ИЗ ИСТОРИИ БРОННИЦКОГО ДОМА КУЛЬТУРЫ
64
В предыдущем номере газеты (БН №40 от 5 октября 2017 года) мы рассказали об истории строительства здания городского общественного управления, в котором впоследствии располагались взрослая (семейного чтения) и детская библиотеки. В этой статье мы предлагаем вам, уважаемые читатели, рассказ об истории строительства и дальнейшей судьбе зданий квартала, сгоревшего 8 января 1912 г.
Кроме городского общественного управления, 8 января 1912 года сгорело еще 4 крупных частных каменных дома, стоявших на одной линии со зданием городской управы и образовывавших целый квартал. 10 января 1912 года старший инспектор по особым поручениям в докладной записке, поданной гражданскому губернатору, назвал всех хозяев, пострадавших от пожара: “В городе Бронницах 8 сего января пожаром, начавшемся в 6 часу утра, уничтожены следующие постройки: 1) жены Бронницкого купеческого сына Александры Николаевны Попковой двухэтажный каменный дом, в коем помещался ее же трактир 3-го разряда и меблированные комнаты; застраховано в обществе “Россия” в 13 000 рублей, убытку понесено на 14 000 рублей и движимое имущество было застраховано там же в 5000 рублей; 2) двухэтажный дом каменный крестьянина Егорьевского уезда Василия Емельянова Обезьянина и Евдокии Илларионовны Мневой, бронницкой крестьянки, застрахованный в Московской губернской земской управе в 2200 рублей, убытку понесено на 5000 рублей, недвижимое имущество застраховано не было, убытку заявлено на 2500 рублей; в этом же доме сгорело имущество квартиранта Ивана Семенова, стоящее 500 рублей, застраховано не было; 3) сведения о здании городской управы см.выше; 4) дом двухэтажный каменный крестьянина Бронницкого уезда Чулковской волости Прохора Михайлова Баранчикова и его брата Михаила Михайлова; дом был застрахован в Московском губернском земстве в 9400 рублей; убытку заявлено на 15000 рублей; у Михаила Баранчикова сгорело движимого имущества на 2000 рублей, было застраховано в 860 рублей; и 5) дом каменный двухэтажный бронницкой мещанки Евдокии Павловны Соколовой, застрахованный в 10000 рублей; убытку заявлено на эту же сумму; в этом же доме выгорело помещение булочной и хлебопекарни мещанина города Ливны Михаила Гомзы, убытку понесено на 7000 рублей, застраховано было в 3000 рублей; при всех этих домах сгорели деревянные надворные постройки и, кроме того, у бронницкого мещанина Константина Щечилина сгорело два деревянных сарая. Убытку понесено на 1200 рублей, застраховано было в 1000 рублей; сгоревшее имущество, таким образом, было застраховано в 60480 рублей, убытку же заявлено на 73200 рублей. Пожар, по-видимому, и по указанию некоторых свидетелей начался в прачечной Попковой. Эта прачечная непосредственно примыкала к деревянной галерее дома Обезьянина. Причину пожара в данную минуту выяснить пока не представляется возможным, умышленного поджога никто не заявляет; погоревшие люди – состояния более-менее зажиточного и в материальной помощи не нуждаются.
Января 8 дня 1912 года.
Старший штатный чиновник особых поручений.
Подпись.”
Конечно, хозяева уничтоженных пожаром домов были люди небедные, но и им староста П.И. Мартьянов пришел на помощь. Дело в том, что по циркулярному письму Министерства Внутренних Дел от 19 августа 1911 года домохозяева, которые приступали к строительству нового дома, должны были держать техника для осуществления надзора за правильным строительством. Но так как каждому хозяину держать его было обременительно, то староста обратился к собранию уполномоченных, о ходатайстве перед МВД, чтобы “п.8 и 9 проекта правил о техническом надзоре за вновь строящимися зданиями… не были обязательными для городов как Бронницы с упрощенным управлением”.
17 июня 1912 года на собрании городских уполномоченных рассматривался вопрос по прошению одной из пострадавших от пожара – Попковой Александры Николаевны. Суть в следующем. Она проинформировала городскую управу о том, что “получила разрешение от господина управляющего акцизными сборами Московской губернии на открытие в своем новом доме трактирного заведения 2-го разряда”. Дом был построен в промежутке между 18 марта (последнее упоминание старосты о пожаре) и 17 июня 1912 года!
Мы помним, что до пожара у Александры Николаевны был трактир 3-го разряда. А новое трактирное заведение повысило свой статус до 2-го разряда.
И хозяйка стала хлопотать о том, чтобы трактир окупил себя. А для этого нужно было изменить график его работы. В то время трактирные заведения работали в соответствии с постановлением московского губернатора, изданного 22 февраля 1907 г. По этому документу трактирам разрешалась торговля в будние дни с 7 часов утра до 10 часов вечера, а в праздничные дни от окончания литургии до 12 часов ночи. А просительница Попкова желала бы производить торговлю от 9 часов утра в будние дни до 12 часов ночи, и в праздничные дни так же, как указано в постановлении. Староста пояснил собранию уполномоченных, чем же вызвана такая просьба: “Желание это вызывается тем обстоятельством, что приезжающие в город Бронницы с 10-ти часовым вечерним поездом, не имеют возможности, с закрытием заведений для себя пищи”. Поэтому собрание постановило большинством голосов (12 против одного) просить московского генерал-губернатора “о дополнении обязательных постановлений от 22 февраля 1907 года, что в трактирном заведении второго разряда разрешается торговля с крепкими напитками: в будние дни от 9 часов утра до 12-ти часов ночи, а в праздники – от окончания литургии до 12-ти часов ночи”. Александра Николаевна с официальной просьбой обратилась еще и к московскому губернатору. Прошение было получено губернской канцелярией 24 августа 1912 года.
В этом документе есть очень интересные подробности.
“Имеющиеся при моем заведении номера обставлены всеми возможными лучшими приспособлениями: при них имеются телефон, электрическое освещение, центральное отопление, образцовая кухня со всегда свежею провизиею и т.п. Таким образом, означенные номера, по сравнению с номерами других владельцев, без преувеличения можно сказать, являются единственными по своим удобствам номерами для приезжающих и в особенности для интеллигентной публики. И действительно, опыт содержания подобных номеров до пожара в январе, во время которого сгорел мой дом, как нельзя лучше доказал подобное положение, так как мои номера почтили своим посещением высокопоставленные лица”.
А кто же в основном являлся посетителями трактира А.Н.Попковой? Она сама об этом написала в вышеупомянутом прошении: “Между тем обычно приезжими в таких случаях бывают: г.г. члены окружного суда и вообще лица судебного ведомства, гласные земского собрания, присяжные заседатели и члены различных присутствий”.
Но ходатайство города и прошение А.Н.Попковой губернатором было отклонено. Высшая инстанция мотивировала свой отказ тем, что в течение пяти лет, т.е. с 1907 по 1912 год, “обязательные постановления никаких неудобств не вызывали”. Таким образом, трактирное заведение, оборудованное для посетителей со всеми удобствами, продолжало работать по старому расписанию.
Что хотелось бы отметить в этой связи. А.Н.Попкова оказалась той предприимчивой хозяйкой, которая стремилась не только получать доход, но и сделала свое учреждение более цивилизованным и удобным для посетителей. Однако Александра Николаевна, как говорят нам найденные архивные документы, не только занималась трактирным заведением, которое в народе называли “ресторан Попковой”. Она вместе с единомышленниками открыла в Бронницах первый кинотеатр!
(Продолжение следует)
Ирина СЛИВКА,
заместитель директора Музея истории
города Бронницы по научной работе
смотрите также БРОННИЦЫ НА ВСЕМИРНОМ ФЕСТИВАЛЕ МОЛОДЕЖИ
Назад