Академик КАШТАНОВ: “С РОДНЫМИ МЕСТАМИ СВЯЗАНО ВСЕ ЛУЧШЕЕ В МОЕЙ ЖИЗНИ”
301

 В советское время моего собеседника называли главным агрономом России. Будущий академик­практик вырос и получил среднее образование в нашем городе. Повзрослев и окончив знаменитую Темирязевку, одаренный от природы парень сумел многого добиться в своей плодотворной жизни. Он осваивал целинные земли Алтая и Сибири, издал сотни научных трудов, стал ученым мирового масштаба, лауреатом Государственной премии и заслуженным деятелем науки РФ, поработал на высоких правительственных и партийных должностях. И сегодня, несмотря на солидный возраст, большие заслуги и высокие награды СССР и России, он не одного дня не был на пенсии в привычном смысле этого слова. По сей день трудится в столичном Почвенном институте им. В.В.Докучаева, как и прежде, активно занимается научной работой. 25 марта академику Александру КАШТАНОВУ исполняется 83 года, и корреспондент “БН” побывал в гостях у именитого ветерана-земляка.

Александр Николаевич, истоки вашей биографии – в бывшем Бронницком районе. Расскажите о вашей семье, о родителях, братьях и сестрах...

Да, я родился в 1928-м на бронницкой земле – в с.Юрасово. Здесь прошли мои детские годы, здесь навсегда полюбил красоту подмосковной природы, приобрел первые навыки сельского труда. Отец Николай Васильевич Каштанов и мать Клавдия Ивановна Костина, как и другие мои предки, с рождения жили и трудились в этих краях, занимались крестьянским хозяйством. И даже не имея образования, они были по­житейски мудрыми людьми и при этом великими тружениками. В нашей семье росло пятеро детей – три сына и две дочери. Я – самый старший. Нас с малых лет приучали уважать любое дело. Папа внушал нам: “Дети, запомните, всякий труд благороден. Не чурайтесь черновой работы – не стыдитесь убирать навоз на дворе, копать огород, сажать и убирать картофель, ухаживать за домашней живностью. В жизни все пригодится”. В 1930­м, как мне рассказывали, в нашем селе был организован колхоз. Родители добросовестно работали там и были ударниками труда. А после переезда в Бронницы отец занялся портняжным делом. Шить он умел хорошо, с душой. Ведь еще до коллективизации в нашем селе, как и в соседних, в зимнее, менее загруженное полевыми работами время, многие занимались портновским, шорным, кузнечным и другими полезными ремеслами. Это давало бедным многодетным семьям дополнительный заработок. Отец со временем стал первоклассным мастером. Он шил не только для бронничан, но даже для взыскательных столичных клиентов.

Сведения о вашем отце – участнике ВОВ, солдат-орденоносце, есть в Книге Памяти “Солдаты Победы города Бронницы”. А каким его запомнили вы?

Своим отцом горжусь до сих пор. Ровесник ХХ века, он достойно прожил всю свою долгую жизнь: честно трудился. А в грозовые сороковые прошел солдатскими дорогами всю Россию, потом – Европу. В составе 475­го стрелкового полка, действовавшего на Западном фронте, участвовал в тяжелых боях за Москву и Смоленск, освобождал Белоруссию, Польшу, Германию, был неоднократно ранен, получил сильную контузию. Но после госпиталей он всякий раз возвращался на фронт, дошел до самого Берлина и участвовал в его штурме. Боевой орден Красной Звезды и солдатские медали – его заслуженные награды за доблесть и мужество. Кстати сказать, моему отцу, как лучшему портному, после Победы доверили пошить парадный китель маршалу К.Рокоссовскому. Именно в нем легендарный военачальник командовал парадом на Красной площади 24 июня 1945­го... А домой папа вернулся весь израненный и больной. На восстановление подорванного на фронте здоровья ушло более двух лет. Но жизненная закалка у него оказалась очень прочной: трудился еще целых пять послевоенных десятилетий – до самой своей кончины.

В Бронницы ваша семья переехала в 1936-м. Запомнилось ли это событие вам? Где вы учились, с какими результатами закончили среднее образование?

Мои первые детские впечатления о Бронницах врезались в память на всю последующую жизнь. Представьте себе: я– 8-летний крестьянский мальчишка из глухой деревни впервые в жизни попал в город у Москвы-реки. Увидел здесь настоящий военный гарнизон-крепость, великолепный старинный собор Михаила Архангела, высокую колокольню с часами. Мне здесь сразу все понравилось: большой гостиный двор, мощенная булыжником дорога, идущая до самой Москвы, городской дом культуры, прекрасная библиотека и сразу три школы – две начальных и средняя... А позже я узнал и то, что Бронницы – старинный купеческий город с богатыми традициями и историей. Здесь жили и трудились немало знаменитых на всю Россию людей... В 1941­м, окончив 4 класса начальной школы, которая располагалась тогда на ул. Московской, рядом с городским Домом культуры, я перешел в 5­й класс бронницкой средней школы №1. До 7­го класса был круглым отличником, а завершал свое школьное образование только на хорошо и отлично.

 

Кто из бронницких педагогов того периода особенно сильно повлиял на ваш дальнейший жизненный путь?

Из учителей начальных классов мне больше всех запомнились М.И.Комлева и П.М.Евстегнеева. Они привили любовь к родному языку и русской литературе. В “красной” школе тогда была целая плеяда замечательных педагогов под руководством директора Н.Г.Соболева. Он был строгим и опытным наставником, сумел в самые трудные годы сохранить и даже укрепить преподавательский коллектив. В 1941­м, когда началась война, мне и сверстникам­одноклассникам, было всего по 13 лет. Мы только приступили к учебе в 5­м классе. В октябре­декабре этого года немцы со страшной силой рвались к Москве. Всех бронничан тогда мобилизовали для отпора врагу. Во многих семьях отцы и старшие братья ушли на фронт. И наша школа тоже стала своего рода штабом, где наряду с занятиями, проводилась большая общественная работа с горожанами... Помню, в то нелегкое для всех время школьные учителя стали нашими главными наставниками. Сейчас, с высоты прожитых лет, особенно понимаешь, какую важную роль они сыграли в моей жизни. Литературу тогда преподавал вернувшийся после ранения на фронте А.Л.Маситин. Уроки военно­спортивной подготовки вел знаменитый бронницкий военрук К.С.Родионов – тоже бывший фронтовик. А географию преподавал еще один участник ВОВ – Ф.А.Овчинников. Они несли ученикам не только знания школьных предметов, но и большой духовный заряд. Воспитывали нас настоящими гражданами и патриотами своей страны.

На какой улице жила ваша семья? С кем из сверстников – бронничан дружили? Чем занимались в свободное время?

Мы поселились на ул.Новобронницкой,65. Сейчас в этом стареньком родительском доме живет моя сестра Таисия Николаевна, а рядом – ее дочь, моя племянница Светлана с семьей. Новобронницкая с первых дней нашей жизни в городе стала для меня и быстро появившихся дружков­приятелей основным местом, где протекали мои беспокойные ребячьи будни. На этой улице почти в каждом доме росло тогда по двое­трое мальчишек и все были непоседы. Прошли десятилетия, все давно постарели, кого­то уже нет на этом свете… А для меня они, как и прежде, незабываемые друзья детства: Саша Зубарьков, Коля Усачев, Коля Вешняков, Володя и Петя Кондаковы, Женя и Боря Дворецкие, Коля, Вася и Володя Вдовины, Сережа Грачев, братья Газины, Коля Вятнов, Боря Мурашов и еще многие другие. Мы все были тогда, что называется, “не разлей вода”, все стояли друг за друга горой…В свободное от школьных занятий и домашних дел время, помню, всегда с большим азартом гоняли в футбол, разбили не один тряпичный мяч. Летом до посинения купались и рыбачили на Бельском, Кожурновке, в Москве­реке. Бывало, целыми группами ходили в Бронницкий лес за грибами и ягодами. Зимой часто бегали за городом на лыжах…Еще любили играть в лапту, в разные военные игры, имея целый “арсенал” самодельного деревянного оружия. Тогда никто из нас не мог знать, что впереди – настоящая война: с тяжелым трудом, голодом, похоронками на отцов и старших братьев. После германского нападения многих из нас (тогда уже окончивших 7­й класс) мобилизовали на трудовой фронт. Мы рыли окопы у Бронниц и на подступах к Москве, наравне со взрослыми работали на предприятиях. А ребята, которые на 2­3 года постарше нас, ушли на фронт. Вернулись с войны и дожили до нового века лишь немногие…Я до сих очень радуюсь, когда встречаю кого­нибудь из своих сверстников.

Кого из своих одноклассников вы особенно запомнили? Кем они стали в дальнейшем?

Наша школа в те времена готовила очень сильных выпускников. Большинство моих сверстников многое сделали для города, области, страны. Среди них – специалисты самых разных профессий: от ученых и специалистов космической отрасли до простых рабочих. Так, Алексей Лапин стал директором “красной” школы. Василий Сидоров, Вениамин Игнатов, Александр Бобылев, Евгений Кочегаров, Анатолий Графов, Павел Семенюк, Виталий Герман, Виктор Фадеев выучились на офицеров и многие годы отдали армейской службе. Владимир Воздвиженский, Виктор Стребко, Анатолий Хрунов, Владимир Хохрин, Леонид Шепелев и другие стали специалистами и руководителями разных отраслей. Геннадий Карелин, Валентин Нестеров, Яков Ратнер стали работниками науки и культуры. Высококлассными рабочими, мастерами своего дела стали Виктор Клочков и Алексей Печалин. Мы все дружили многие годы. А еще повзрослев, всегда по­мужски заботились и оберегали наших подруг­одноклассниц – Валю Баринову, Тамару Птицыну, Валю Бабушкину, Катю Баевскую, Нину Крылову, Галю Соколову, Галю Вдовину, Надю Рыбакову, Раю Иванову, Юлию и Тамару Сугробовых. После все мы уже, как взрослые самостоятельные люди, регулярно собирались вместе в родной школе, приезжая из разных уголков страны. К сожалению, сегодня нас осталось очень мало. Но мы и сейчас иногда встречаемся, вспоминаем былое, юные годы...

Почему решили после школы поступать в Темирязевку? Чем занимались, получив вузовское образование?

К работе на земле меня тянуло с малых лет. Ведь с самого раннего возраста я рос в окружении полей, лесов, садов и трудолюбивых сельчан. Каждый прожитый день был, так или иначе, связан с нелегким крестьянским трудом. Даже, когда переехали в Бронницы, я вместе с родителями постоянно работал на нашем придомовом участке. И эта, перешедшая от родителей, крепкая земледельческая “закваска” по­своему повлияла на мое восприятие окружающего мира. С его первозданной природной красотой, земным плодородием, идущими от века традициями. Сельский уклад – это особый уклад, который создавался на Руси столетиями. И если ты в него, что называется, вписался, органически с ним сросся, стал его действующей частицей, то потом освободиться от этого, свернуть в сторону, почти невозможно. А еще, будучи школьником, я серьезно увлекся разведением домашней живности – кур, уток, гусей, кроликов. И это было не просто увлечением, а помогало семье выживать в трудные военные годы. Словом, так получилось, что сельское хозяйство с детства вошло в мою биографию. Проблема выбора профессии у меня решилась со школьных лет. Преемственность, сопричастность, твердое понимание того, что земледельческий труд – первооснова человеческой жизни раз и навсегда определили мой профессиональный выбор. И после окончания академии всю свою жизнь я посвятил земледелию: более четверти века трудился на целине, открыл для себя много нового, что­то удалось внедрить в практику...

Вы сумели добиться высоких научных званий, вас приняли в члены сразу нескольких академий. В 1976–1978 гг. вы являлись замминистра сельского хозяйства РСФСР, 10 лет – вице­президентом ВАСХНИЛ, столько же – были первым вице­президентом Российской академии сельхознаук, работали в разных местах страны – в Алтайском крае и Сибири, сейчас трудитесь и живете в Москве. Бываете ли в родных местах?

Очень благодарен судьбе за то, что не обделила меня участием в больших делах. Мне довелось стать основателем нового направления– адаптивно­ландшафтного земледелия, разработь его принципы с самыми разными формами землепользования. Провел всесторонние исследования по проблемам сохранения и воспроизводства плодородия почв, защиты их от водной и ветровой эрозии, обработке целинных и залежных земель. Руководил разработкой и внедрением зональных и почвозащитных контурно­мелиоративных систем земледелия. Опубликовал более 360 научных трудов, в том числе 28 книг и брошюр, из них 5 монографий и 3 учебника. И сегодня не могу сидеть сложа руки. Здоровье, слава Богу, позволяет, и я пока ни одного дня не был на пенсионном отдыхе. Сейчас работаю завотделом Почвенного института им. В.В.Докучаева. Забот о земле, почве и хлебе насущном меньше не стало. Рад, что до сих пор востребован как агроном и ученый, в том числе в родном Подмосковье. Ежегодно один­два раза стараюсь приезжать в родные края, проведывать своих родных. У меня их немало и в Бронницах, Юрасове, Юсупове, и Семеновском, как по отцовской, так и по материнской линии.

А что для вас сейчас значат Бронницы? Вспоминаете ли вы родной город, живя в столице?

Для меня Бронницы по сей день – особое место на планете Земля. У этого города своя важная страничка в многотомной истории Государства Российского. Бронницы – это столица моей малой Родины, город детства, отрочества, юности. Потому я всегда любил и люблю эти места. С ними связано все самое лучшее в моей жизни. Бывая здесь, обязательно навещаю родительский дом, дорогие мне могилы родных, близких, друзей. Обязательно захожу и к своей сестре, и к ее дочерям – Галине и Светлане, к племяннику Юрию, к своим друзьям, которые еще живы… Родные места притягивают, как магнит… Даже, когда я многие годы работал вдали от дома, в Сибири, во время командировок в Москву по мере возможности, заглядывал в Бронницы. Связь с теми, кто мне близок и дорог, стараюсь поддерживать постоянно. Очень долго горевал, когда почти одновременно умерли мои родители: папа, прожив без малого сто лет, – в августе 2000­го, мама – в октябре 2000­го, на 92­м году. Оба покоятся на Бронницком кладбище.

Кто и что помогло вам достичь весомых результатов на профессиональном и научном поприще, стать известным ученым в области почвозащитного земледелия?

Во­первых, крестьянские корни и работа на земле с раннего дошкольного возраста. Ведь моими первыми наставниками стали бабушки, дедушки, родители, односельчане, а живыми детскими “игрушками” – цыплята, утята, гусята, поросята, ягнята, телята... Мы ухаживали за ними – поили, кормили, пасли. Познавали их существо в натуральном, естественном состоянии... Сыграли свою роль и большая любовь к окружающей нас сельской природе, к русскому полевому раздолью… А любовь, как известно, окрыляет любого человека, делает его способным преодолевать все намеченные рубежи. Сильно повлияли на мое становление “красная” школа с ее мудрыми учителями. Очень важные для меня жизненные этапы – учеба в академии и последующая работа на целине главным агрономом МТС, а затем всей Омской области. Мой характер формировался, как и у всех сверстников, в условиях, когда были особенно важны твердость духа, целеустремленность и настойчивость в достижении целей, большая любовь к своей профессии. Позже пришли профессиональный опыт, знания, большая наука и ежедневная напряженная работа по выбранной специальности. А когда стал семейным человеком, мне очень помогла постоянная поддержка семьи – жены Лидии Илларионовны, сыновей Олега и Андрея, дочери Ольги.

Что бы хотели бы пожелать молодым бронничанам, начинающим самостоятельную взрослую жизнь?

Твердо определиться с выбором жизненного пути. А выбрав дело по душе, упорно нарабатывать профессиональные знания, повышать свой потенциал. Это важно, кем бы вы ни стали – рабочими, инженерами, экономистами, преподавателями, учеными. На пути к высотам профессии всегда следуйте мудрой народной пословице “Воля и труд – все перетрут”. Никогда не останавливайтесь на полпути, стремитесь только вперед. И со временем придут к вам успех, почет, уважение людей, благополучие и достаток. А еще всегда помните: наша бронницкая земля с давних времен славилась толковыми, работящими людьми. Значит, и вас это ко многому обязывает!

Беседовал Валерий ДЕМИН 

Назад