"ПОЛИНКИНЫ РАССКАЗЫ"
123
'Бронницкие новости' начали публиковать серию произведений одного автора под общим названием «Полинкины рассказы». Все они принадлежат перу уже знакомого нашим постоянным читателям бронницкого жителя Александра КОЛЕНО.
Это короткие, подчас забавные и в чем-то поучительные для мальчишек и девчонок истории из повседневной школьной жизни. Надеемся, что они понравятся и детям, и взрослым.







Опростоволосился

Вот и кончились летние каникулы. 1 сентября мало кому из учеников хотелось идти в школу: опять рано вставать, делать уроки, нести тяжеленный рюкзак с учебниками. Но, когда увидишь в классе сразу всех своих школьных друзей, снова хочется быть с ними вместе...
Летом ты играешь на улице с двумя, тремя, ну, самое большое, с пятью ребятами. Если тебя отправят в лагерь, то неделю привыкаешь к незнакомому окружению, а на второй неделе уже собираешься домой. В классе аж тридцать человек, и каждый со своими заморочками, которые забылись за лето, но которые до боли знакомые, порой не очень приятные, а порой и смешные...
В один из солнечных дней начала сентября был день рождения у нашей одноклассницы Лиды Орешниковой. Все собрались около нее, и каждый, поздравляя именинницу, говорил ей теплые слова. Лида не ожидала такого внимания от одноклассников и была очень рада, всем приветливо улыбалась. Все желали ей здоровья и успехов в учебе. Мальчишки наперебой делали комплименты, говорили, что она отлично выглядит в этот день, что она сегодня какая-то не такая, как обычно. Лида даже немножко засмущалась и покраснела. И вдруг Вовка Овчинников, наш вездесущий проныра, троечник и оторви голова, растолкав всех, кто собрался около именинницы, вышел вперед и громко, чтобы все слышали, сказал:
– Лида, я тоже поздравляю тебя с Днем рождения! Желаю тебе быть такой же знаменитой, как морон Матье. У Лиды, которая сразу поняла значение одного из иностранных слов (она была отличницей!), медленно сползла с лица улыбка, навернулись слезы, и она выбежала из класса.
– Что случилось? – недоумевали те, кто не уразумел то, что сказал Вовка. Наташка, зло посмотрела на поздравителя и сказала: – Ну ты, Вовка, даешь! Ты хоть знаешь, что ты сказал?.
– Что, что?! – возмутился Вовка. – Учи английский, – изрекла Наташа и выбежала вслед за Лидой из класса. Вовка взял свой планшет и, воспользовавшись интернетом, набрал слово «moron» и обалдел... Оно переводится на русский как «дебил, идиот». – Я не то хотел сказать, – промямлил горе-поздравитель.
– Ведь есть певица такая морон Матье. – Эх, Вовка, – сказала Маша, – Ну, ты и «знаток». Не морон, а Мирей Матье. Вовке стало стыдно. Хоть он не в первый раз попадал в неудобные ситуации, но тут… Тут совсем иное дело. Лида ему очень нравилась, и он очень хотел сделать ей приятное... И так опростоволосился! Тут прозвенел звонок. И Лида, и Наташа зашли в класс. Лида опять улыбалась... Ведь все знали, только за лето забыли, что Вовка всегда что-нибудь отморозит.
Пришла учительница, начался очередной урок. Вдруг в дверь заходит Вовка и говорит:
– Извините меня, Раиса Ивановна за опоздание, но я хочу попросить прощения у Лиды и еще раз поздравить ее с Днем рождения.
Из-за спины он вытащил небольшой торт и протянул его имениннице. Все ребята были удивлены. Кто-то тихонько хлопнул по парте, и все начали хлопать в ладоши. Лида покраснела, но торт взяла и сказала, что прощает Вовку и не держит на него зла.
Раиса Ивановна, увидев, что ребята расселись по местам и примолкли, может, от неожиданного поступка Вовки, может, от удивления, продолжила урок.

Неправильная двойка
Уже целых две недели нового учебного года мы учимся в шестом классе. Год начался хорошо. Я получил за эти дни две четверки по физкультуре. Только учительница по русскому языку поставила мне почему-то двойку. Нечестно это как-то. Другим поставила хорошие отметки, а мне плохую.
Я старался, внимательно слушал, что она диктовала, а она поставила двойку. Когда спросил ее: «Почему двойка?» Она ответила, что частица написана отдельно, когда надо писать слитно.
Я старательно доказывал, что у меня написано слитно. А она говорит, что не видно соединительной палочки. И что это учительница ко мне придирается? У Ленки, что сидит через парту, две ошибки, а ей – четверку. Сосед тоже написал с ошибкой, ему – тоже четверку. А мне всего за одну палочку – двойку. Трудно, говорит, мой почерк понять. Нечестно.
Вон врачиха, когда ее вызывали к младшей сестренке, выписала рецепт, так ни одна аптека не смогла прочесть, что она там написала, и ничего. А я не поставил соединительную палочку, так сразу двойка.
Или вон Вовка, два примера решил неправильно, а ему тройку поставили. Я по математике получил четверку: там учительница с трудом поняла, что я написал цифру пять, а не три. Но поняла же.
А по русскому, подумаешь, что нет палочки соединительной. Может она была, да стерлась, пока тетрадка закрывалась и открывалась. Нет нечестно как-то получается. Я, конечно, понимаю, что почерк у меня очень мелкий. И если уж честно сказать, то немножко корявый. Но все равно я написал этот злосчастный предлог вместе, а не отдельно. И куда только делась эта соединительная палочка? Нечестно это как-то.
Ну, конечно, если посмотреть внимательно, то в тетради не одно подчеркивание красной ручкой. Есть и еще две ошибки. Но соединительная палочка все-таки была. А, может, и не было ее вовсе. Я уже и сам стал сомневаться, но все равно нечестно это как-то...

Опять осень
Ну, вот опять началась осень. Опять школа. Вчера был пятый класс, а теперь уже шестой. Три летних месяца пролетели, как один день. Ездил с папой в Крым, купался в Черном море, был на разных экскурсиях. Потом гостил у бабушки в Подмосковье. Лето пролетело слишком быстро. Впереди целый год занятий в школе, уроки дома – одни и те же проблемы, которые надо решать изо дня в день.
Все мои одноклассники с радостью встретились, бегают каждый день во дворе, играют в футбол после школы. А у меня голова раскалывается, и температура повышается. Почему – не знаю, но обидно как-то.
Первой забеспокоилась моя бабушка. Позвонила папе и сказала, что надо проверить меня «на голову». Вот папа и повез меня по разным врачам. Пошли к первому: называется он как-то интересно, я не запомнил. Но понял, что он по нервным болезням. Посадил меня и как молотком по коленке ударит. Нога моя подскочила, а он говорит: «Ну, молодой человек, все в порядке».
Потом к другому врачу пошли. Тут меня положили на стол и завезли в какую-то камеру, здесь я запомнил – МРТ называется. Что-то жужжало, а когда выкатили меня, сказали, что все в порядке. Папа смотрит то на меня, то на врача и спрашивает: «Что же такое с моим чадом?». И этот врач только плечами пожал. Выставили меня в коридор, а сами разговаривать о чем-то начали.
Сижу я в коридоре на скамейке, а рядом со мной – такой же пацан.
– Что, – спрашивает он у меня, – голова болит?
– Ага, – говорю, – болит.
– И температура есть? -
– И температура есть, – отвечаю я.
– Тоже в школу не хочешь ходить? – продолжает пацан свои вопросы.
– Как ты догадался? – удивился я.
– О, я, когда не хочу в школу идти, всегда говорю, что голова болит и температура высокая, – объясняет он.
– И что тебе верят? – Как же не поверят, если есть температура. Я градусник в теплое место положу, погрею его до 37,5 градусов или 37,8 сделаю и показываю родителям. Главное больше греть нельзя, а то не поверят, и порядок.
– Где же ты греешь? – сгораю я от любопытства.
– Да где придется. Или к горящей плите подойду поближе, или к батарее, если она горячая... Да мало ли способов, когда лень в школу идти, тут брат соображать быстро надо, а то поймают, хлопот не оберешься.
«Хорошо этому парню, – подумал я. – С ним все ясно. А что делать, когда эта голова, действительно, раскалывается, и температура, действительно, поднимается аж до тридцати восьми?» Но вот и мой папа вышел от врача.
– Пошли, – говорит, – что-то непонятное с тобой.
И папа не знает, и врачи не знают... А мне кажется, что с возрастом все пройдет. Ведь и все хорошее, и все плохое всегда кончается. Кончилось же беззаботное лето.

Уборка класса
В нашем классе – тридцать человек. В начальной школе мы убирали свое классное помещение редко: это каждый день делала уборщица. В пятом же классе эту уборку возложили на нас. Вот мы и разделились по несколько человек – для уборки на каждый день.
По средам была очередь нашей небольшой команды, куда входило шесть человек. Перечислять всех по именам нет смысла, так как мы все каждую среду работали дружно и быстро. А в эту среду во время уборки, медленно открывая дверь, вошел Васька Злобин. Все сразу повернулись к нему. Мы все знали, что он иногда изображал человека ниоткуда, и в этот раз от него мы не ожидали ничего хорошего. Васька остановился, обвел всех глазами и словами из старого кинофильма «Добро пожаловать или посторонним вход запрещен» спросил:
– А, че это вы тут делаете, а?
– Ты бы лучше помог, Злобин, чем дурные вопросы задавать, – сказала ему староста нашего класса Инна. – Возьми лучше щетку и подмети хоть один проход.
Васька улыбнулся своей улыбкой, которая мало кому нравилась, протяжно сказав при этом:
– Че это вдруг, я че нанимался, что ли? А после, показав всем язык, разлегся на парте.
– Ну и «деловой» же ты, Злобин. Это тебе так не пройдет, – изрекла Вика. И все девчонки сразу набросились на него, кто тряпкой, которую держали в руке, кто шваброй, кто книжкой. Все это посыпалось на его голову.
Вскочив с парты, Васька в полусогнутом состоянии во всю прыть выскочил из класса. Но в дверях уткнулся в чей-то мягкий живот. Он, подняв глаза, увидел нашу классную руководительницу Веру Николаевну.
– Злобин, что с тобой? – вскрикнула она от неожиданнос­ти. – Бежишь, как очумелый... А ну заходи в класс.
Васька нехотя повернулся и пошел впереди учительницы.
– Что тут у вас творится? – задала наша учительница вопрос всем сразу.
Все на перебой стали говорить, что Злобин, мол, не хочет убирать класс, да еще издевается над всеми. А сама рослая из нашей команды Наташка подкралась незаметно сзади к Ваське и слегка толкнула его в спину.
Васька едва не упал от толчка. Но в присутствии учительницы не стал отвечать тем же девчонке. Зато сразу покраснел, как рак. Ведь стоять перед классным руководителем, когда все говорят, что ты не хочешь помогать товарищам, было стыдно.
Вера Николаевна выслушала рассказ о том, что случилось и строго посмотрела на Ваську. Он попытался оправдаться, но она остановила его, и сказала:
– Ну, все с тобой ясно, Злобин. Бери щетку и, пока не подметешь весь класс, домой не пойдешь.
Через некоторое время все стояли и смотрели на то, как красное от смущения лицо Василия в дальнейшем покрылось испариной от старательной работы щеткой.
Александр КОЛЕНО
Назад