КУЗНЕЦОВСКИЙ ФАРФОР В БРОННИЦКОМ МУЗЕЕ
113
В музее истории г.Бронницы есть изделия из фарфора, выполненные на знаменитой в прежние времена фабрике Кузнецова. Мы хотим познакомить читателей «БН» с несколькими изученными предметами из этой коллекции фарфора и рассказать о том, как появились фарфоровые фабрики в Бронницком уезде и кто такие Кузнецовы.
Основателем знаменитого рода можно считать Якова Васильевича Кузнецова – старообрядца, деревенского кузнеца. Именно он в 1810 г. основал небольшое фаянсовое производство в Гжельской волости в 50 км от Москвы. Район этот известен хорошими глинами и традиционным гончарным промыслом. Поэтому именно там начался бум производства фаянса и фарфора после того, какв 1802 г. крестьянин Павел Куликов, работавший на фарфоровом заводе Отто, нашел хорошее сырье для фарфора и основал свою первую фарфоровую мастерскую. За ним последовали многие другие местные гончары, создававшие производства размеров от мастерской до фабрик. Самые известные среди них были фабрики Тереховых, Киселевых, Новых, Кузнецовых, Акулиных, Храпуновых.
Вернемся к роду Кузнецовых. Через два года дело Якова возглавил его сын – Терентий. Решив расширить отцовское производство, он построил новый завод – в Дулево Владимирской губернии. В 1832 г. производство с сортировочным цехом, складом, живописной мастерской было введено в действие. На этом предприимчивый хозяин не остановился: неподалеку, в с.Коротково, находилось отлично налаженное фарфоровое производство А.Г.Сафонова.
Его живописцы знали особый рецепт приготовления ярких керамических красок и фарфоровой массы, искусно расписывали изделия способом крытья – синим, розовым, желтым, малиновым кобальтом, бархатным, сочным. Для отделки дорогой посуды использовали золото, гравировали агатом. В причудливом орнаменте «читалась» каждая деталь. Т.Кузнецов во что бы то ни стало решил купить этот завод и добился своего. Сначала в 1851 г. арендовал, а позже стал его полноправным владельцем.
Сын Терентия – Сидор, приняв от отца бразды правления, закрыл производство в Коротково, а талантливых мастеров перевел на свой завод в Дулево. До этого, еще 1843 г., он основал фарфорово-фаянсовый завод в Риге, на котором выпускал столовую и чайную посуду, полуфаянсовые изделия. Опытные мастера приехали сюда из Гжели – на окраине Риги, недалеко от Западной Двины, появилась русская деревня. Фарфоровое производство росло, принося немалые доходы.
Своему сыну Матвею Сидор Терентьевич с раннего детства старался привить деловую жилку, воспитывал в нем твердость характера, терпение, упорство в достижении цели. В 1864 г. пришел его час возглавить «кузнецовское дело». В 18 лет Матвей становится единоличным владельцем всех заводов семьи Кузнецовых. Правда, официально он находился под опекой мужей своих сестер до совершеннолетия – 21 года, что не помешало ему в 19 обзавестись собственной семьей. Год от года она росла: наследников у Матвея Кузнецова было восемь – семеро сыновей и дочь.
С приходом в дело М.С.Кузнецова фамилия получила истинно всероссийское и всенародное признание. Он поставил себе цель – создать монополию всех частных фарфоровых заводов России – и всю жизнь шел к ней. В Тверской губернии, в селе Кузнецово (ныне Конаково), находился завод, принадлежащий А.Я.Ауэрбаху, – это был один из лучших в стране. Здесь создавались уникальной красоты вещи – особенно столовые приборы, отделанные гирляндами цветов и листьев. В 1870 г. Матвей Кузнецов покупает завод Ауэрбаха, проводит там реконструкцию, техническое переустройство, устанавливает три паровых котла, паровые машины, почти вдвое увеличивает число рабочих. Имея такую производственную базу и мастеров высочайшего класса, завод выпускал майолику, фарфор, фаянс, полуфаянс высшего качества, неизменно получая награды на выставках и заказы от частных лиц.
В 1889 г. было учреждено «Товарищество производства фарфоровых и фаянсовых изделий М.С. Кузнецова» с правлением в Москве. Но его хозяин не собирался «почивать на лаврах»: не давал покоя знаменитый завод Гарднера – лучшее фарфоровое предприятие России. В конце XIX века оно вдруг начало испытывать финансовые трудности. Ходили слухи, что разориться предприятию «помог» Кузнецов. Другого объяснения тому, что завод с мировой славой, не знавший кризисов, неожиданно оказался в столь плачевном положении, многие не находили. Так или иначе, в апреле 1892 г. Матвей Кузнецов заключил торговую сделку с последней владелицей завода, Елизаветой Гарднер, на 238 тысяч рублей и 300 десятин земли. Отдельно за 5 тысяч были куплены все фабричные модели, формы, рисунки, образцы. Отныне слава Гарднера принадлежала Кузнецову, ставшему все-таки монополистом частного фарфора!
Ежегодно заводы «Товарищества М.С.Кузнецова» выпускали продукцию более чем на 7 тысяч рублей – две трети всего производства отрасли в России. Славились не только отменный кузнецовский фарфор, фаянс, опаловая столовая и чайная посуда, но и терракотовые фигурки, вазы, великолепные изразцы для печей, расписанные со строгим соблюдением стиля древнерусских рисунков. М.С.Кузнецов имел 15 постоянных торговых центров в Петербурге, Москве, Одессе, Харькове, Варшаве; торговал на двенадцати российских ярмарках, а также в Персии, Турции и на Балканах.
Так называемый «восточный товар» выпускался бывшим гарднеровским и гжельским заводами. На восточном рынке продавался обычный для России ассортимент посуды – чайники, чашки с декором, сделанным по мотивам восточных орнаментов, а также предметы восточного происхождения – пиалы, блюда для плова, кальяны и многое другое. «Кашгарская печать», освоенная на заводах «Товарищества М.С.Кузнецова», вытеснила с рынков Персии, Афганистана, Монголии и других азиатских стран фарфор из Германии, Франции, Англии.
В общей сложности Кузнецовы владели 18-ю предприятиями, из них на территории России находились -14. Двоюродный брат Матвея Сидоровича – Иван Емельянович – основал в 1880 г. 3 завода: Волховский, Грузинский и Бронницкий. Село Бронница, где он находился, расположено в 25 км от Великого Новгорода. Когда производство там разорилось, его продали Кузнецову. Со сменой хозяина завод получил новую жизнь. Вместо деревянных зданий были построены каменные, установлены электрические точильные машины. На строительстве завода Иван Кузнецов использовал труд крестьян окрестных деревень. В одиннадцати двухэтажных деревянных зданиях разместились живописное отделение, амбары для посуды, контора, квартиры для служащих. Название Новая Мельница ушло, поселение стало называться Кузнецовским, а фабрика – Бронницкой. Когда в 1893 г. было запущено производство, на фабрику прибыли московские мастера по изготовлению фарфора.
В 1913 г. было зарегистрировано «Товарищество Ивана Кузнецова», куда вошли все его новгородские заводы. Пайщиками стали жена, четыре сына, три дочери. Это позволило увеличить основной капитал товарищества с трех до четырех миллионов рублей. Товариществу принадлежали дома, торговые помещения и склады в Санкт-Петербурге, Москве, Риге, Харькове и других городах, а также на ярмарках – Вологодской, Ярославской, Нижегородской, Омской, Тюменской, Уфимской и др. Февральская революция 1917 г. подтолкнула рабочих к открытым выступлениям против хозяина. На всех заводах Кузнецова были созданы комитеты и советы старост из рабочих. Обратившись со своими требованиями к хозяину и не получив от него положительного ответа, рабочие Бронницкой фабрики до ночи не выпускали его с предприятия. После этого И.Кузнецов здесь не появлялся. 29 июля представитель администрации Карпов пытался вывезти деньги фабричной кассы, но был задержан рабочими, и деньги возвращены на фабрику. 1 сентября 1917 г. Кузнецов остановил работу предприятия.
С установлением советской власти 19 марта 1918 г. Новгородский совнархоз принял постановление о передаче предприятий товарищества И.Кузнецова фабрично-заводскому управлению. К тому времени фабрика пребывала в тяжелейшем положении. Отсутствовали запасы сырья, топлива, оборудование в неработоспособном состоянии. Не было средств на восстановление и на зарплату.
5 ноября 1922 г. рабочие Бронницкой фабрики на общем собрании решили ходатайствовать о ее переименовании в «Пролетарий». Ходатайство было удовлетворено, однако в статотчетах предприятие еще долго числилось как Бронницкая фарфоро-фаянсовая фабрика. В период 1930-1940 гг. завод «Пролетарий» стал уверенно наращивать мощности, постоянно обновлялись формы и роспись выпускаемых изделий. Продукция завода получила признание во многих городах страны. В годы войны завод был эвакуирован в Красноярск. Немногочисленные оставшиеся рабочие производили печки для фронта и готовили гипс для госпиталей. После освобождения Новгорода, фабрика начала восстанавливаться и набирать мощности. К январю 1945 г. выпускалось 90 тысяч фарфоровых изделий.
В постсоветский период «Пролетарскому фарфору» стало трудно «выруливать» на крутых ухабах рыночной экономики. Прилавки российских магазинов заполнились относительно недорогой посудой китайского и польского производства. А завод пытался выживать, несмотря на постоянное повышение цен на сырье, энергоносители, рост налогов. Государство не оказывало поддержки, отпустив фарфоровые предприятия в свободное плавание. И в конце 2008 г. завод «Пролетарский фарфор» прекратил выпуск продукции. В 2009 г. завод был повторно объявлен банкротом. В 2010 г. он работал под названием ООО «Новгородская фарфоровая мануфактура». В 2011 г. при последнем хозяине – «Группы компаний ООО ИИС-Посуда» – с предприятия было вывезено все оборудование – оно окончательно прекратило свое существование.
Своеобразным памятником роду Кузнецовых стала Старообрядческая церковь Георгия Победоносца, построенная в Новохаритоново в течение 1910-1913 гг. Строительство старообрядческих храмов стало возможно лишь после 1905 года, когда было принято постановление о свободе вероисповедания. Георгиевский храм с керамическим алтарем был построен к столетию победы над Наполеоном на средства Кузнецовых, главное попечение оказывалось Иваном Емельяновичем Кузнецовым.
Кузнецовы также наладили выпуск фаянсово-эмалевых иконостасов, киотов и подсвечников, расписанных разноцветными майоликовыми и эмалиевыми красками и золотом, отличавшихся большой прочностью, красотой и изяществом, которые приобретались как для зарубежных православных храмов, так и для Казани, Одессы, Саратова, Царицына, Тамбова, Новочеркасска, казачьих станиц Кубани (1902–1912).
Наш музей истории, к сожалению, не располагает большой коллекцией кузнецовского фарфора, однако среди немногочисленных экспонатов есть очень интересные. Например, фарфоровое блюдо прямоугольной формы с цветочным орнаментом. Это блюдо принадлежало жене известного бронницкого медика С.Н.Африканова – Анне Александровне Араповой и было подарено музею их сыном. Кувшин грушевидной формы принадлежал дочери Федора Ивановича Шпигеля – Евгении. Нам его подарила А.В.Антонович. А чайную пару из фарфора бежевого цвета с волнообразными гранями музей получил в дар от правнука знаменитого предпринимателя – Бориса Александровича Кузнецова. На обратной стороне этих прекрасных изделий присутствует марка синяя надглазурная штампом в виде восьмиконечной звезды и надпись «И.Е.Кузнецов на Волхове».
А еще Б.А.Кузнецов передал музею свой замечательный труд – книгу «Иван Емельянович Кузнецов. Новгородский король российского фарфора. История семьи и фабрик», которая и легла в основу этой работы. К сожалению, в ее рамках невозможно рассказать подробно о многих интересных фактах, касающихся истории рода Кузнецовых и замечательной красоты изделий, созданных на их предприятиях.
 
Нина ФИРСТОВА, научный сотрудник Музея истории г.Бронницы
Назад