"СВОЕЙ СТРАНЫ СОЛДАТ ПРОСТОЙ, БЕЗ ЗВАНИЙ И НАГРАД"
192
В честь 73-й годовщины Великой Победы советского народа над фашистской Германией расскажем о судьбе одного из бронницких мальчишек военного поколения. Его имя есть на мраморной плите воинского мемориала на центральной площади и на памятнике погибшим в годы войны выпускникам и учителям «красной» школы. Бронничанин Альберт ГРИБКОВ пал смертью храбрых на поле боя 16 декабря 1943 года под г.Невель Великолукской области. Вчерашний курсант, ставший рядовым пулеметного расчета, воевал на передовой немногим более полугода. А когда вражеская пуля пробила ему сердце, парню едва исполнилось 18 лет...

В 1-м томе Книги Памяти «Солдаты Победы города Бронницы» об этом молодом человеке, мало что успевшем сделать в своей короткой жизни, написано всего несколько строк: место рождения, год призыва, место службы и место гибели... Так уж вышло, что юность Альберта, самого обычного парня из нашего города, пришлась на «роковые сороковые». Вероломное нападение гитлеровской Германии на СССР не дало ему возможности закончить учебу в «красной» школе – он сразу пошел работать.

И на фронт его призвали безусым юнцом, еще не начавшим самостоятельную взрослую семейную жизнь. Война не дала ему возможности жениться и продолжить свой род. Он не вернулся домой к своей девушке Раисе, которая долго ждала его возвращения с войны. Наш земляк, красноармеец 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии Альберт Грибков разделил судьбу сотен тысяч своих юных сверстников, навсегда оставшихся на полях сражений...

Через 75 лет после гибели юного бронницкого воина мы сидим в доме его младшего брата Эдуарда Сергеевича, в Жуковском переулке. С портрета на стене на нас внимательно смотрит коротко стриженный мальчишка в солдатской форме с погонами курсанта. Этот увеличенный фотоснимок Альберта, судя по знакомой всем эмблеме «Бессмертного полка», уже не раз участвовал в шествиях бронничан в честь Дня Победы...

Ветеран труда и 38-го завода, теперешний 89-летний пенсионер рассказывает мне о своей долгой жизни и работе в Бронницах, о их трудовой семье, об уже ушедших в мир иной отце и матери, о давно ставших историей военных годах, о трагической судьбе своего брата... Когда слушаешь эти воспоминания, невольно приходят на ум строки из стихотворения советского поэта-фронтовика Сергея Орлова о павшем воине: «Его зарыли в шар земной, а был он лишь солдат. Всего, друзья, солдат простой, без званий и наград... Давным-давно окончен бой... Руками всех друзей положен парень в шар земной, как будто в мавзолей....»

– Наши родители: отец Сергей Григорьевич и мать Ксения Дмитриевна сначала жили в селе Владимировка тогдашнего Бронницкого района, – вспоминает мой собеседник. – Там и родились мы, трое сыновей: Альберт – в 1925 году, я – через четыре года, а самый младший Дмитрий появился на свет уже в конце 30-х. В Бронницы на постоянное место жительства наша семья переехала в 1939 году. Альберту тогда было 14 лет, и он пошел доучиваться в тогдашнюю первую среднюю школу. Учился мой брат ровно, без двоек, но особенно любил спортивные занятия, отлично сдавал все нормативы ГТО. После германского нападения он, как я помню, сразу решил поступить на курсы трактористов. Закончив их, работал по этому профилю до осени 1942 года. А потом решил учиться на шофера в Хотьково, но завершить водительские курсы не успел – пришла призывная повестка из райвоенкомата... Позже я пошел по стопам брата, окончил эти курсы и получил водительские права...
В январе 1943 года призывника А.С.Грибкова вместе с целой группой его ровесников из Бронниц направили в одно из военных минометно-пулеметных училищ. Но учился он там недолго. Тяжелая ситуация на фронтах не дала нашему земляку, как, впрочем, и многим другим новобранцам, стать полноценным строевым офицером. Самых рослых и физически крепких парней, в число которых попал и Альберт, неожиданно посадили в воинский эшелон и повезли на передовую. Недоучившиеся курсанты были зачислены в 150-ю стрелковую дивизию (2-го формирования).

К слову, эта пехотная воинская часть в начале 1943 года понесла огромные потери во время масштабной Великолукской наступательной операции. Конечно, курсант-новобранец Грибков не мог знать, что в ходе предшествующих боев немцам ценой огромных потерь удалось пробить в направлении Великих Лук узкий клинообразный коридор длиной 10 км и шириной 3 км. В сложившейся обстановке было решено ударить под основание этого клина, блокировав наступающие германские части.

Именно подошедшая тогда из резерва 150-я стрелковая дивизия должна была осуществить замысел руководства фронта. Преодолевая упорное сопротивление врага, пехотинцы стали быстро продвигаться вперед. Германское командование, почувствовав угрозу окружения, стало с боями отводить свои войска из «коридора». Но время было упущено, и все попавшие в окружение гитлеровцы были ликвидированы. Фронт стабилизировался, вот только потери личного состава у наших наступающих частей были огромными....
А осенью 1943 года заново сформированная 150-я стрелковая дивизия действовала на только что образованном 1-м Прибалтийском фронте. Расчет станкового пулемета, куда вместе со всеми курсантами распределили ставшего рядовым бойцом Грибкова, действовал в составе 756-го стрелкового полка. Он в дальнейшем, как и все пехотные подразделения, попал, что называется, в самое пекло. Пулеметчики сначала участвовали в тяжелых оборонительных боях под Новгородом, затем – в наступательных операциях на том же стратегическом для фронта Великолукском направлении.

Как и все фронтовики, Альберт, по рассказам своего брата, регулярно отправлял свои солдатские письма-«треугольники» домой, в Бронницы. Писал он, судя по всему, не только родителям, но и своей невесте Раисе. Очень жаль, что эти трогательные юношеские послания до нашего времени не сохранились... После 1943 года родные и невеста перестали получать его приветы с фронта. А в январе 1944-го семье сообщили о том, что рядовой Грибков А.С. пропал без вести. С той поры на юного бронницкого воина легла печать мучительной неизвестности...

Прояснилась ситуация только в начале победного года. Помогли узнать судьбу Альберта добрые люди – семья Арбузовых, жителей д.Петюлино Топорского сельсовета Великолукской области. Эта небольшая деревенька была почти полностью сожжена отступающими немцами, а сами сельчане прятались в окрестных лесах. Вот что, к примеру, написал о пропавшем без вести солдате в своем письме Грибковым в Бронницы, датированным 17 марта 1945 года, Иван Арбузов, который помогал похоронной команде осматривать места недавних боев в тех местах:
«...Около болота, в небольшой ложбинке, стоял станковый пулемет, рядом – много пустых коробок от расстрелянных лент. А неподалеку лежало двое наших убитых бойцов... Лейтенант, который командовал «похоронщиками», осмотрел нагрудные карманы погибших. У одного, совсем еще молодого солдата, документов не нашлось, зато были обнаружены несколько личных писем и фотокарточка. По ней и по надписях в письмах мы узнали, что перед нами ваш сын – Альберт. Лейтенант по моей просьбе продиктовал домашний адрес убитого, а я записал. У второго из них нашли красноармейскую книжку, которую офицер взял с собой... Потом мы выкопали могилу и похоронили в ней обоих погибших. Лейтенант сказал, что обнаруженные у них документы и письма передаст своему командованию. А по адресу в найденном письме сам сообщит о гибели того воина, при котором не оказалось документов, его родителям, то есть вам.. Но, как видно, сделать этого не смог, может, сам погиб... Вот теперь, конечно, с большим опозданием, я сам сообщаю вам об этом...»

Получив от Ивана Арбузова скорбное известие о гибели сына, родители, как рассказал Эдуард Сергеевич, очень долго горевали. Ведь после этого письма стало окончательно ясно: их без вести пропавший сын домой уже никогда не вернется... А потом на семейном совете решили поехать на место его гибели, в деревню Петюлино. Родителям очень хотелось побывать у дорогой могилы. Отец Сергей Григорьевич, собираясь в дальнюю дорогу, даже вырезал из номера газеты «Правда» от 5 ноября 1943 года карту территории, освобожденной от немецкой оккупации. Наклеил ее на плотную матерчатую основу и обозначил там боевой путь, который прошел его сын после призыва в действующую армию...

Отправился с родителями на могилу старшего брата и мой собеседник, которому в то время исполнилось 16 лет. А прибыв в июле 1946 года в те места всей семьей, Грибковы в дальнейшем добились разрешения у местных властей на перезахоронение останков павшего воина на Бронницком городском кладбище. И позже на своей самодельной карте Сергей Григорьевич маленькими крестиками показал последний путь убитого на фронте сына: от места его последнего боя и братской могилы в Петюлино до окончательного захоронения в нашем городе.

С тех давних послевоенных лет в жизни моего убеленного сединой рассказчика произошло очень много больших и малых событий. Эдуард Сергеевич, повзрослев и став семейным человеком, часто вспоминал убитого на войне брата. Всякий раз в дни победных годовщин обязательно приходил к его надгробию на Бронницком кладбище. Сначала с родителями, а после их кончины – с младшим братом и со своими детьми и внуками.

А еще он всегда старался быть в чем-то похожим на Альберта: достойно прошел срочную службу в Советской Армии. Четыре года служил радиолокаторщиком на одном из военных аэродромов Балтийского флота, а после более пяти десятилетий добросовестно трудился на 38-м оборонном заводе. Сначала простым электриком, а в дальнейшем – старшим мастером 1-го монтажно-сборочного цеха. Заслужил трудовые награды и уважение многих заводчан.

Сейчас мой собеседник уже давно на заслуженном отдыхе. В этот День Победы Эдуард Сергеевич очень хотел вместе с 18-летним Альбертом пройти в бронницкой колонне «Бессмертного полка». Вот только силы уже не те... Он с трудом передвигается, очень болят суставы, часто кружится голова.. Но ветеран труда все равно не пасует перед старостью и болезнями. Считает, что остаток своей долгой жизни надо прожить достойно. За себя и за погибшего в сорок третьем брата...
Воспоминания записал
Валерий ДЕМИН
Назад