"СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА": ВСЯ ЖИЗНЬ – ИСПЫТАНИЕ!
0
1372
Имя нашего земляка Анатолия Дмитриевича СОКОЛОВА, уроженца Бронниц, человека с очень яркой, героической и при этом очень насыщенной и содержательной судьбой уже знакомо читателям «БН». После нападения гитлеровской Германии он, офицер-пограничник, в числе первых встал на защиту рубежей страны. Затем в составе разведгруппы участвовал в диверсионно-подрывных операциях в тылу врага, партизанил в Белоруссии, громил фашистов в Польше и Восточной Пруссии. В боях был ранен, награжден орденами и медалями, а после войны продолжал службу в органах МГБ-КГБ. В 2009 году корреспонденту «БН» из воспоминаний дочери покойного ветерана стало известно еще об одном важном периоде его послевоенной биографии. Более пяти лет Анатолий Дмитриевич работал секретарем у всемирно известного советского писателя М.А.Шолохова. Накануне праздника Великой Победы и в год 80-летия со времени начала Великой Отечественной войны есть повод еще раз вспомнить о чекисте-партизане из нашего города.

Будущий офицер-подполковник, после войны – партийный работник и помощник автора известных всему миру произведений родился в Бронницах весной 1920 года. О детских годах ветерана в воспоминаниях о нем дочери Ольги, которая уже в новом веке приходила в нашу редакцию, сказано немного: слишком давно это было и мало что дошло до нее. Известно лишь одно: Анатолий рос в семье коренного жителя – Дмитрия Соколова, которого в своё время хорошо знали многие бронничане, добросовестно учился в «красной школе». А на срочную службу в ряды Красной Армии был призван в довоенном 1940 году Бронницким райвоенкоматом. Началась его солдатская биография в качестве рядового бойца 87-го Ломжинского погранотряда. Анатолий достойно служил на границе, участвовал в подготовке служебных собак и перед войной был назначен командиром отделения.

В состав этого хорошо обученного отряда численностью более двух тысяч бойцов входили бойцы 20 линейных застав с контрольно-пропускными пунктами. В Ломжинском отряде также были свои роты связи и транспорта вместе с хозяйственным, ремонтно-строительным и химическим взводами и служебными собаками. Ломжинские пограничники надежно обеспечивали защиту участка государственной границы протяженностью более 140 километров. Это был хорошо знакомый всем военным историкам Белостокский выступ. Именно туда уже в самые первые часы войны пришелся один из главных ударов германских полчищ. На этом выступе мужественные защитники западных рубежей СССР стояли насмерть.

С самых первых дней после вероломного нападения фашистской Германии молодой пограничник участвовал в тяжелых оборонительных боях с гитлеровцами. Со своих позиций оставшиеся в живых защитники советской границы отошли только после того, когда уже практически некому было их защищать. Чудом уцелевшие после вражеских атак бойцы погранотряда отступали на восток вместе с разрозненными армейскими частями. Когда после долгих мытарств вышли к своим, сержанта Соколова как отличного специалиста вначале хотели отправить в глубокий тыл, в Ташкент, инструктором по служебному собаководству. Но Анатолий, в то время уже опытный пограничник, отказался наотрез: хотел на передовую. Пожелание учли, только попал пограничник не в действующую армию, а за линию фронта, во вражеский тыл...

В конце сентября 1941 года в составе диверсионно-разведывательного отряда Анатолия забросили в оккупированную врагом Белоруссию. Задание было трудным, но они, несмотря на все испытания и потери, выполнили его и вернулись. В то время враг рвался к Москве. Командованию были нужны точные сведения о численности войск врага, его планах. Но едва вернувшись из рейда, разведчики вновь ушли за линию фронта. Действовать пришлось в сложных условиях: за ними шла настоящая охота, но разведчики возвратились с нужными командованию сведениями. Еще сложнее пришлось отряду переходить фронт в третий раз. Плотность германских частей на участке передовой – мышь не перебежит. А они прошли через все заслоны, захватили в плен «языков»-­офицеров и важные документы. С боями, отходя к линии фронта, вернулись к своим, прямо под новый 1942-й год.

А через месяц Соколов отправился в свой четвертый по счету рейд, в район г.Гжатска. Там их разведотряд нарвался на эсэсовцев-карателей, и началось преследование. В одном из боев Соколов получил ранение в голову, но оружия из рук не выпустил. Продолжал вести автоматный огонь по фашистам, даже когда его ранили во второй раз – осколком мины... С большими потерями отряду удалось прорвать кольцо окружения и, выполнив задание, выйти к своим. А вот свой пятый, уже долгий 20-месячный рейд по вражеским тылам, Соколов, по рассказу его дочери, совершил в составе особого диверсионного отряда с кодовым названием «Вторые». В апреле 1942 года они перешли линию фронта в районе станции Фаянсовая. Совершая марш-бросок, преодолели более 30 км и, оторвавшись от преследования, начали свой тысячекилометровый поход на запад...

Судя по имеющимся сведениям, бывший пограничник участвовал во многих разведывательных и боевых операциях в немецком тылу. На счету отряда НКГБ «Вторые», как отмечал в своих послевоенных воспоминаниях, – не одна сотня убитых фашистских солдат и офицеров, ликвидированных предателей и агентов немецкой агентуры, десятки пущенных под откос вражеских эшелонов и бронепоездов, а также организация местных партизанских отрядов. Разведчики собирали нужные сведения во многих населенных пунктах оккупированной территории и отправляли их в центр по рации. Со слов дочери, он помнил наизусть многие радиограммы отряда тех лет. Вот одна из них: «В оккупированном Могилеве под видом курсов слесарей готовится агентура немецкой разведки из числа советских военнопленных. Время подготовки агентов – от 2 до 5 месяцев».

Ничто не могло ускользнуть от внимательных глаз опытных разведчиков: «Восточнее поселка «Новый путь» Брагинского р-она построен аэродром», – сообщали они. «В деревне Щитцы Лоевского района немцы соорудили переправу». А вот еще одно оперативное донесение отряда: «Участвовали в разгроме вражеского гарнизона в местечке Брагин. Уничтожено 46 немцев, захвачено 9 пулеметов, батальонный миномет, 52 винтовки, 10 тысяч патронов. Взорван спиртзавод, электростанция, маслозавод, склады с зерном». Стремительно действуя на оккупированной фашистами территории Могилевской, Гомельской и бывшей Полесской областей, отряд быстро рос за счет местных жителей и выбравшихся из окружения красноармейцев.

Уже к осени 1943 года в этом специальном партизанском формировании, который назвали именем Ф.Э.Дзержинского, стало более двух сотен бойцов. В партизаны, как в дальнейшем рассказывал своим родным Анатолий Дмитриевич, шли не для того, чтобы «спрятаться и отсидеться в окрестных лесах, зарыться где-нибудь в соломе, а для того, чтобы по пути сметать все, что фашисты называли «новым порядком»: комендатуры, полицаи и старосты...» Внезапные нападения народных мстителей буквально наводили ужас на врагов. Дзержинцы взрывали на пути немецкие склады и эшелоны, идущие на восток. Однажды по воспоминаниям Соколова партизаны напали даже на крупный вражеский гарнизон.

«Мы надели для этого новенькие маскхалаты, сшитые из полотняной ткани. Сели в сани – нас было трое – и поехали, – писал он в своих послевоенных воспоминаниях. – На виду у часовых, покуривая трофейные сигаретки... Когда окрикнули: «Кто такие?» Боец, хорошо знающий немецкий, ответил: «Свои!» Подъехав поближе, сняли часового. А потом шуму было много…

С ходу ворвались в деревню, поливая из автоматов и пулеметов, выскакивавших из хат фрицев и их прислужников . Многих тогда положили...» Но тяжелые потери несли и сами партизаны. К примеру, в Пильне, на Могилевщине, при нападении на колонну, смертельно ранили командира отряда Павла Качуевского. Его похоронили в д.Кляпино, в Гомельской области. Во главе отряда стал комиссар – Николай Зебницкий, которому впоследствии присвоили звание Героя Советского Союза.

В марте 1944 года Соколова в шестой раз десантировали в глубокий тыл противника. Маршрут возглавляемой им разведывательно-диверсионной группы проходил через Куриловичи-Поцевичи-Россь-Верейки-Крынки-Черна Высь. Группа форсировала притоки Немана – р.Зельвянку и Рось. По пути они пустили под откос воинский эшелон на перегоне Волковысск-Мосты. Фашисты начали планомерно искать разведчиков. Перекрывали дороги и перекрестки, преследовали на мотоциклах. Поисковые подразделения использовали служебных собак. Разыскивали партизан и челночные группы предателей-власовцев, охотились за ними и резервисты польской Армии Краевой, служившие гитлеровцам. Как-то участникам группы целую неделю пришлось отсиживаться в «схроне», найденном в лесу. Выходили оттуда только ночью, питались остатками сухарей.

Вспомнил Анатолий Дмитриевич и такой случай. Как-то перейдя ночью «железку», измученные долгими переходами бойцы остановились на отдых в сосновом лесу. Все спали, кроме командира и проводника. Вдруг тот дернул Соколова за рукав: «Смотри, кто идет!..» Они увидели узкоплечего человека в офицерских сапогах с немецким автоматом на плече. Незнакомец назвался лесным обходчиком, но разведчики опознали в нем матерого агента СД и абвера, который, по их сведениям, не раз указывал гитлеровцам места, где укрывались народные мстители. Его стараниями были схвачены и казнены многие партизаны. Негодяй выдал карателям десятки бежавших из фашистского плена красноармейцев. Представ перед судом партизан и пытаясь спасти себя от справедливого возмездия, он называл фамилии агентов, осведомителей, всех известных ему пособников фашистских оккупантов. Но пощады предателю не было...

В дальнейшем боевой путь Соколова прошел до самого Берлина. За мужество и отвагу, проявленные при выполнении заданий командования, он был награжден двумя орденами Отечественной войны I-й и II-й степени, медалями «Партизан Великой Отечественной войны I-й степени», «За оборону Москвы», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг». А в мирное время ему вручили два ордена «Знак Почета» и 15 юбилейных медалей. После войны начался не менее значимый этап в биографии ветерана – работа в партийных органах. Сразу после войны Анатолия Дмитриевича направили в Белоруссию. Там он познакомился со своей будущей женой.

А в 1951 году Соколов служил в охране Кремля в Москве (охранял Сталина), потом стал партийным работником. В то время на свет сначала появилась первая дочь Галина, а потом вторая – Ольга. Когда ей исполнился год, Анатолия Дмитриевича направили на освоении казахстанской целины. Там он работал под началом известного партийного и государственного деятеля П.К.Пономаренко, который в годы войны был начальником Центрального штаба партизанского движения, затем – первым секретарем ЦК КП(б) Белоруссии, а позднее – Казахстана. По партийным делам Соколову приходилось встречаться и с Л.И.Брежневым – в то время вторым секретарем ЦК КП(б) Казахстана.

Конечно, о своей работе и именитых коллегах Анатолий Дмитриевич далеко не все сообщал своим домашним. Хоть, со слов дочери, считался замечательным рассказчиком... Наверное, не только личная скромность, но и служба в органах госбезопасности и в партийных комитетах, мания секретности того времени наложили свой отпечаток на его общение даже с близкими людьми. Только спустя годы, уже после смерти ветерана, разбирая его богатый архив, дочери узнали о многих эпизодах героической биографии своего отца. Поистине судьбоносным для Соколова событием стало личное знакомство и общение с М.А.Шолоховым, который часто бывал в Казахстане по своим писательским делам.

А в дальнейшем, когда Михаилу Александровичу в его многогранной депутатской деятельности потребовался умелый и надежный помощник, способный обеспечивать его безопасность, четко организовать поездки по стране и за границу, вести работу с посетителями и их обращениями, он с пониманием отнесся к кандидатуре Анатолия Дмитриевича. Возможно, даже сама фамилия «Соколов» импонировала народному писателю. Достаточно вспомнить главного героя известного шолоховского рассказа «Судьба человека» – Андрея Соколова, который был опубликован именно в те далекие годы... Итак, в 1959 году Анатолий Дмитриевич приступил к своим обязанностям, а позже ему вместе с семьей даже пришлось переехать в Вешенскую – на постоянное местожительство.

На этом фото из 60-х годов прошлого века – Шолохов и его бронницкий секретарь Соколов запечатлены в рабочей обстановке. Сфотографировали их во время разбора многочисленной корреспонденции, которая постоянно поступала в адрес известного всей стране писателя-депутата. Как известно, Шолохов неоднократно избирался депутатом Верховного Совета СССР, а обязанности народного избранника отнимали у него немало времени. И в столице, и на своей родине он часто принимал многочисленных «ходоков» – земляков-сельчан, рабочих и специалистов из соседних городов да и сам нередко выезжал в трудовые коллективы, выступал перед людьми, получал от них очень много различных письменных посланий. Открытый для простых людей народный писатель многим старался оказать посильную помощь и содействие. И, судя по отзывам знавших его людей, Михаил Александрович очень ответственно относился ко всем своим общественным делам и обязанностям.

Так что спрос с личного секретаря, помогавшего писателю во всех организационных вопросах, всегда был очень требовательным и строгим. И, надо сказать, предельно ответственный и дотошный во всех делах Анатолий Дмитриевич всегда был на высоте. Он не один год четко без сбоев и накладок организовывал рабочий день своего именитого шефа. Особенно сложно было писателю-депутату (и в то же время творческому человеку) вовремя успевать прочитывать множество поступающей корреспонденции. Здесь нельзя было обойтись без помощника, способного правильно разбирать целые кипы писем и регулярно информировать самого Шолохова обо всем наиболее важном и значимом.

В бытность секретарем Соколов не раз сопровождал Михаила Александровича в его заграничных поездках. Как известно, целью таких вояжей Шолохова в 60-е годы в Англию, Италию, Францию, а позднее – и в другие европейские страны, была связана с изданием его всемирно известных книг – «Тихий Дон» и «Поднятая целина». Кроме того, и сам советский писатель приглашал своих именитых зарубежных собратьев по перу побывать у него в гостях. И в организации таких ответственных встреч, самой программы пребывания важных иностранных гостей на донской земле немалая роль отводилась его личному секретарю.

За 5 лет Анатолий Дмитриевич очень многое узнал о своем знаменитом руководителе, его привычках и наклонностях, многих чертах непростого шолоховского характера. Он никогда не вел записей и дневников о своей работе, и сегодня можно узнать обо всем этом только из воспоминаний его дочери. Сама Ольга Анатольевна родилась в 1953 году. Моя собеседница сама в первый раз поговорила со знаменитым писателем во время его пребывания в Москве, еще будучи первоклашкой. «Ты, как я слышал, плоховато читаешь. Ну-ка прочти мне что-нибудь...» Тогда маленькая первоклашка взяла учебник «Родную речь» и с волнением по складам прочитала недавно пройденный тест. Выслушав ее, Шолохов сказал: «Зря говорят. Нормально ты читаешь. А на будущее советую тебе всегда дружить с книгами. Это в жизни очень пригодится...»

Находясь в Вешенской, в окружении бескрайних степных просторов, чудесной донской природы, уже будучи в старших классах, Оля Соколова серьезно увлеклась биологией, постоянно участвовала в различных ученических олимпиадах. Ездила поступать на биофак МГУ, но не прошла большой конкурс. И тогда, уже немного зная дочь своего секретаря, по-житейски мудрый Шолохов посоветовал Ольге поступать в Мичуринский плодоовощной институт, который она в дальнейшем успешно закончила. И впоследствии многие годы проработав в министерстве сельского хозяйства, имея свои научные труды и уже в новом веке по-своему участвуя в обустройстве Мичуринска как наукограда она не раз поблагодарила своего наставника за правильный жизненный совет.

Находясь в редакции «БН», Ольга Анатольевна вспомнила немало интересных эпизодов из того «шолоховского» периода биографии своего отца. Это и встречи с очень известными людьми, приезжающими к писателю, и высказывания самого Михаила Александровича о происходящих в то время событиях. Шолохов был сыном своего времени и часто поступал так, как требовали реалии советского периода с жесткими партийно-идеологическими и нравственными догмами. Но вместе с тем, даже при мировом масштабе своей личности, он всегда был доступен людям. Бывало, когда выдавалось свободное время, они вместе ходили на охоту и рыбалку. Этим писатель, как известно, увлекался до самой старости...

И о нуждах своих земляков Шолохов никогда не забывал – всю свою Сталинскую премию в годы войны он передал в Фонд обороны страны. А когда в 1960 году ему присудили Ленинскую премию, именно Соколов по поручению своего шефа отправил в Москву телеграмму следующего содержания: «Прошу передать Комитету по присуждению Ленинских премий мою душевную просьбу – направить все мои премиальные средства на строительство новой школы, так как школа, в которой я сам учился грамоте, стала уже тесна...» На средства именитого писателя была в своё время построена и Вёшенская средняя школа. А затем – очень нужная станичным ребятишкам – музыкальная школа.

Даже после того, как судьба развела нашего земляка с Шолоховым, они не теряли связи друг с другом: остались личные человеческие симпатии. Соколов всегда поздравлял писателя с днем рождения и другими этапными датами. И его кончину в феврале 1984 года Анатолий Дмитриевич и его семья восприняли почти как личную трагедию. Словно не стало кого-то очень дорогого и близкого... Как известно, в жизни каждого человека есть незабываемые страницы, которыми он особенно дорожит. Для нашего земляка, как вспоминает его дочь, они были связаны с его довоенным бронницким детством, партизанскими рейдами в годы войны и послевоенной работой с Шолоховым. Не случайно Соколов до самой своей смерти в марте 2004 года (к слову, он похоронен на Бронницком кладбище) сохранил написанную на бланке характеристику, которую по окончании более чем пятилетней совместной работы в стиле тех далеких советских лет написал ему Михаил Александрович. Теперь документ в рамке под стеклом хранится в семье его дочери.

Вот строки из него, посвященные Соколову: «...Очень дисциплинированный, исполнительный человек, на которого во всём можно положиться. Большой жизненный и военный опыт отличают его, на мой взгляд, как особо ценного работника. Умение быстро и трезво, по-военному оценить обстановку, тонкое знание человеческой психологии – тоже одно из его не последних его качеств... За годы нашей совместной работы он не получил от меня ни одного замечания. Это тоже красноречивое свидетельство его человеческого отношения к порученному делу...» Вот так написал много лет назад всемирно известный писатель о нашем земляке – российском офицере, участнике Великой Отечественной войны и настоящем человеке, в чем-то главном очень похожем на любимого шолоховского героя, своего однофамильца.
Воспоминания записал Валерий ДЕМИН
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий