Кавказский "вояж" Александра Швырченкова
0
975
В жизни каждого из нас есть немало важных и памятных календарных дат. А для бронничанина Александра ШВЫРЧЕНКОВА, как и для всех, кто имеет непосредственное отношение к «крылатой гвардии», День Воздушно-десантных войск – всегда самый большой и значимый праздник. Тем более, 43-летний старшина запаса в 2000 году  в составе 31-й отдельной гвардейской ордена Кутузова 2-й степени бригады ВДВ (ныне – 31-я гв.ОДШБр.) участвовал в контртеррористической операции в Чечне. Ныне бывший контрактник, немало повидавший и виртуозно владеющий многими видами стрелкового оружия, активно занимается военно-патриотическим воспитанием молодежи, участвует во всех мероприятиях бронницких ветеранов-десантников. В своё время корреспондент «БН» встречался с Александром Олеговичем, и он подробно рассказал о том, чем ему запомнилось служба в тогдашней «горячей точке».
Спокойный и очень интеллигентный Александр даже внешне непохож на развязного и наглого верзилу в «тельнике», коих можно увидеть в разгульный для «небесного воинства» день – 2 августа. А на моё суждение по этому поводу он резонно заметил, что настоящие, видавшие виды десантники, в отличие от «ряженых» пузатых толстяков, не имеющих никакого отношения к ВДВ, как правило, долго не теряют формы, ведут себя скромно, редко бахвалятся своими ратными подвигами. Впрочем, и сама биография моего собеседника, как он сам сказал, ничем особенным не выделяется. Родился Саша в 1978 году в г.Ульяновске. Там окончил десятилетку, после 3 года учился в ПТУ, стал станочником широкого профиля. Кроме того, занимался музыкой – вокалом. В июле 1996 года парня призвали на срочную службу в армию.
- Сначала мы – группа новобранцев – попали в единственный на весь бывший СССР Тамбовский учебный центр радиоразведки, – рассказывал мне Александр Олегович. – Там нас основательно готовили целых полгода. После направили в батальон радиоразведки и радиоэлектронной борьбы, который находился под Самарой. Служба в те годы проходила спокойно, без особых происшествий. Мы просто выполняли приказы командования. Свою армейскую специализацию я вполне освоил. Демобилизовался в звании старшины и исполнял обязанности командира взвода. Домой вернулся в 1998 году и в дальнейшем несколько лет работал помощником звукорежиссера в областной филармонии.
О своей службе в «горячей точке» с апреля по ноябрь 2000 года, ветеран-десантник до сих пор вспоминает, как о самом памятном периоде биографии. Когда началась, так называемая, вторая чеченская кампания, неугомонный старшина запаса твердо решил попробовать себя в настоящем мужском деле – поучаствовать в боевых действиях в мятежном регионе. Мой собеседник не скрывает, что отправился туда служить по контракту. Главным движущим мотивом его кавказского «вояжа» стало понятное для молодого человека стремление решить главную  проблему – заработать деньги на собственное жилье...   
- Мне предложили обратиться в 31-ю отдельную бригаду ВДВ, – вспоминал мой собеседник. – Если, мол, там нужен такой специалист, как ты, то возьмут. Конечно, поначалу были сомнения: я – обычный связист, специалист по эфиру, в десантных частях таких немало. Но всё получилось: после нескольких собеседований нам вручили первичные документы, которые полагаются кандидатам на контрактную службу. А после военкомат стал готовить весь необходимый пакет нужных бумаг. Через три недели в Чечню уходил эшелон со сменой и мы на него успели. Прибыли в Хосавюрт в начале апреля. Прямо с вокзала нас погрузили на автомашины и отправили    в район Шали. Там находились подразделения 31-й бригады.
Отмечу, что у бригады, где служил Александр Швырченков, поистине легендарная «родословная». Прежде это была 104-я гвардейская воздушно-десантная дивизия (ВДД), предназначенная для ведения боевых действий в горно-пустынной местности. В годы Великой Отечественной войны дивизия доблестно сражалась с отборными гитлеровскими частями в Венгрии, Австрии, Чехословакии.
В 80-е годы воевала в Афганистане, а в постсоветский период – в первой и второй чеченской войне. По характеру подготовленности и психологической закалки 104-я ВДД самая «экстремальная». Все учения, тренировки, вояжи там основывались на преодолении невозможного... Зимой 2000 года бригада вела бои с сепаратистами в Шатойском районе, освобождала от них райцентр. А весной противодействовала бандитам, начавшим там партизанские действия, разрушительную минную войну...
- В нашей группировке были и парашютно-десантные роты, и специальные подразделения, – объяснил мне Александр. – Я как связист служил в одном из них. И хоть наши армейские будни были по большей части нелегкими, разборок между своими бойцами на этой почве не происходило. Каждый из нас старался заботиться не только о себе, но и о других. Негодяи и трусы в «горячей точке», как правило, не задерживались.
Если на гражданке им удавалось носить личину «хорошего парня», то там, в экстремальных условиях, любая маска быстро слетала, обнажая истинную сущность человека... Бывало, приезжали на заработки всякие самозваные, крутые с виду «рейнджеры». Но после двух-трех недель в Чечне, с постоянными ночными нападениями хорошо вооруженных и подготовленных бандитов, жестокими перестрелками, такие «вояки» быстро и навсегда покидали опасный для жизни регион...
Судя по рассказу Александра Олеговича, в числе задач спецподразделений, которые обслуживали связисты, была ежедневная двухразовая инженерно-саперная разведка на предмет обнаружения заложенных на дорогах и объектах взрывчатки и особенно мощных фугасов. Первое время служить было очень трудно: они, контрактники, привыкали проходить десятки горных километров в тяжелых десантных берцах, ночевать в насквозь продуваемых палатках. Все, в том числе и связисты, постоянно выходили на боевые дежурства. А спать нередко приходилось в обнимку с автоматами, не снимая бронежилетов. Бывало, поднимали по тревоге 3-5 раз за ночь, все жестоко страдали от хронического «недосыпа».
Как вспоминал мой собеседник, сильно выматывало даже обычное в рейдах по контролируемой территории рытье окопов. Ведь земля в предгорьях – камни и галька. Одной саперной лопаткой без кирки не разобьешь. Руки всякий раз натирали до кровавых мозолей... Но самым страшным было то, что десантники в ходе стычек и диверсий случалось несли большие потери: погибали и контрактники, и срочники... Было и такое, что только за две недели их бригада потеряла два взвода саперов. Все подорвались на заминированных участках горной дороги. К примеру, боевая машина десанта (БМД) из их части у него на глазах сгорела за считанные минуты. Из восьми сидящих в машине парней в живых осталось только трое, а одному взрывом оторвало ногу...                 
А еще немало десантников гибло из-за оплошностей своего командования. Александр с болью рассказал о том, как отряд соседней Бердской бригады спецназа, которую он тоже обслуживал, никто не предупредил о крупной базе арабских наемников на их маршруте. Спецназовцы наткнулись на засаду в ходе рейда у Сержень-Юрта. Пришлось вступить в неравный бой с четырьмя сотнями оголтелых, вооруженных до зубов бандитов. Зажатые в каменном мешке спецназовцы оборонялись трое суток и понесли большие потери. Их спасла гаубичная батарея (тогда ей командовал старший лейтенант Галкин, будущий Герой России). Благодаря снайперской огневой поддержке дальнобойных гаубиц и точной корректировке огня, окруженные бойцы смогли вырваться из западни.
- Особенно велики были потери среди тех, кто сопровождал армейские автоколонны, – вспоминал Александр Олегович. – Нападали боевики всегда внезапно. Как сейчас помню одну такую поездку... Стоял погожий солнечный день. Горный воздух казался удивительно чистым и прозрачным. Первозданную тишину в ущелье нарушала только наша техника... Но вот почти одновременно рвануло впереди и в конце колонны. Бандиты применили свою излюбленную тактику: подорвали в колонне первую и последнюю машину. И стали методично уничтожать всё подряд. Сразу загорелись бензовозы, причем, цистерны рвались со страшной силой. В огне пострадало и погибло много наших ребят. Прошло уже немало лет, а я до сих не могу спокойно вспоминать об этом...
Александр пробыл в Чечне, как и полагалось, с апреля по ноябрь 2000 года. И за службу был представлен командованием к наградам. А когда вернулся, продолжил свою обычную гражданскую жизнь. В столицу, а после в Бронницы бывший контрактник перебрался в 2004 году, уже вполне самостоятельным и семейным человеком. Сначала освоился на новом месте сам, потом перевез семью. В дальнейшем старшина запаса не один год трудился в охране «Спецтранснефтепродукта» в поселке Володарского. И при этом, осваиваясь в нашем городе, всегда охотно встречался со своими друзьями и соратниками.
Как и многие бронницкие десантники, 2 августа Швырченков – постоянный и неизменный участник праздничных церемоний по случаю Дня ВДВ. Там есть возможность увидеться с теми, кто, как и он, служил в Чечне, вспомнить пережитое. В праздник «крылатой гвардии» они всегда поднимают стопки за нерушимое десантное братство и обязательно – за всех павших друзей-товарищей, за тех, кто остался до конца верен воинскому долгу. Возможно, в их кругу звучат и  эти  памятные строки о тех, кто стал символом воинской доблести российского десанта уже в новом ХХI веке: «Крылатая пехота не вышла из огня. Прости 6-я рота Россию и меня. Прощай, 6-я рота, ушедшая в века, – бессмертная пехота небесного полка...»
Валерий ДЕМИН
Назад
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий