую страну. Мы расскажем в основном о событиях, которые происходили неподалеку от Бронниц и округи. А для лучшего понимания их причин и взаимосвязей затронем и саму историческую ситуацию тех лет…

“Лихолетье”, “Начало бунташного века”, “Интервенция польсколитовская и шведская” – все это исторические названия периода Великой Смуты, или “смущения умов”, как его еще назовут позднее. Историки поразному определяют начало Смутного времени. В Украине и Польше считают, что его отправная точка – 26 октября 1604 г. – переход войск Лжедмитрия I через Днепр. Чешские историки утверждают, что началом стало 7 мая 1605 г. – дата поражения русского войска под Кромами. В Скандинавии и Германии считают дату начала гражданской войны – день убийства царевича Лжедмитрия – 1 мая 1606 г.

Российские историки называют разные варианты от 1600 до 1605 гг. Но большинство утверждают, что начало Великой Смуты – декабрь 1604 г. В это время войско Лжедмитрия I, состоящее из поляков и чехов, вступило на российскую землю. Смута пришла не сама по себе. Ей предшествовали безурожайные года и голод 1600–1603 гг. Тогда 3 года подряд – весной и летом непрерывно шли сильные дожди. Ранней осенью их сменяли заморозки, и хлеба, не вызрев, гибли на корню. Уже к 1602 г. остатки посевного материала в хозяйствах закончились. И, хоть следующий год был благоприятным для земледельцев, сеять было уже нечего.

Начался страшный голод. Малоземельные бедняки, свободные холопы, которых выгоняли со своих дворов бояре и дворяне (чтобы не кормить), скитались по стране в поисках пропитания, ели траву, собак, кошек… И от голода умирали тысячами. Как записано в сказании А.Палицына – келаря ТроицкоСергиевского монастыря, за эти годы в Москве, только на 3 кладбищах, похоронили 127 тыс. человек. Многие скитальцы, объединившись в банды, промышляли разбоем. Уже после первого голодного – 1601 г. начались смятение и разбой по всей Руси.

Власти пытались бороться с дорожными разбойниками. Но разовые акции небольших царских отрядов не могли решить задачу. Особенно важно было обезопасить от лихих людей Смоленскую, Владимирскую и Коломенскую дороги. Именно по ним шел основной поток обозов с продовольствием в Москву, купцов с товарами и путешествующих. Как раз вдоль этих основных, а также второстепенных дорог, соединяющих между собой основные дороги и действовали различные разбойные банды. Разрядные книги, которых, к сожалению, сохранилось совсем немного, хранят записи о направляемых царем и боярской думой дворян и воевод на борьбу с разбоем. В книге против фамилии направляемого государева воеводы записывалась цель и срок поездки. Если он ехал на борьбу с разбоем, то так и писали: “на разбойники”.

На Коломенскую дорогу отряды начали посылать с 1602 г., на Рязанскую – с 1603 г. Например, в сентябре 1602 г. выборный дворянин из Коломны Р.Ш.Любученинов был направлен в Коломну “на разбойники”, а потом отозван в столицу, чтобы “на Москве быть у дела”. В июне 1603 г. думный дворянин И.М.Пушкин также выехал в Коломну (через Бронницы) тоже “на разбойники”. А 17 сентября 1603 г. “посылал государь на Рязань князя Мирона Михайлова, сына Шеховского, да князя Богдана Ондреева, сына Барятинского”. Как следует из записей, дворян посылали в основном без войска, для организации сил на месте. Набор в отряды проводили по пунктам следования вдоль дороги, поэтому Бронницы тоже должны были выделять своих людей в отряды.

Вначале Борис Годунов даже организовал раздачу хлеба голодающим по низким ценам, а гдето и даром. Но число голодающих явно превышало возможности царского двора. Современники рассказывая о голоде в Москве, утверждали, что продуктовые рынки вообще исчезли, а если появлялся какойнибудь торговец чемнибудь съестным, то около него сразу начиналась давка. И при этом голодная толпа сметала, растаскивала и тут же съедала всю добычу, а торговец бежал, мечтая остаться в живых.

На югозападе страны в 1603 г. начался бунт Хлопка (само имя говорит о составе бунтовщиков). Недовольных собралось целое войско и пошло к Москве. Для их усмирения было направлена всего сотня стрельцов во главе с сокольничим И.Ф.Басмановым – молодым и способным военачальником. В октябре 1603 г. вооруженные рати сошлись к западу от Москвы и в тяжелом бою отряд Хлопка был наголову разбит, а израненный вожак взят в плен и казнен. Но при этом и сам царский воевода Басманов тоже был убит бунтовщиками в ходе схватки.

Голодающие “низы” были готовы выбрать любого “доброго царя”. И поэтому с радостью поддержали первого же “самозванца” – Лжедмитрия I, известного как Григорий Отрепьев. Его называли мелким дворянином из Галича, ставшим после скитаний монахом. Но настоящее происхождение авантюриста до сих пор овеяно легендами. В декабре 1605 г. войско Лжедмитрия потерпело поражение от царского отряда князя Ф.И.Мстиславского у с.Добрыничи под Севском. Уже после смерти Бориса Годунова 7 мая под Кромами поднялся мятеж в царском войске, и оно перешло на сторону Лжедмитрия I.

До этого события сражения происходили на западе и югозападе от Москвы. Но очень скоро огонь междуусобной войны перекинулся в наши юговосточные и южные края. Примечательно, что переход отдельных людей, отрядов и войск от бунтарей или самозванцев к царю и обратно в Смутное время был самым обычным делом. Появилось даже название для таких неустойчивых людей – “перелеты”. В дальнейшем, когда Лжедмитрий погибает, его имя присваивает Михаил Молчанов, приближенный самозванца и внешне похожий на него. Когда началось восстание И.Болотникова – первое крупное крестьянское восстание, Молчанов приехал к нему с письмом от князя Г.П.Шаховского (тоже бывшего сторонника cамозванца), под именем спасшегося Лжедмитрия I. И Болотников ему поверил. И позже десятки городов присягают новому самозванцу.

Первые его победы были под Кромами, Калугой и Серпуховым. Второе войско восставших вел Истома Пашков, веневский дворянин, одерживая победы под Ельцом, под с.Троицким, в Мценске, Туле, Зарайске. Затем он вышел к Коломне и устремился к Москве. Так, про бой под с.Троицким в архивных документах сказано: “А сошлись с воеводами со товарыщи по Коломенской дороге в Домодедовской волости… и был им бой с воровскими людьми в с.Троицком с Истомою Пашковым да с Резанцы и на том бою бояр и воевод побили”. Войско Пашкова по составу отличалось от войска Болотникова: там были отряды дворян и боярских детей. К нему также присоединились со своими людьми рязанский воевода П.Ляпунов и тульский – Г.Сумбулов.

В войске Болотникова, которое продвигалось к Калуге, было много простого люда. Потерпев поражение 23 сентября 1606 г. под Калугой на р.Угре, он занял Серпухов. Потому задержался с походом на Москву и пошел по Серпуховскому тракту. Есть версия, что задержанный там СкопинымШуйским Болотников повернул к МожайскуЗвенигородуВолоколамску, а потом пошел на Москву. Но все согласны с мнением о том, что Болотников пришел к Москве 28 октября 1606 г., когда Пашков уже был там. Так что в октябре того года через Бронницы шло войско И.Пашкова, а не И.Болотникова. Хотя они в то время были союзниками и имели одну цель – взятие Москвы.

В конце октября того года обе армии объединились и начали осаду столицы. После битвы у Коломенского 2 декабря, где войско Шуйского одерживает победу над восставшими, Пашков, Ляпунов и Сумбулов с частью своих отрядов переходят на сторону Шуйского. Многие были убиты, часть попала в плен, и их казнили, но значительная часть болотниковцев спаслась и бежала к Калуге и Туле. Болотников остановился в Калуге и укрепил ее. Город безрезультатно осаждали братья Шуйские, сначала Дмитрий, а потом – Иван.

В.СУНЧЕЛЕЕВА

Назад