"ПОЛИНКИНЫ РАССКАЗЫ"
135
Начало цикла в «БН» №19 от 10 мая, в «БН» №24 от 14 июня и в «БН» №26 от 28 июня.

Убитый матрос
Это случилось на уроке географии. Мы все сидели и внимательно слушали нашу учительницу Ольгу Васильевну. Она очень интересно рассказывала не только о дальних странах и островах, но и о пиратах. Всем сразу приходили на память книги о сокровищах капитана Флинта и известный фильм «Пираты Карибского моря»...
Учительница на карте показывала острова, где они причаливали на своих кораблях, чтобы делить добычу. А потом неожиданно сказала:
– Давайте все вместе сыграем в морской бой!
Все удивились и очень дружно, в один голос, спросили Ольгу Васильевну:
– Как это?
– Очень просто, – сказала она. – Первый ряд учеников будет крейсер, второй ряд – корвет, а третий – эсминец. На каждой парте будут сидеть моряки, которым я раздам конверты с буквами. По команде «Огонь!» из этих букв матросам нужно будет составить название тех островов, о которых мы говорили на уроке и которые я вам показывала на карте. Кто составит название острова – поднимает руку. Победителем будет тот корабль, на котором быстрее выполнят задание.
Учительница стала раздавать по партам конверты с буквами. Я сидела с Кириллом, которого посадили со мной, чтобы я его останавливала, когда он начинал крутиться и паясничать. Мне это не доставляло никакого удовольствия, но что было делать. Я выступала в роли его тормоза, хотя у меня это не всегда получалось.
Первыми получили задание матросы крейсера. Потом Ольга Васильевна раздала конверты нам, затем – эсминцу. Раздалась команда «Огонь!» Все начали открывать конверты и расставлять буквы. А мой сосед соскользнул под парту со словами «Меня убили!» и скрючился там.
Я попыталась его вытащить, но не тут-то было.
– Я убит, убит.., – только и повторял он.
– Завуч ведь на уроке, ты опозоришь весь наш класс, – говорила я ему, но все было бесполезно.
Подошла учительница, но сосед по парте только и повторял, что он «убит». Хотя мой «убитый» напарник мне не помогал, я сама составила название острова – это было не сложное задание.
Наш корвет занял второе место, крейсер – третье, а эсминец быстрее всех выполнил задание. Когда все моряки подняли руки, прозвучала команда «Отбой!».
Только после этого мой сосед выполз из-под парты со словами, что если бы его не «убили» в самом начале, то наш бы корвет занял первое место. Все махнули на него рукой, а мне было ужасно обидно, что у меня такой сосед.

Сменная обувь
Мне мой дед рассказывал, что когда он ходил в школу, у них не было «сменки», то есть сменной обуви. Тогда перед школой стояло что-то наподобие небольшого корыта, и в нем они обмывали грязные ботинки перед тем, как пройти в классы. А теперь у нас – «сменка». Каждый день в мешочке таскаем сменную обувь то в школу, то из школы. С одной стороны – это хорошо (в школе чисто), а с другой – это напряг. И вот почему...
Однажды мы все сидим уже в классе, и перед самым звонком странной походкой заходит наша одноклассница Вика, хромая на правую ногу.
– Вика, что с тобой?! – удивились мы.
Вика молча прошла к своей парте и села. Начался урок. Все прошло как обычно. На перемене, когда все повскакивали со своих мест, она сидела за своей партой и огрызалась на вопросы о ее хромоте.
– Вика, наверное, ногу подвернула и ходить не может, – предположил Колька.
– Нет! – сказала Настя. – Просто света не было, и собиралась она в темноте, на что-то наткнулась... Такое часто бывает.
– Да нет, – попытался ехидно сострить Витька. – У нее две ноги сломаны и ей палочку надо.
Вика сначала не обращала внимания на эти реплики. Но Витькина шутка показалась ей обидной, и она сказала:
– Что вы ко мне пристали! Мне и так обидно, что в мешке для «сменки» младший брат поменял один мой туфель на свой. Чтобы дойти до класса, мне пришлось его надеть. А его туфель на два размера меньше, да еще на левую ногу, как и мой!
– Перестаньте язвить, – сказала Наташа. – У меня тоже сестра попыталась такое сделать. Но я перед выходом в школу проверила свой мешок и сразу заметила эту мелкую пакость! А ты почему не проверяешь? Интересно, чем же ты ему насолила, что он так тебе нашкодил?
-Аааа, – протянула Вика. – Я с ним не хотела играть в машинки, вот он и поменял туфель. Ну, мелкий пакостник, погоди!
Все громко засмеялись, а Наташа посоветовала Вике больше не обижать младшего брата.

«Наш заслуженный артист»
На уроке пения наш класс разучивал новую песню к новогоднему утреннику, с которой мы должны были выступать для первоклашек. Сначала все пели дружно, а когда песня закончилась, Федька Воронков продолжал своим жалобным голос-ком тянуть последний куплет. Казалось бы, допел и хватит. А он продолжал и продолжал тянуть слово за словом и переходил то на низкие, то на высокие тона.
Учительница, как и все, молча стояла и ждала, когда это его пение закончится. Но оно не кончалось. После последних слов последнего куплета начинался Федькин речитатив собственного сочинения про зайца и волка, про царевну лягушку и про трудности, с которыми столкнулась его буйная головушка.
Мария Федоровна вежливо попросила Федьку завершить, наконец, свою жалобную песню. Но он словно не слышал просьбу учительницы и продолжал скулить. Все сели уже за свои парты, а Федька пропел, что он великий артист и продолжал стоять, переходя с пения на речитатив, все говорил, говорил, говорил...
Учительница не на шутку рассердилась, но ее грозный вид ничуть не смущал новоявленного артиста. Тогда Мария Федоровна поступила явно непедагогично (в этом случае педагогика уже не действовала). Она оторвала кусок большого скотча, подошла к Федьке и ловко заклеила рот нашему самодеятельному певцу.
Казалось бы, все – в классе наступит тишина, но не тут-то было. Федька продолжал мычать, и мычать он стал громче, чем пел.
Тогда Мария Федоровна вытащила из стола кожаный ремень. Вот, оказывается, на что Федька реагирует! У него в глазах появился испуг и он замолчал.
– Ну вот, – сказала учительница. – И «на старуху все-таки есть проруха»! Значит, наш Воронков понимает только ремень!
Вскоре прозвенел звонок на перемену.
– Все свободны, – сказала Мария Федоровна. – А наш «заслуженный артист» получит за сегодняшний урок двойку.
Мы все пошли в класс математики, а Федьку с тех пор стали называть вежливо: «Наш заслуженный артист».

«
Неправильный мужик» Тимофей
Я иногда вспоминаю прошлое и рассматриваю фотографии нашего первого класса. Все такие аккуратненькие, тихие, полненькие, и по росту не очень отличались. Прошло-то всего пять лет, но перемены налицо. Кто-то стал повыше ростом, кто-то раздался и в высоту, и в ширину. Но Тимофей превзошел всех: он вымахал и ростом, и весом.
Все бы ничего, но характер у него остался прежним. Как и в первом классе, он не мог сидеть спокойно. Только прозвучит звонок на перемену, сразу вскакивает и начинает носиться по классу, а потом – по коридору. Ладно если бы он носился и никого не трогал. Но это не так. Это не для него. Он обязательно должен к кому-то пристать, кого-то толкнуть. А когда Тимофей приставал к девчонкам, то в свое оправдание кричал: «Я ведь мужик!»
Правда, к Юльке и ко мне он боялся приставать. И хоть мы обе были самыми маленькими в классе, но Юлька была драчуньей: с ней мальчишки боялись связываться. А я еще во втором классе Тимофея так огрела, что с тех пор он меня стал обходить стороной. К остальным он смело приставал. И те, глядя на его рост и вес, побаивались массивного наглеца и старались не преграждать ему дорогу.
Однажды он, как обычно, бегая на большой перемене, начал приставать то к Ольге, то к Кате. Последнюю толкнул так, что от боли у нее выступили слезы.
Ты что делаешь, Тимофей! – громко всхлипнула она. – Мне же больно! Но он ответил ей своей привычной фразой: «Я же мужик!».
Катя вышла из класса, а через некоторое время появилась в дверях и стала дразнить нашего непоседу.
Эй, Тимофей! А ну-ка попробуй толкни меня еще раз! – громко окликнула она обидчика.
И тот стремглав бросился к ней с намерением еще раз пихнуть, но она ловко выскользнула за дверь.
А Тимофей неожиданно уткнулся... в грудь здорового старшеклассника.
Тот резко взял его за шиворот, приподнял и тряхнул, да так, что у него в кармане зазвенела мелочь.
Какой же ты «мужик»! – изрек старшеклассник. – Мужик – это тот, кто уважительно относится к девочкам. Еще раз узнаю про твои проказы, сниму штаны, возьму ремень и выпорю. Может, тогда настоящим мужиком станешь.
Сказав это, он отпустил Тимофея, повернулся и ушел.
Все девчонки сразу окружили Катьку.
Кто это? – заинтересовались они.
Не знаю, – спокойно ответила им Катя. – Я вышла в коридор и случайно увидела этого мальчишку, который намного выше и здоровее Тимофея. Он сам подошел ко мне и спросил: «Почему это у тебя глаза «на мокром месте?». Вот я все ему и рассказала. Тогда он попросил меня зайти в класс и подразнить обидчика, что я и сделала. А дальше вы сами все видели.
Все посмотрели на Тимофея. Тот тихо сидел за своей партой. А в глазах – страх и непонимание того, как это все с ним произошло. С тех пор он больше не кричал
«Я же мужик!» и не приставал к девчонкам. Видимо, боялся, что опять зазвенят монеты в его кармане.
Александр КОЛЕНО
Назад