"ПАЛЬЦЫ ВЕТРОМ ПО КНОПОЧКАМ ВРАЗ ПРОЛЕТЯТ..."
438
 В Бронницах немало хороших баянистов: и опытных, и совсем юных. Одни играют на баяне профессионально, другие – только для души. Но при этом все наши городские музыканты одинаково любят и ценят свой чудо-инструмент, над которым не властно время. Бронничанин Вадим ПРЕСНЯКОВ взял в руки баян мальчишкой еще в довоенные 30-е годы прошлого века. А после войны без его участия не обходился ни один концерт в городе и окрестных хозяйствах. И поныне 87-летний пенсионер, ветеран ВОВ, несмотря на пережитое, возрастные проблемы со слухом, не расстается с баяном. Он может исполнить не только любимые всеми, душевные мелодии советских лет, но даже собственные музыкальные импровизации.
Музыку в их семье, как вспоминает мой собеседник, любили все – и старики, и молодежь. И даже сами владели простыми инструментами. Дед неплохо играл на гармошке, а отец – на фисгармонии. Сам Вадим с детских лет приобщился к балалайке. Конечно, такого серьезного инструмента, как баян у сельского мальчишки тогда не было. И когда он видел такое чудо, смотрел на обладателя с завистью. А, если где-то слышал хорошую игру, его, как магнитом, тянуло увидеть исполнителя, самому взглянуть как порхают по кнопочкам умелые пальцы...
В 30-е годы начались гонения на духовенство и наша семья была вынуждена покинуть родное село и уехать в Москву, – рассказывает Вадим Михайлович. – Отец стал работать в столице столяром и учиться на курсах шоферов. Когда он закончил курсы, мы перебрались на жительство в Бронницы. Ютились, как и многие, в общежитии. И жилось нам, как и всем, нелегко. Понимая, как трудно отцу с матерью нас прокормить, я никогда не просил у них каких-то дорогих подарков. Но узнав о моем увлечении гармонью и балалайкой, они долго откладывали деньги мне на подарок. А в декабре 1939-го вручили мне, 15-летнему, баян. До сих пор помню, как обрадовался. И хотел поскорее научиться играть на нем...
Музыкальной школы в Бронницах тогда не было. Вадим приобрел самоучитель игры на баяне и стал осваивать инструмент самостоятельно. Помощь (хотя и заочную) его обучению оказало замечательное трио известных баянистов – Кузнецова, Попкова и Данилова. Это были прекрасные музыканты-самородки, которые радовали людей своими выступлениями. Еще до войны в городе были везде установлены радиоточки – подвесные черные бумажные тарелки. Когда его кумиры выступали по радио, парень буквально “прилипал” к репродуктору. На этих самодеятельных “дрожжах”, на стремлении подражать мастерам, он год за годом осваивал возможности баяна... Только начавшаяся война наложила свою “печать” на его жизнь и увлечение...
Весной 1942-го по решению Бронницкого РК компартии у нас организовали агитбригаду, – продолжает рассказ В.Пресняков. – Туда вошли лучшие исполнители. Меня пригласили как баяниста, хотя опыта у меня было мало. В первый раз выступал в школе. Помню, сильно волновался, но мое исполнение, судя по аплодисментам, понравилось. Нашу агитбригаду консультировали из Центрального Дома работников искусства. Оттуда часто приезжали, привозили ноты для музыкальных инструментов и слова новых песен. Они были написаны для одного голоса, и басовую партию не составляло большого труда подобрать. А еще на репетициях мне говорили, что ты, мол, сам по себе для зала не существуешь. И должен всегда находиться в подчинении у певца. Но я тоже считал себя исполнителем...
Впрочем, репетируя и выступая, агитбригадовцы, как и все в то тяжелое время, постоянно помогали фронту, участвовали в оборонных делах. Копали противотанковые рвы на подступах к Бронницам и Москве, регулярно дежурили на крышах домов в то время, когда немецкие самолеты летели над городом бомбить столицу. Наблюдательный пост, где обычно дежурил 17-летний Вадим, находился на крыше городской школы (там до недавнего времени располагался Дом детского творчества). Были еще и другие обязанности. Словом, дел у парня всегда находилось много и свободного времени практически не оставалось.
Последний концерт Преснякова в составе агитбригады прошел в с.Большом Алексеевском. Когда на следующий вечер они приехали в Заворово, секретарь правления колхоза открыла окно во двор (где они ждали, куда определят на ночлег) и спросила: “Кто тут баянист?” Вадим назвался. Думал, что женщина хочет или спеть что-то, или сплясать, а его попросит сыграть. Но она сказала, что звонили из военкомата: ему нужно явиться за призывной повесткой. Это было 18 августа 1942-го...
А 20 августа я был уже в г.Шуя Ивановской области, – продолжает мой собеседник. – Там меня включили в армейскую самодеятельность – в батальоне как раз не было баяниста. А 5 ноября по случаю годовщины Великого Октября я уже участвовал в концерте для фронтовиков... Могу утверждать, что баян внес свою лепту в Победу. На передовой всегда ждали наших выступлений. Мы били гитлеровцев песнями, частушками... У солдат сразу поднималось настроение, росла вера в разгром врага... Как музыкант со стажем не могу назвать другого такого инструмента, как баян. С ним можно выступать хоть у солдатских окопов, хоть на полевом стане, хоть на свадьбе, хоть на юбилее... Только расчехли его да ремни на плечи накинь и весели сколько душе угодно...
Ветеран не стал рассказывать мне о своих военных испытаниях, о тяготах плена в Германии. Вспомнил уже послепобедные события, когда они, солдаты, возвращались маршем домой, как тяжело было шагать из-за жары. Чтобы облегчить путь колонне, комполка доставлял на грузовике духовой оркестр в то место, куда они должны прибыть. И когда колонна приближалась, оркестр начинал играть военные марши. За ночь, пройдя 40–50 км, солдаты страшно уставали. Но услышав оркестр, начинали шагать бодрее, строй выравнивался без команды. И даже усталость проходила. Особенно нравились солдатам мелодии песен лучших советских композиторов. Пресняков все их может играть без нот, в любое время дня и ночи. Он считает это классикой для любого баяниста.
После демобилизации Пресняков стал выступать еще больше. Тогда без баяниста не обходился ни один вечер и, тем более, танцы. Так, у 195-го завода даже имелось свое место, где обычно под баян танцевала молодежь. Его называли по-народному – “пятачок”. Там даже трава была всегда вытоптана... К тому же после войны Бронницкий РК снова решил организовать агитбригаду для поездок по деревням. И вновь бронницкий баянист сопровождал своей игрой выступления артистов. Принимали их везде очень радушно. И зачастую после концерта приходилось играть для сельчан допоздна. Спали почти всегда где­нибудь на сеновале. Мысленно листая свою биографию, он до сих пор вспоминает эти поездки по окрестным селам и... запах сена.
Однажды именно на сеновале в голову самодеятельному баянисту пришла мысль – создать свою музыкальную композицию “День в деревне” – на тему русских народных песен. Он даже “выстроил” ее в голове... Сначала – “прелюдия” о том, как спозаранку поет петух, жители деревни встают, идут с песнями в поле на работу, потом возвращаются домой – тоже с песнями. А после – наигрыши о том как парни с девчатами собираются на вечерку, выходит гармонист, растягивает меха у гармошки ,и все начинают петь страдания. Потом гуляние заканчивается, народ расходится по домам... Вот пропели вечерние петухи, деревня после трудового дня погрузилась в сон... С этой композицией Пресняков выступал не один раз, и она всегда пользовалась успехом у слушателей.
Так вышло, что наша агитбригада действовала только 2 послевоенных года, – говорит Вадим Михайлович. – Но и потом мне приходилось много играть на свадьбах, юбилеях, проводах в армию, на выборах. А в “Сельхозтехнике”, где трудился, без меня не проходило ни одного торжества. В 1988­м я был приглашен играть в созданном в Бронницах хоре ветеранов “Рябинушка”. Мы выступали повсеместно. Аккомпанировал я в хоре около 5 лет, потом пришлось уйти – возраст... Но без баяна я себя уже не мыслю: часто играю для родных. Пролетят пальцы по кнопочкам – настроение сразу поднимается... Жаль, что мало молодежи нынче приобщается к этому инструменту. Но я почему-то уверен: несмотря ни на что, баян все равно будет жить и радовать многих своей игрой! С ним простому русскому человеку веселее праздновать и легче переносить невзгоды.
Валерий ДЕМИН 
Назад