“ЗВЕЗДА” НАДЕЖДЫ (продолжение)
301
Не зная своего прошлого, можешь не иметь и будущего – таков смысл известной мудрости. Его хорошо понимают Сергей СЕРДЮК и Павел ХОМЯКОВ – 27летние парни из бронницкого поискового отряда “Звезда”. Вот уже восьмой год они выезжают вместе с экспедициями на места забытых сражений Великой Отечественной войны. Участие в раскопках, архивных изысканиях, установлении имен и захоронении останков павших воинов – давнее и, похоже, уже привычное для них занятие. Оно не просто увлекает поездками и впечатлениями, а заставляет взглянуть на героическое прошлое страны с иной точки зрения, помогает понять, какой чудовищно страшной и бесчеловечной была та война, сколько их ровесников навсегда остались на полях сражений
Они рассказывают о своем, уже немалом поисковом стаже, объясняют специфику этого дела, показывают снимки с заржавевшим оружием, с остатками солдатской амуниции, с пробитыми пулями черепами и костями… За плечами у Сергея уже 25 экспедиций, Павел в этом немного уступает. У других ребят, таких, как отрядный доктор Владимир Гусев, Алексей Безруков и Денис Грибакин стаж поменьше. Есть и те, кто только начал счет поездкам… Места, куда они чаще всего ездят, уже достаточно изучены по архивам Минобороны. Любанская экспедиция в 2009-м отметила 20-летие. Впрочем, побывали бронницкие ребята и в других регионах – в Тверской, Новгородской, Мурманской, Московской областях, ездили в Карелию и даже в Крым – в знаменитые героизмом своих защитников каменоломни Аджимушкая.
Особо памятные экспедиции – мурманские. Там все впечатляет: суровые красоты Заполярья, малоизученность районов сражений, сами находки. Местность, где проходили бои, почти не тронута “черными копателями”. Нынче их стало меньше, а в 90-е мародеры буквально облепили все районы, где в грозовые 40е проходили сражения. Выкапывали сохранившиеся воинские награды, пользующиеся спросом у коллекционеров и зарубежных туристов. Искали (да и по сей день ищут) уцелевшее оружие: винтовки, автоматы, пистолеты. Они попадаются сильно заржавевшими И,хоть для стрельбы уже совсем непригодны, легальные поисковики все “стволы” обязательно сдают под расписку местной милиции.
Есть в местах боев и вполне реальная опасность, поджидающая искателей боевых трофеев, любителей “покопать железо”, – это неразорвавшиеся с той далекой поры боеприпасы: снаряды, мины, гранаты, бомбы… В “Звезде” относятся к таким находкам очень осторожно и осмотрительно. Ребята знают самые взрывоопасные из них – и наши, и германские… К тому же, у любой поисковой экспедиции налажена тесная взаимосвязь с саперами. К примеру, под Мурманском встречались целые минные поля, не тронутые с войны… И, слава богу, ни одного подрыва за прошедшее двадцатилетие лет в “Любани” не было. Все найденные боеприпасы благополучно обезврежены, давно стали просто муляжами и заняли свое место на музейных стендах. Хотя, к слову сказать, у самодеятельных копателей такие ЧП с гибелью и тяжелыми ранениями, судя по сообщениям в СМИ, случаются часто.
Безусловно, самая большая удача для следопытов в ходе раскопок – это находки воинских орденов и медалей. Иные из них облегчают поиск. К примеру, боевые награды СССР – медали “За отвагу”, “За боевые заслуги” и ряд других, – номерные. Все сделаны с добавками цветных металлов и неплохо сохраняются даже во влажной, болотистой земле. По ним можно довольно легко установить личности тех, кому эти награды принадлежали. Правда, такие чтото “рассказывающие” о своих владельцах вещи попадаются на раскопках довольно редко. А боевые ордена они находили только у сбитых летчиков…
Бывает, заметно облегчают послевоенную идентификацию останков найденные в окопах солдатские котелки, ремни, пряжки и ложки, ножи с нацарапанными надписями фамилий и имен. Просто инициалы, конечно, мало что дают, а вот, если полная фамилия – другое дело… Посвоему ценятся поисковиками и личные солдатские медальоны: особенно немецкие. Они (в отличие от красноармейских, эбонитовых, с бумажной начинкой) были металлическими и удобно ломались пополам. На каждой половинке – личный идентификационный номер. Одна оставалась у убитого, другую забирала похоронная команда и отправляла в часть с донесением о смерти солдата. Будь такие медальоны у советских воинов – они облегчили бы послевоенный розыск пропавших без вести. Ведь по сохранившемуся на металле номеру проще найти в военных архивах сведения о солдате. Многие же из найденных ребятами на местах боев красноармейских “смертников” (так называли капсулы на фронте) оказывались пустыми. Не придавая им особой значимости, наши бойцы при дефиците бумаги попросту изводили вкладыши на самокрутки… В итоге, если погибшего после боя невозможно было опознать, а в капсуле пусто, он зачастую пополнял ряды пропавших без вести… Причем медальоны, как объяснили мои собеседники, держали в обиходе только до 1942-го, потом заменили красноармейскими книжками. А это уже совсем не защищенная от времени и сырости бумага… Поэтому сейчас опознаются не более 1–2 наших солдат из ста найденных…
Но, как бы то ни было, поисковики не опускают руки. И каждой весной едут на места давних боев. Не за экспонатами для выставок и городского музея (находок уже хватает), не за благодарностями и дипломами от местных властей и общественных организаций (у “Звезды” их тоже немало). Гораздо сильнее согревают ребят простые, теплые слова людей, которым помогли найти родных и близких. Для них известие о том, что сгинувший на фронте брат, муж, отец, дед, прадед, геройски пал в бою и будет похоронен со всеми почестями, – это долгожданный итог после многолетней неизвестности и безысходных поисков. Когда рядом с безымянными братскими могилами появляются именные воинские захоронения – это самый важный результат деятельности поисковиков. Ныне для россиян, потерявших родных-фронтовиков, (а их по данным Совета ветеранов немало и в нашем городе) усилия энтузиастовследопытов – последняя возможность найти следы дорогого человека, побывать у его могилы…
 
Сергей и Павел с гордостью называют имена красноармейцев, опознанных ими после раскопок и кропотливой бумажной работы в архивах, после переписки с их родственниками из разных концов страны, общения с коллегами из других отрядов… Среди тех, кого они вернули из долгого забвения, – ранее числящиеся пропавшими без вести офицеры и рядовые пехотинцы, артиллеристы, летчики (есть среди них и жители наших мест). Добавлю, что выезды и раскопки на местах падения боевых самолетов (в том числе и в наших краях) – это особая страница в деятельности отряда, заслуживающая отдельного подробного рассказа.
А еще, слушая ребят, подумалось: здорово, что есть в Бронницах такие увлеченные люди. Ктото из молодых проводит свой досуг совсем иначе – пьет водку и пиво в подворотнях, мусорит в общественных местах, бьет фонари над Кожурновкой… А они даже трудовой отпуск используют не для отдыха и развлечений, а для продолжения раскопок и архивной работы. Иной обыватель удивится: какой резон ехать в чужие края за чужими останками да вдобавок часто за свои деньги?! Наверное, нет смысла доказывать такому свою жизненную правоту – не поймет. А те, кто понимают, ценят, наверняка, за то, чтобы эти парни продолжали свое дело. Пусть же те, кто ищет давно забытое прошлое страны, обязательно чтото находят. Пусть над огромным островом пропавших на войне безымянных солдат вместе с другими светит и наша бронницкая “Звезда”. “Звезда” Памяти и Надежды.
Валерий ДЕМИН
Назад