"МЫ ЮНОСТИ НАШЕЙ, КАК ПРЕЖДЕ, ВЕРНЫ"
314
Редакция «БН» продолжает публикацию серии очерков о почетных горожанах. Биография бронничанки Ларисы Павловны ЗУБАРЬКОВОЙ, прошедшей через испытания 30-х, 40-х и 50-х годов, во многом созвучна словам песни, известной всем россиянам советского периода: «Вот так и живем, не ждем тишины, мы юности нашей, как прежде, верны... А годы летят, наши годы, как птицы, летят, и некогда нам оглянуться назад...» Работницу бронницкой «оборонки» с почти полувековым стажем, активистку ветеранского движения, которая, сама пережив «грозовые сороковые», внесла большой личный вклад в увековечение памяти воинов-бронничан, хорошо знают горожане старших поколений. Сам факт присвоения ей в августе 2017 г. звания «Почетный гражданин городского округа Бронницы» воспринят как достойная оценка трудовой и общественной деятельности этой скромной, деятельной, немало повидавшей на своем веку женщины. Корреспондент «БН» встретился с Ларисой Павловной и попросил рассказать о самых памятных этапах пройденного пути.
Жизнь каждого человека уникальна и неповторима. В этом убеждает и рассказ моей собеседницы, который она начала с самых истоков. Лариса (в девичестве Захарова) родилась 5 июля 1928 г. в с.Васильевщина на Тамбовщине. Ее мать – Александра Николаевна происходила из семьи ремесленников. Предки были старообрядцами с особым жизненным укладом и строгими правилами, что заметно влияло и на семейный быт, и на воспитание потомства. А отец будущей почетной бронничанки – Павел Васильевич был младшим сыном потомственного казака, которому пришлось самому строить свою судьбу. Дед Василий с 10-летнего возраста жил приемышем у заводчика по выделке кож, повзрослев, стал смышленым и расторопным работником. Хозяин, с условием передачи части его дела, женил парня на своей дочери. Василий не подвел хозяина-благодетеля: в совершенстве освоил ремесло и в дальнейшем поставлял свои изделия даже царскому двору. А еще дед прославился как непобедимый кулачный боец. В селе на праздники проводились традиционные поединки, в которых ему не было равных.
– Я была младшей в семье и рассказы о мастерстве и удальстве главы отцовского рода слышала из рассказов старших, – вспоминает Лариса Павловна. – У моего деда (по отцу) было 4 сына и дочь. Все имели свои дома и считались зажиточными. Потому при советской власти попали под раскулачивание. Когда репрессии начались, мамина знакомая, работавшая в сельсовете, предупредила ее, что пришла «разнарядка» на Захаровых. Это произошло, когда мне было около 2 лет, а старшему брату Вячеславу – 3,5 года... Забегая вперед, скажу: брату довелось пережить и увидеть многое. В 40-е он сражался с германскими фашистами и японскими милитаристами, демобилизовавшись, стал буровым мастером. В 60-е гг. работал за границей – в Сирии, а затем – в Конго. Умер он в 1989 г... Но все это было потом, а в 1930 г. мама спешно отвезла нас к своим родителям в г.Беднодемьяновск (Спасск), а после вернулась к отцу. Когда стали раскулачивать, моих родителей вместе с другими посадили на подводы и везли до ближайшей станции. А после направили в Архангельскую область – на лесоповал. В пути маме (скорее всего, с согласия отца) удалось сбежать. Она вернулась к своим родителям и первое время жила в их доме. Но угроза расправы нависла и над ними. На семейном совете решили: нас, детей, временно, до начала репрессий, оставить у маминых родителей. Сама же мама должна была уехать в г.Люберцы к родственнице, имеющей свой дом... Забегая вперед, скажу, что и маминой родне не удалось избежать страшной участи. В 1932 г. у нас отобрали все имущество, выгнали из дома всех – деда, бабушку, меня и брата. Так что мои детские годы прошли в бесконечных переездах и скитаниях по чужим углам...
Впрочем, судя по воспоминаниям, в суровом, полном гонений, вынужденных переездов и тяжелых военных, испытаний детстве моей собеседницы было и немало хорошего. Сама атмосфера в их семье, несмотря ни на что, была доброй. Лара никогда не слышала от своих пострадавших от новой власти родителей злых разговоров, ругательств в адрес кого-то, жалоб на свою порушенную жизнь. Запомнились ей, в то время еще малолетней девочке, и тайные ночные визиты к ним священника старообрядческой церкви. Ему выдали «волчий билет», с которым нельзя было не только жить в городе, но и появляться там. Он приходил поздно вечером, уходил рано утром (где проводил дни, никто я не знал). Это был добрый, образованный человек, который занимался с Ларисой, учил ее чтению, церковно-славянской грамоте. Многие годы спустя моя собеседница пришла к выводу: достойно переносить все выпавшие на их долю испытания и оставаться людьми родителям помогла настоящая вера и приверженность заповедям предков. А бед и страданий им довелось испить, что называется, полной чашей...
– Особенно тяжело пришлось отцу и его родным, – продолжает рассказ Лариса Павловна. – Позже я узнала, что Захаровых с детьми на лесоповале поселили в старом, ветхом бараке. С наступлением холодов жить там было невозможно. Даже вода в помещении замерзала. При этом жители ближних селений не имели права пускать раскулаченных к себе на жительство. Одна из женщин, зная, что у моей тети грудной ребенок, все же разрешала им иногда переночевать. Только просила приходить и уходить затемно. Впрочем, малышка все равно не смогла выжить, и ее схоронили в лесу... Понимая, что дети на этой лесной каторге обречены на смерть, взрослые со временем тайно переправили их к родственникам. А в дальнейшем и сами самовольно покидали эти гиблые места. В то время в стране шла индустриализация, и необходимость в большом количестве рабочей силы спасала сбегающих из мест ссылки от преследований местной власти. К тому же, у поселенцев не было паспортов, а их учет был не очень строг. Словом, немало ссыльных со временем покинули лесоповал, ища убежище и работу в других местах...
Так Захаровы оказались в Подольске на строительстве завода. Лошади тогда были основной тягловой силой. Дед, отец и дядя Ларисы, как специалисты по коже, трудились шорниками, делали конскую сбрую. Позже деда Николая (отца матери) из-за тяжелой работы и пережитых потрясений разбил паралич, ему стал нужен уход, и малолетнюю Лару отвезли в Люберцы. С той поры девочке больше не довелось увидеть ни отца, ни деда, ни дяди... Когда мама снова привезла ее в Подольск, никого из мужчин в живых уже не было.
Сама Александра Николаевна обосновалась в Люберцах, окончив курсы, работала бухгалтером. А в дальнейшем вышла замуж за люберчанина Василия Байкова, работающего шофером на легковой «эмке». Так что в юные годы у моей собеседницы появился отчим... Образование Лариса получала в разных школах. Сначала в Пензенской области, после – в Московской. При этом, хоть и была из семьи раскулаченных, прошла все ступени советского воспитания: вступила в пионеры, а после стала активной комсомолкой...
Германское нападение застало её в Люберцах. Тогдашняя школьница помнит: самолеты с черными крестами на крыльях часто пролетали над дорогой, ведущей в столицу. Увидев там людей, снижались и давали по идущим длинные пулеметные очереди. Девчонке, со страхом смотревшей вверх, даже казалось, что в кабинах видны злые лица вражеских пилотов в шлемах. Она потом часто видела их во сне... Когда немцы совсем близко подошли к столице, они с матерью эвакуировались в Беднодемьяновск. Там Лариса окончила восьмилетку. Дальше (с 1944 г.) училась в Московском индустриально-протезном техникуме. Решением экзаменационной комиссии ей присвоили квалификацию техника-технолога. Присутствующий на защите дипломов директор Черниковского завода по изготовлению протезных полуфабрикатов (Башкирская АССР) отобрал Ларису Захарову и ее однокурсника Александра Зубарькова для распределения на свое предприятие. Получив туда направления, молодые люди разъехались по домам: Александр – в Бронницы, Лариса – в Беднодемьяновск. К месту распределения они обязаны были прибыть 1 августа 1948 г.
– Александр по пути следования заехал за мной и предложил выйти за него замуж, – вспоминает Лариса Павловна. – К тому времени я уже хорошо знала своего будущего мужа. Коренной житель Бронницкого уезда, уроженец д.Зеновка, он, как и все россияне нашего поколения, немало повидал в жизни. Александр Васильевич попал на фронт в 1944 г..прямо со школьной скамьи, через несколько месяцев (как в свое время и его отец – солдат Первой мировой войны) был тяжело ранен и уже не смог вернуться в строй. В 1945 г. он, после долгого лечения в госпиталя, поступил на 2-й курс техникума, где мы и познакомились... Узнав о моем намерении выйти замуж, моя мама настояла на регистрации брака, и мы пошли в ЗАГС. Расписались и поехали к месту назначения... Директор протезного завода Иван Львович принял нас доброжелательно. Меня назначили мастером в деревообрабатывающий цех, мужа – технологом. Там же, на территории завода, нам выделили жилье. Коммунальные расходы оплачивало предприятие. Завод в то время был единственным поставщиком протезов для всей огромной страны, пережившей страшную войну. Так что в нашей продукции остро нуждались многие бывшие фронтовики...
Супруги быстро освоились на протезном производстве: оба отличались трудолюбием, оба показали себя добросовестными и коммуникабельными специалистами. Может быть, надолго осели бы в краю с хорошими людьми и замечательной природой... Тем более, в 1949 г. у Зубарьковых появилась дочка-первенец Алевтина... Но планы молодой семьи нарушили последствия войны. Александра Васильевича стало сильно беспокоить его простреленное на фронте колено. Оно требовало серьезного лечения, но получить его в условиях маленького городка в глубинке было невозможно. Учитывая прежнее место жительства бывшего фронтовика, вблизи Москвы, пришлось просить увольнения... Директор завода, конечно, протестовал, но другого выбора не было. В ноябре 1949 г. Зубарьковы приехали жить в Бронницы. А вскоре начался новый, самый долгий и важный этап трудовой деятельности Ларисы Павловны – на заводе №38. Туда ее приняли на должность нормировщицы. Муж Александр Васильевич устроился инженером-технологом в мастерскую учебно-наглядных пособий (с 1951 года – завод № 195).
Военному предприятию, куда в качестве вольнонаемной устроилась моя собеседница, было в то время всего два с небольшим года «от роду». Оно было сформировано в сентябре 1947 г. и предназначалось «для создания подвижных средств техобслуживания, ремонта и эвакуации военной автомобильной техники». Ларисе Павловне, проработавшей там без малого 40 лет, довелось пережить всю историю развития, расцвета и экономического заката этого оборонного производства, известного всем бронничанам.
Она помнит первого руководителя завода – А.Г.Амбернади, первого главного инженера – А.Л.Шебарова и еще многих других офицеров и специалистов, с которыми взаимодействовала в разные годы. На ее глазах строились производственные и складские помещения, создавались новые цеха и службы, расширялся станочный парк, осваивались новые виды военной техники. Росла как производственница и сама Зубарькова: в апреле 1955 г. молодую работницу назначили на должность ст.инженера отдела по нормированию труда и зарплаты. В дальнейшем отдел преобразовали в планово-экономический.
Вот как вспоминает годы совместной работы с Ларисой Павловной, ее деловые и человеческие качества ветеран труда, старейшая работница 38-го ОПЗ В.Н.ЧИЧУЛИНА:
– На заводе прошло более полувека моей жизни. Пришла туда в 1955 г. тогда и познакомилась с Л.П.Зубарьковой. Мы с ней стали подругами на многие годы. Вместе занимались не только производственными делами, но и общественной работой – в заводском профсоюзном комитете. Отзывы о Ларисе Павловне как о председателе завкома всегда были только хорошие. Больше всего в ней привлекают открытость, обязательность и отзывчивость. На выборной должности она никогда не шла на поводу у начальст-ва, не было у нее высокомерия и самодовольства. Кто бы ни обращался в профком, она всегда умела выслушать и помочь.
А еще Лариса Павловна, сама немало повидавшая в жизни, с большим уважением относилась к заводским ветеранам-фронтовикам. Она лучше многих понимала: чем мы обязаны Солдатам Победы. К слову, ее муж Александр Васильевич сам получил на передовой тяжелое ранение и стал инвалидом. Но при этом, как и сама Лариса Павловна, стал отличным специалистом и образцовым супругом. Хорошо знаю семью Зубарьковых, их детей и внуков. В прежние годы бывала у них в гостях, вместе отмечали праздники. Я горжусь своим знакомством с этой замечательной женщиной и считаю, что звание почетной бронничанки она заслужила всей предшествующей жизнью.
В 50-60-е, как вспоминает моя собеседница, они с мужем уже прочно обосновались в Бронницах. Жили в родительском доме Зубарьковых. А в 1951 г. у них родился сын Василий. Наметились перемены и на работе: в 1973 г. мою собеседницу перевели на должность инженера по труду и заработной плате. И Лариса Павловна еще более 10 лет добросовестно работала на этой по-своему ответственной должности. Если оценивать труд Зубарьковой по тогдашним советским меркам, то она выполняла свои обязанности с полной отдачей. Два года подряд являлась победителем отраслевого соцсоревнования, ее наградили Знаком ЦК КПСС, Советом Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ. А еще она многие годы трудилась на общественной работе – в заводском профсоюзном комитете.
В те годы такие выборные формирования в трудовых коллективах действовали активно, их руководящий состав всегда был на виду и получал должную оценку людей. И при достижении пенсионного возраста Зубарькова не рассталась с 38-м заводом: еще 4 года работала генераторщиком в цехах № 1 и 3. Лишь в 1987 г. уволилась с оборонного предприятия на заслуженный отдых. Но пенсионной домоседки из активной по жизни производственницы не получилось. Вскоре начался не менее важный этап ее жизнедеятельности – в городской ветеранской организации.
На работу в Совет ветеранов Ларису Павловну пригласил в 1990 г. его тогдашний председатель М.А.Трушин. Надо сказать, что Зубарькова согласилась не сразу: в ту пору пенсионерка еще не воспринимала всерьез подобные организации. Они появились тогда на многих предприятиях и особого веса не имели. Но в 90-е, в период всесоюзного развала и массового обнищания россиян, этому организованному активу пришлось взять на себя нелегкую ношу по защите интересов пожилых людей, поставленных на грань выживания. Немалая часть забот наряду с председателем Совета ветеранов досталась и его секретарю Зубарьковой. Ведь тогда многие, получившие статус пенсионера, спешили к ним, надеясь на любую помощь. Списочный состав городской организации шел на тысячи. Туда включили вдов всех погибших воинов, ветеранов Вооруженных Сил и правоохранительных органов, участников трудового фронта, жителей блокадного Ленинграда, инвалидов всех категорий.
Трушин и члены Совета стремились хоть как-то облегчить тяжелый быт пожилых людей. Они находили варианты по их обеспечению хотя бы прожиточным минимумом. Надо отдать должное руководителям бронницких предприятий, служб, городской администрации, которые всегда отзывались на просьбы ветеранов. К примеру, для них выделили общий участок земли в пределах города. Совет ветеранов взял на себя организацию его обработки, нашел специалистов с орудиями производства за небольшую плату. Много затратили усилий и на решение проблемы выделения земли для личных садоводческих участков. Тогда буквально все решали власти Раменского района. А они никак не хотели предоставлять земельные наделы бронничанам. Но Трушин, как фронтовик, «достучался» до руководителей более высокого ранга и добился выделения 12 га в низине. Желающих получить землю было так много, что задача распределения оказалась очень сложной. Решили выделить участки в первую очередь участникам войны, вдовам погибших на фронте мужей и блокадникам. При этом было непременное условие: участки могли получить только те, кто не имел в своем владении земли. Однако, находились такие пенсионеры, кто любыми способами старался скрыть это. Доходило даже до судебного разбирательства...
Словом, в то время Совет ветеранов был занят самыми насущными для пожилых людей вопросами. Решать их было нелегко, но в актив организации входило немало авторитетных и деятельных бронничан, а также бывших фронтовиков-офицеров. Они, не считаясь со временем, налаживали контакты со всевозможными службами, изыскивая любую помощь для самых нуждающихся категорий населения. Ведь кроме земельных дел в те трудные годы взыскивались возможности в обеспечении ветеранов продовольствием. Выдаваемые им талоны не могли удовлетворить даже самые скромные потребности. Члены ветеранского Совета не раз обращались за помощью в торговые базы, расположенные вне территории города. Транспортом для доставки продуктов обеспечивал 21 НИИИ и 38-й завод. Места для хранения продовольственного дефицита выделялись городским потребительским обществом. Руководитель Бронницкого горпо Л.П.Назарова старалась по возможности не отказывать ветеранам. Большую помощь в эти трудные годы оказывал «Фабус»: как материальную, так и продуктовыми наборами. Даже завод «Кнакер», не использовавший для изготовления продукции головы, хвосты и ноги забитого скота, бесплатно отдавал все это «богатство» бронницким пенсионерам. Судя по воспоминаниям, старожилы ныне воздают должное и тогдашнему главе города А.А.Сыроежкину. Он всегда изыскивал возможности для оказания материальной помощи поочередно всем категориям ветеранов.
Получение и распределение продуктов требовало четкого ведения всей документации, строгого учета ветеранских продпайков во избежание возможных упреков и скандалов. Набирался большой объем бумажных дел, а в распоряжении Совета, кроме старой печатной машинки, ничего не имелось. Руководство 38-го ОПЗ, многие заводчане стремились помочь ветеранам всем, чем было возможно. К примеру, на заводе, в машбюро, работала опытная машинистка Л.В.Артемьева. Она, не имея отношения к Совету ветеранов, бесплатно печатала многие документы, не считаясь со временем. Немалых хлопот требовала и тогдашняя «система оповещения» пенсионеров. Ведь в те годы только меньшая часть из них имела домашние телефоны. Информировали пожилых людей, приглашали их на собрания обычно путем личного обхода. При этом, больше всех приходилось хлопотать, ходить по инстанциям и людям самому председателю Совета и его секретарю. Словом, общественные обязанности Ларисы Павловны были совсем непростыми. Так считает и ветеран труда, производственница с полувековым стажем, тогдашний активный член Совета ветеранов г.Бронницы Т.А.ТЮТИНА.
– Л.П.Зубарькова – одна из тех, чью бескорыстную дружбу и общение я особенно ценю. Знаю ее как замечательного человека и неутомимую активистку, внесшую свою лепту в развитие в городе ветеранского движения. Особенно тесно мы с ней стали сотрудничать, начиная с 90-х годов, на ниве общественной работы в Совете ветеранов. В то время одним из важных направлений нашей деятельности стало увековечение памяти бронничан--участников Великой Отечественной войны, выявлению всех воинов – погибших и пропавших без вести. С этой целью мы занимались организацией подворовых обходов и опросов жителей. В 1998 г. наш Совет принял решение о сборе материалов для издания книги «Солдаты Победы города Бронницы». Лариса Павловна была в составе рабочей группы и проявила себя с самой лучшей стороны. Особенно весом ее вклад в сбор, обработку и редактирование собранной информации. Высокая работоспособность, внимательность, бесконфликтность Л.П.Зубарьковой, ее умение слушать и слышать людей, терпимость и основательность, всегда шли на пользу делу. Это позволило собрать и подготовить к печати максимально возможный объем информации. Я уверена: бронничане, чьи родственники защищали свою Родину в годину испытаний еще не раз поблагодарят Ларису Павловну за участие в нужном и благородном деле, за создание печатной военной истории нашего города.
В марте 2003 г. председателем Совета ветеранов г.Бронницы был избран Н.А.Ваштай. Для Ларисы Павловны, умеющей добросовестно трудиться в любом коллективе и с любым руководством, начался новый этап деятельности. Но, как и прежде, сбор сведений о вои-нах-бронничанах, подворные опросы и работа в архивах, которые продолжались и требовали немалых усилий от всех членов Совета. И Лариса Павловна всегда выполняла порученное, не считаясь со временем и семейными делами.
К слову, ее дети – Алевтина и Василий стали самостоятельными, уважаемыми людьми. Первая – навсегда связала свою трудовую биография с БЮЗом, а второй – после армейской службы стал трудиться в тогдашнем 21 НИИИ. В начале нового века у моей собеседницы следом за повзрослевшими внуками стали появляться на свет и маленькие правнуки. Но наряду с заботой о них, активная общественная деятельность, полезное общение с людьми всегда были жизненной потребностью моей собеседницы: в молодые, в зрелые годы и даже, когда стала уже почтенной женщиной.
С большой теплотой и уважением рассказывает о ней один из самых авторитетных бронницких руководителей прошлых лет, председатель городского Совета ветеранов (с 2003 по 2013 гг.), почетный гражданин г.Бронницы Н.А.ВАШТАЙ.
– Лариса Павловна занималась общественной работой в городской ветеранской организации почти со времени ее основания. В трудные для всех 90-е годы активно участвовала в решении многих насущных для пенсионеров проблем, особенно связанных с продовольственным обеспечением. А после проявила свои способности в создании книг по увековечению памяти жителей нашего города и сельской округи, воевавших на фронтах с 1941 по 1945 гг. Лариса Павловна четко и достоверно изложила сведения об известных ей бронницких жителях-участниках войны. Если говорить о первой Книге Памяти, то здесь больше всего реляций о воинах-бронничанах составила именно она. Задача эта непростая: информацию мы собирали не один год. Причем, работали не только в Совете ветеранов, но и брали документы на обработку домой. Не считаясь со временем, Лариса Павловна внимательно изучала сведения, особенно о наших воинах, пропавших без вести. И в дальнейшем прилагала немала усилий для организации поисковой работы. Такие, как она, активисты и обеспечили выпуск обеих томов к 60– и 65-летию Великой Победы. До тех пор, пока позволяло здоровье, Лариса Павловна активно участвовала в подготовке и проведении многих общегородских мероприятий нашей ветеранской организации, часто встречалась со школьниками и студентами, продолжала работу по увековечению памяти наших воинов-земляков...
Нынешний год – юбилейный для моей собеседницы. За плечами у почетной бронничанки – трудная и плодотворная жизнь. Уже нет на этом свете мужа Александра Васильевича, да и у нее груз прожитых лет, возрастные недуги все острее дают о себе знать. Стало тяжело ходить на ветеранские собрания и нести прежнюю общественную нагрузку. Но при этом она, как и прежде, много читает, размышляет, излагает пережитое на бумаге... И все так же верна своим духовным ценностям, убеждениям и памяти о нашем общем нелегком прошлом. Сидеть без дела люди, подобные Зубарьковой, просто не умеют. Сейчас Лариса Павловна, несмотря на возраст, входит в рабочую группу по подготовке материалов для издания 3-го тома Книги Памяти «Солдаты Победы города Бронницы». Она очень надеется, сообща с другими активистами, довести это важное для многих горожан дело до конечного печатного варианта. Хочется от души пожелать ей здоровья, исполнения всего намеченного и возможности как можно дольше оставаться в ветеранском строю.
Воспоминания и отзывы записал Валерий ДЕМИН

 

 

Назад