БРОННИЦКИЙ БУНТ
417

 Самый настоящий бунт произошел в нашем городе лет тридцать тому назад. Многие горожане-старожилы его до сих пор помнят. Это было что-то вроде массового выступления жителей города, протестовавших против действий сотрудников милиции. По тем временам, когда умели жестко закручивать гайки народного возмущения, это было экстраординарным событием.

А началось все с пустякового происшествия. Во время праздника Победы, после возложения цветов к установленному обелиску погибшим на войне бронничанам, по улице Советской гуляла молодежь, отдыхали на лавочках в сквериках пожилые люди, играли дети. На площади около центрального продовольственного магазина, как его тогда называли, 'первый номер', как всегда дежурил постовой милиционер и следил за порядком. Вдруг на Рязанское шоссе, движение по которому по случаю праздника было перекрыто, от расположенного здесь ресторана 'Колос' летит и разбивается пустая бутылка из-под водки или пива.

Постовой, видя это безобразие, засвистел и остановил двоих молодых ребят, оказавшихся рядом с разбитой бутылкой. Милиционер сразу приказал им быстро убрать осколки с дороги. Но молодые люди запротестовали, утверждая, что это не они разбили бутылку. Разгорелся спор. В этот момент от здания милиции выехал наряд на мотоцикле с коляской. Постовой позвал наряд на помощь, и служивые, быстро усадив обоих подростков в коляску, отвезли их в милицию, находившуюся всего в двухстах метрах от места происшествия.

На этом инцидент как бы и закончился. В милиции должны были составить протокол, разобраться кто виноват в происшедшем: эти ребята или кто-то другой. Молодые бронничане Макаров и Алипов были немного навеселе и подозрения постового были вроде бы не лишены оснований. Но, с другой стороны, эти ребята ничем не отличались от других гуляющих по городу жителей. И среди закоренелых хулиганов не значились. Один их них был студентом, другой уже работал. Однако, в милиции вместо должного разбирательства ребят сразу же без лишних расспросов засадили в камеру предварительного заключения.

Задержанные шумно выражали свое несогласие с действиями милиционеров. А потом, находясь в камере, стали спорить между собой о том, кто виноват, что их забрали. Один утверждал, что надо было собрать осколки и все, а другой противился: зачем это надо, если бутылку разбил кто-то другой. Шум в камере и ссору задержанных услышали дежурные милиционеры. Они по случаю праздника сами были навеселе и, похоже, сорвали зло на подростках, которые мешали им праздновать. Словом, когда ребята стали стучать в дверь и требовать разбора дела, к ним для усмирения применили, судя по всему, силовое воздействие. А проще говоря, жестоко избили. Алипов оказался покрепче, а с Макаровым стало плохо. Не выдержав побоев, он потерял сознание. После этого блюстители порядка стали быстро сообразили, что дело мо­жет закончиться для них плохо, если с парнем произойдет беда. И избитого Макарова в бессознательном состоянии вынесли из милиции на улицу и бросили за ограду собора Михаила Архангела. А потом вызвали по телефону скорую помощь…

Однако, в горбольницу Макаров попал только ночью. Утром он ненадолго пришел в сознание и успел рассказать медикам, что его избили в милиции. Дежурный врач и медсестра записали показания избитого парня в историю болезни. Спасти жизнь Макарова, сильно пострадавшего от побоев и внутреннего кровоизлияния, медики не смогли, он умер. Узнав об этом, милиционеры засуетилась, стали сочинять небылицы о том, как ребята дрались между собой в камере и оказывали сопротивление милиции.

Конечно, с тех пор прошло много времени и сейчас, не имея документов, я могу ошибиться в фамилиях и определении виновности конкретных работников милиции. Но главное хорошо помню: дежурным в тот злополучный день был лейтенант Дубик, а избивал задержанных ребят старшина Воронин. Слух о происшествии в небольшом городе быстро разлетелся по близлежащим улицам и домам…

Многолюдная демонстрация и возмущение жителей города произошло стихийно во время похорон Макарова. Тогда было заведено так, что похоронная процессия проходила по центральной улице города. Нa кладбище ее участники поворачивали как раз напротив здания милиции. При подходе процессии к месту происшествия, все вдруг остановились. Находящиеся здесь женщины начали громко причитать и проклинать блюстителей порядка за убийство парня. Толпа постепенно продвинулась к зданию милиции. Обстановка стремительно накалялась.

Как известно, в центре, как раз напротив милиции тогда располагался Гостиный двор, вокруг которого всегда было много людей. Из его окон было видно все происходящее около милиции. Отсюда на стихийный митинг набралось сразу много сочувствующих и зевак. Я узнал о происшедшем только вечером. У нас в клубе 21 НИИИ шел концерт, коллектив института в основном находился в зале. Хорошо помню этот день, выступал ансамбль артистов-лилипутов. Я взял с собой трехлетнюю дочку. Ей представление очень понравилось. Она от радости прыгала у меня на коленях, хлопала в ладош­ки и смеялась. Сидели мы на балконе, зал был набит битком. Нa балконе в основном разместились солдаты из нашего автомобильного батальона. Вдруг появился дежурный и объявил тревогу. По рядам быстро прошел слух, и вскоре все узнали о том, что у здания милиции образовался стихийный митинг, и уже бьют стекла. Солдат автобатальона вызвали на помощь милиционерам для наведения порядка в горо­де.

Между тем, в толпе нашлись 'энтузиасты', которые, действительно, начали бросать камни по окнам милиции. Несколько молодчиков даже решили забраться на колокольню и звонить в ко­локол, но им преградили дорогу солдаты. Другие пытались поджечь бензоколонку, расположенную напротив милиции для заправки пожарных и милицейских машин. Учитывая агрессию толпы, командиры увели безоружных солдат. А ночью в Бронницы прибыло подразделение внутренних войск. После обращения председателя городского совета по мегафону к собравшимся народ постепенно стал расходиться. Из окон милиции демонстранты и хулиганы были сфотографированы.

На следующий день начались вызовы бунтовщиков на допрос и аресты зачинщиков митинга. Были арестованы несколько молодых парней и позже некоторые осуждены за хулиганство. Задержанного Алипова обви­нили и осудили за убийство товарища. Хотя весь город был убежден: убили парня сами милиционеры. Впрочем, работников правопорядка тоже наказали. Был отстранен от работы и от­правлен на пенсию тогдашний начальник милиции майор Кондратов. Хоть сам он был в мо­мент происшествия в отпуске. Разжалован и осужден оперативный дежурный лейтенант Дубик, уволен со службы старшина милиции Воронин. Такими непредсказуемыми оказались последствия бронницкого бунта, который в очередной раз убедил всех в простой истине: закон нельзя нарушать никому. Слишком, тяжелыми могут оказаться последствия.

А.ЛАТРЫГИН

На снимке: именно здесь и состоялся стихийный митинг.

Фото автора 

Назад