ЗАПАСНЫЕ ХЛЕБНЫЕ МАГАЗИНЫ БРОННИЦКОГО УЕЗДА
176
(по архивным документам)
Сельские хлебные магазины в России прошлых столетий были главным продовольственным резервом в бедственные для простого люда неурожайные периоды. Истории их создания и особенностям деятельности в столице и в тогдашнем обширном Бронницком уезде посвящено исследование нашего постоянного автора.

Прежде чем мы обратимся к истории запасных хлебных магазинов Бронницкого уезда, нужно несколько слов сказать о том, с чего всё начиналось. Причину, по которой в России появились запасные хлебные магазины, раскрыл исследователь П.П.Котов в интереснейшей статье «Хлебные запасные магазины по законодательным источникам России XVIII–первой половины XIX веков»:

«Большим бедствием для России были неурожайные годы. Особенно тяжело они сказывались в период господства феодальных отношений, когда главную сферу экономики страны представляло сельское хозяйство и его основа – земледелие. Для простых граждан недородные годы несли потенциальную, нередко – прямую опасность массовых голодовок. Для господствующего класса и государственной власти возрастала вероятность бунтов, несвоевременной выплаты податей, увеличения смертности и других тяжелых последствий. Основные старания государственная власть направляла на создание продовольственных резервов, стержневым косяком которых стали сельские хлебные магазины. Они появляются в России в XVIII веке и просуществовали до революции 1917 года».

Проблеме неурожаев на государственном уровне стали уделять внимание, начиная с Петра I. Но такое понятие, как «запасные хлебные магазины», появилось во время правления Екатерины II.

4 апреля 1771 года были изданы «Наставления экономическим правлениям», в которых впервые говорится о создании запасных хлебных магазинов. Именно при Екатерине II в Москве появился первый запасной хлебный магазин. 23 октября 1786 года она издала именной указ о создании в Москве первого запасного хлебного магазина. Причём, деньги на его заведение в сумме шестьдесят тысяч рублей, в соответствии с указом, должен был отпустить главный директор государственного ассигнационного банка Андрей Петрович Шувалов. Они должны были вернуться в банк, а каким способом, об этом императрица написала в том же указе: «… При благополучных урожаях хлеба сия сумма возвращена будет от хлебной тамо из магазинов продажи».

Конечно, запасной магазин в Москве был заведён. Но, как выяснилось, под него выделили старые здания, совершенно не подходящие для хранения хлеба. Это подтверждает рапорт от 17 июля 1787 года, направленный главнокомандующему Москвы П.Д.Еропкину надворным советником и выдающимся русским архитектором Матвеем Казаковым.

Молодой архитектор был послан для осмотра запасных хлебных амбаров, находившихся в Китай-городе. В рапорте он пишет о плохом состоянии зданий: полы прогнили и провалились, в помещениях сыро, они требуют ремонта. Осмотрев все амбары, архитектор М.Казаков составил смету для приведения зданий в порядок.

Чтобы закупать и продавать хлеб из запасного магазина по выгодной цене, московский главнокомандующий Петр Дмитриевич Еропкин направлял военных в разные города империи, чтобы узнать, по какой цене там продают хлеб. Так подпоручик Василий Саврасов к рапорту представил ведомость, в которой указал цены на хлеб и гречневую крупу в следующих городах: в Балашове, в Саратове, в Пензе, в Саранске, в Арзамасе, в Муроме, во Владимире.

Главнокомандующим в Москве и в Московской губернии после П.Д.Еропкина был назначен А.А.Прозоровский. При нём вице-губернатором состоял В.Небольсин. В рапорте Прозоровскому он сообщил, что в соответствии с указом императрицы принял «в полное свое управление московский запасной магазин».

Внимание властей к запасным хлебным магазинам уделялось только в столице, в губернских и уездных городах, а в сельской местности дело обстояло хуже. И только благодаря законодательным актам Павла I от 5 апреля 1797 года, 7 августа 1797 года и 29 ноября 1799 года дело сдвинулось с мёртвой точки. В соответствии с законом хлебные магазины следовало устраивать в селениях, где не менее 50 дворов. Если они небольшие, то на несколько селений создавался один магазин. Хлеб в запас собирали после уборки урожая с ревизской души озимых «не менее по получетверику и яровых по полугарнцу» с тем, чтобы «накопить по три четверти ржи и три четверика ярового овса или ячменя на каждую ревизскую душу».

Именно после законодательных актов Павла I запасные хлебные магазины появились в Московской губернии, а значит и в Бронницком уезде. Об этом свидетельствует дошедший до нас рапорт А.А.Прозоровскому директора Экономии (к сожалению, его фамилию прочитать не удалось). По приказу Главнокомандующего Москвы, он должен был выяснить: «в каких именно селениях заведены хлебные магазины, сколько в них на лицо хлеба и в каком оный состоянии находится, также сколько, кому, когда роздано в заем и на каком основании. Происходит ли от должников добровольный платеж или взыскание от земской полиции и с каким успехом производится».

К рапорту директор Экономии приложил «Ведомость», в которой указал, сколько хлеба казённого и крестьянского из хлебных запасных магазинов взято в долг по всем 15 уездам московской губернии. Таким образом, мы узнали, что в Бронницком уезде казённого хлеба «в наличности не оказалось», а в долгу у крестьян было 990 четвертей. Это примерно 20000 вёдер. Кроме казенного хлеба в магазинах хранился и крестьянский. В наличии его оказалось 300 четвертей, а в долгу у бронницких крестьян 2246 четвертей.

К рапорту директора Экономии был приложен ещё один очень важный документ, а именно: «Ведомость, означающая волости, в которых заведены хлебные магазины».

Именно из него стало известно, сколько запасных хлебных магазинов было создано в Бронницком уезде в конце 18 века. Оказалось, что они присутствовали в двух экономических округах – Новлянском и Фаустовском, и в пяти дворцовых – Гжельском, Гвоздинском, Софьинском, Велинском и Селинском. О крестьянских магазинах, заведённых по указанию помещиков, в этой ведомости сведений нет.

Совсем другую картину о наличии сельских хлебных запасных магазинов в Бронницком уезде нам представляют «Ведомости», составленные в 1813 году поручиком Исаковым и гвардии прапорщиком бароном Соловьевым для Московского гражданского губернатора Н.В.Обрескова. По их отчётам, в 1811 году в Бронницком уезде состояло 130 хлебных запасных магазинов. Два из них сгорели в том же году. К весне 1812 года их осталось 128, и во всех магазинах имелся запас хлеба и озимого, и ярового.

После освобождения Бронниц и Бронницкого уезда от нашествия французской армии хлеба в запасных магазинах почти не осталось. В тех селах, где находились французы, весь хлеб был разграблен. Вот примеры из отчётов проверяющих:

«В бытность неприятельской французской армии в оных селениях оною армиею из магазинов хлеб весь разграблен».

«В бытность неприятельской французской армии в оных селениях оною армиею из магазинов хлеб весь разграблен и деревня Вохринка и магазины сожжены».

«В бытность неприятельской французской армии в оных селениях оною армиею из магазинов весь хлеб разграблен, а сверх того из числа прописанных селений сельцо Островцы и магазин неприятелем сожжены».

Особенно сильно пострадали те деревни и сёла Бронницкого уезда, через которые шло войско короля Неаполитанского Мюрата к Подольску. Красноречиво пишет об этом Андрей Родионович Кошелев, владевший сельцом Дьяково: «Разорение причинено 1812 года сентября месяца с 10-го по 16-е число стоявшими в оном сельце три дни корпуса короля Неаполитанского 9-ю конными полками с их багажом и артиллерией и следовавшими потом за ними три ещё дни через оное ж сельцо к городу Подольску прочими того ж корпуса войсками…». А.Р.Кошелев перечисляет далее потери, которые состояли «…из сожжённых 10-ти крестьянских изб со всем принадлежавшим к ним хозяйственным прочим строением, сожжением, истреблением и забранием грабительски всего вообще озимого и ярового хлеба, соломы, сена, отнятием всех лошадей, домашнего разного скота, птицы и разграблением разного движимого имущества на сумму 34936 руб. пятьдесят копеек. Да мне, их помещику, причинено такового ж совершенного разорения, особенно на 20256 руб., а всего вообще считать с крестьянами, на 55192 руб. 50 коп. и сверх оного тем же неприятелем взято из запасного сельского ссыпного магазейна ржи 75 пудов, овса 7 четвертей, которое количество… составляло наличку в ссыпку хранившегося в оном сельце всего за все годы сборного хлеба».

Ещё один помещик, владевший имением в Бронницком уезде, претерпел разорение, что подтвердили бронницкий обер-полицмейстер и предводитель дворянства Бронницкого уезда Кустерский: «Свидетельство Господину Надворному Советнику Петру Родионову сыну Сунгурову в том, что Московской губернии Бронницкого уезда недвижимое его имение в селе Кривцове и деревне Хлуденёвой из двухсот пятидесяти двух ревизских и двухсот пятидесяти женских душ состоящее, в бывшее 1812 года в сентябре месяце на Бронницкий уезд неприятельское нашествие с пребыванием в оном селе и с прохождением через оное пехоты, конницы, артиллерии и багажа корпуса короля Неаполитанского к городу Подольску, крестьянские дворы ограблены: пожитками, хлебом, сеном, соломой, скотиною и лошадьми, движимое его господина Сунгурова имение всё расхищено и совершенно разграблен ржаной перовой хлеб, собранный за все годы с 1800 года в запасной сельский хлебный магазейн…».

Кроме того, из запасных магазинов отпускался и озимый, и, на корм лошадям, яровой хлеб для русской армии. «Во всех вышеописанных магазинах ржаной перовой хлеб, значущийся по свидетельству моему, в весеннее прошлого 1812 года время хоть и находился который, по случаю прохождения того ж года в сентябре месяце же не малого количества российскаго войска по требованию господ начальников на продовольствие команде весь разобран, а потому ныне в наличности ничего не имеется».

Узнав о приближении неприятеля, крестьяне покидали свои дома и уходили в леса или в отдалённые деревни и сёла. Вернувшись, они обнаруживали, что хлеб неизвестно кем расхищен и имущество крестьян тоже. Такое произошло с хозяйством полковника Михаила Петровича Смирнова в сельце Спасское с деревнями: «В бытность неприятельской французской армии в Бронницком уезде во время отлучки крестьян из селений, убоясь нашествия оной армии, в отдаленные места, неизвестно кем из означенного магазина хлеб весь расхищен».

Таким образом, большая часть помещичьих крестьян, а их по отчётам Бронницкого земского суда в 1813 году числилась 31101 ревизская душа, и экономических крестьян, коих числилось 6063, остались не только без возможности посеять хлеб, но и без продовольствия.

История запасных хлебных магазинов на этом не заканчивается. Губернские власти, вплоть до 1917 года, ежегодно требовали отчёты по ним, которые сохранились в архивах. История подтвердила правильность их создания, ведь они помогали людям выживать в голодные годы и во время военного лихолетья.
Ирина СЛИВКА, научный сотрудник Музея истории г.Бронницы
Назад