РАЗВИТИЕ ТРАВОСЕЯНИЯ В БРОННИЦКОМ УЕЗДЕ
222
Бронницкий уезд издавна славился большими угодьями заливных покосных лугов. Но при их несомненном изобилии к концу ХIХ века большинство угодий находилось в запущенном состоянии, а уровень жизни сельского населения уезда был крайне низким. Помогла ли улучшить ситуацию аграрная реформа, проводившаяся правительством Российской Империи под руководством П.А.Столыпина, и каковы особенности ее реализации в наших краях? Ответом на эти и другие вопросы посвящено историческое исследование внештатного автора «БН».
Всю территорию Бронницкого уезда до революции можно поделить на две части: северная, где более развивалась фабричная и кустарная промышленность с.Раменское и 8 волостей (Ашитковская, Быковская, Гжельская, Загорноская, Михалевская, Мячковская, Раменская, Усмерская), и заречный центральный район, куда входили г.Бронницы и 12 волостей (Велинская, Вохринская, Жирошкинская, Лобановская, Рождественская, Салтыковская, Софинская, Спасская, Троицко-Лобановская, Ульянинская, Чаплыжская и Чулковская), где население в большей степени занималось сельским хозяйством.
Надо сказать, что большинство покосных угодий в конце позапрошлого века были, что называется, в упадке. Они были покрыты кочками, заболочены, вместо хороших трав произрастала осока и другие мало пригодные травы. Большая их часть находилась в северо-восточной части уезда Гжельской, Быковской, Раменской волостях, крестьяне попросту забрасывали такие земли. Но существенных отличий юго-западный район не имел, даже в тех селениях, которые владели заливными лугами, не прослеживалось преуспевание хозяйства ни по количеству скота (которого приходилось 1,5 головы на двор), ни по числу лошадных дворов, ни по числу засеянной пашни. Только больший процент пахарей свидетельствовал, если не о преуспевании хозяйства, то, несомненно, о большем тяготении к земле.
Однако если судить по отчетам за 1892-1893 гг., то уровень жизни населения уезда был крайне низким. В чем же причина? Ответ мы находим все в тех же отчетах: «…состав крестьянских дворов был малорабочим, две три бабы, живущие неладно между собой, из которых одна старуха, а другая связана детьми – вот весь рабочий персонал обыкновенного крестьянского двора. Единственный работник либо старик, либо отсутствует…»
Парализовала развитие отрасли и принудительная обработка при общинном земледелии. Зачастую сено оставляли не скошенным. Основная часть крестьянского сена с заливных лугов уходила на продажу, часто покосы сдавали в аренду. Небрежное отношение к земле во многом объясняется еще тем, что в этих же самых селениях крестьяне охотнее занимались промыслами, т.к. были свободны от общинной зависимости (например, д.Петровское – корзиноплетение). Требовались коренные перемены.
Улучшить положение дел была призвана столыпинская аграрная реформа. С началом ее реализации почти все земства Московской Губернии единодушно заявили, что крестьян необходимо снабжать усовершенствованными орудиями труда, минеральными удобрениями, сортовыми семенами, улучшать техническую и экономическую базы. На крестьянской надельной земле распространяется искусственный подсев трав – травосеяние. Программа заключалась в засевание полей специальными травами (несколько видов клевера, тимофеевка, ежа, костер и т.д.); проведении опытов коренного и поверхностного улучшения почв, осушку полей, демонстрации новых с/х машин и с/х орудий.
Начало развития травосеяния в нашем уезде было положено в 1905 г. в деревне Сельцо Салтыковской волости, начинал это дело П.Г.Ярков, в виде эксперимента на своем хуторе. Он выбрал подходящий участок, в уездном сельскохозяйственном складе получил семена нужных трав, организовал передовых крестьян и под руководством агронома смело принялся за дело.
Чуть позже в 1907 году к травосеянию приступило село Григорьево. А через год – еще несколько сел Лобановской и Ульянинских волостей подключились к делу, но через год все забросили. В эти годы широкого распространения травосеяние не получило, т.к. народ имел нужду в средствах и большие сомнения на предмет нововведения. Опасались сокращения площади земли под хлеба.
Насколько трудно приживался этот новый способ у нас в уезде, можно судить по тому, как были приняты населением первые агрономы. Когда по уезду прошел слух про агронома – о нем крестьяне говорили, как о новом и никому не нужном начальстве:
«Известное дело, все только мужику на шею, а пользы от него нам никакой не будет». В одном селении агроном был так враждебно встречен толпой, что только лишь благодаря велосипеду уехал невредимым. Все это нашло отражение в статьях и заметках П.Г.Яркова, который писал их в местный журнал «Вестник Бронницкого Земства».
Поскольку предстояло масштабное количество дел, два агронома, служившие в уездном земстве до 1907 года, с объемом работ не справлялись. И к 1910 году их число возросло до шести – по количеству агрономических участков. С это же года выход из Общины стал обязательным (14 июня 1910 года). Это время активного введения травосеяния в сельское хозяйство нашего уезда. Заметим, что В.Толгский (настоятель храма Архангела Михаила) тоже любил косить с мужиками и был умелым и знатным косарем.
Через Землеустроительный отдел Бронницкого земства агрономы вместе с крестьянами ставили показательные опыты искусственного посева трав. Предлагаю рассмотреть один из них на примере села Марково.
Эксперимент начали осенью 1910 года. Выбрали участок земли, сплошь покрытый кочками, разбили на 5 полос по 6 делянок в каждой, сплошь покрытый кочками, их уничтожали боронами Рандаль, Аурасса и Лаака. Часть опытного участка вспахали плугом Сакка. В землю внесли удобрения и оставили пустовать до весны. Весной участок снова прошли боронами и лишь после этого внесли семена трав в следующем составе: (на 1 десятину) красный клевер – 5 футов (это 2 кг.267 гр.), шведский клевер – 6, белый клевер – 4, лисохвост – 10, ежа – 10, овсяница луговая – 10, костер – 10, мятлик обыкновенный – 9, тимофеевка – 6. В почву внесли следующие удобрения (с осени 1910 года): томас-шлак – 20 пудов, калийная сода – 10 пудов, фосфорит – 40 пудов селитра – 8 пудов (внесли весной 1911 года).
Осенью подвести итог опыта агроному П.А.Скибарко не удалось, т.к. травы слабо развились, но уже к лету 1912 года травы сравнительно хорошо выросли, и в конце июля укосы значительно порадовали. Однако, конечные результаты данного опыта были не в полной мере показательны, т.к. подсеянные травы (особенно злаки) в первый год не особо развивались, и окончательный вывод поставленного опыта следовало ждать на протяжении нескольких лет. Свои корректировки вносили и погодные условия (частые дожди в 1911 году).
Подобные опыты были популярны, но немногочисленны. Проводились они в деревнях Старниково, в Пушкино, два опыта было поставлено в деревнях Чусово и Давыдово, два – в деревнях Софьино и Становая. Результаты были разными, были и неудачи. До 1915 года таких опытов было поставлено 11.
Распространение знаний в деле улучшения сельского хозяйства велось агрономами через чтения лекций и беседы, преимущественно в летний период, или в праздничные дни на сельских сходах, о чем агроном заранее оповещал народ через сельских старост. Агрономы демонстрировали новинки сел/х техники и с/х орудий (веялки, молотилки, плуги, корнерезки и т.д.). В селе Ганусово в 1913 году впервые нашла применение соломорезка Бенталя, один экземпляр которой находится в нашем музее.
Для расширения площади луговых угодий осушались заболоченных участки. Процесс шел в несколько этапов: прежде проводилась беседа агрономом на сходах, после чего заключали договор о прибытии техника от Московско-Тверского Управления для изысканий и составления смет и проектов осушения. Далее составлялся договор сельского Общества о ссуде из мелиоративного фонда, и сами работы. Участие агронома в этом мероприятии заранее прописывалось в договоре Обществ и заключалось в надзоре за процессом от начала и до завершения работ.
В Быкове и Колонце осушили торфяное болото площадью 35 десятин. Для этого провели канавы протяженностью 976 пг.с. с общей выемкой земли 263,22 кб.саж., стоимость работ составила 421 руб.15 коп., средства были отпущены Обществам в ссуду на 10 лет под 4% годовых из мелиоративного фонда Губернского Уездного Земства через Бронницкое уездное земство. В Тураеве был осушен мокрый луг площадью около 30 десятин. Подобные работы намечались в д.Клишева Раменской волости на площади 83 десятин., В.Мячкове – 45 десятин., Заозерье – 40 десятин, Островцах – 20 десятин. Вопрос об осушке лугов рассматривался Верейским, Жилинским Обществами и другими.
При огромной проделанной работе к 1914 году травосеяние в Бронницком уезде не получило широкого развития. Тем не менее каждый год отмечались все новые шаги в этом направлении. Участковые агрономы имели большие планы на 1914-1915 годы. Однако им не суждено было сбыться в полной мере. Все изменила Первая мировая война. В военное время Бронницкий уезд (его центральный район) был одним из главных поставщиков сена на нужды армии.
Отчеты за 1915-1916 годы, к сожалению, крайне скудны. Однако, погодные условия в Бронницом уезде в эти годы для произрастания кормовых трав были благоприятными. Об этом сообщают дневниковые записи священнослужителя храма Михайловской Слободы протоиерея Стефана Смирнова. Публикуем некоторые из них.
31 марта 1915 года «…Все луга в воде. Давно с 1908 года такого разлива не было…», 21 апреля того же года: «Ветер северный, мороз. Зелени еще ни на лугу, ни на деревьях нет. Весна идет туго…», однако лето выдалось для трав и хлебов благоприятное. «…Травы очень хороши и прибывают в росте…». Сказывались работы по улучшению лугов.
Переломные 1917-1918 года были сложными для нашей страны в целом. Что же стало с травосеянием в нашем регионе? Как военные события повлияли на дело? Сельское хозяйство в уезде в 20-е гг. ХХ века продолжало играть значительную роль и, несмотря на увеличивающийся спрос и отход населения на фабрики, не только не падало, а переходило к более новым формам.
Площади под кормовые травы со временем только расширялись, к 1926 году они равнялись 3891 десятине (в 1924 году – 1321 десятине). Подтверждение тому имеется в Кратком Отчете о работе Бронницкого уездного исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских и красноармейский депутатов. Число селений, охваченных делом улучшения лугов и травосеянием, возросло до 133! Все так же ставились опыты на показательных участках, в этот период они осуществлялись в 15 селениях уезда. Штат специалистов агропомощи вырос до 23 специалистов и распределялся уже по 8-ми агропунктам уезда. Дело ширилось и росло! Искусственное травосеяние вошло в жизнь Бронницкого уезда робкими мелкими шагами, а после уже развивалось скачкообразно. И, благодаря терпению и трудолюбию русского народа, даже несмотря на смену общественной формации, в ХХ веке зашагало крепкой поступью.
Т.ГУТНИКОВА, научный сотрудникМузея истории города Бронницы
Назад